Урановая лихорадка

Потребление урана в ближайшие десятилетия будет быстро расти. Чтобы обеспечить долгосрочные потребности АЭС, горнорудные компании активно борются за контроль над запасами сырья

Урановая лихорадка

Начало 2010 года ознаменовалось громкими событиями в урановой отрасли. Китайская компания CNNC, специализирующаяся на атомной энергетике, в конце января объявила о покупке 37-процентной доли в проекте разработки урановой руды в Нигере. А спустя неделю она сообщила о приобретении канадской компании Khan Resources, разрабатывающей урановые месторождения в Монголии (обойдя, таким образом, российскую «Атомредметзолото»). В Нигере начала крупный проект французская Areva (в добычу урановой руды будет вложено 1,5 млрд долларов).

В канадской провинции Саскачеван в следующем году начнется добыча урана на месторождении Сигар-Лейк, которое совместно разрабатывают французская Areva и канадская Cameco. Это месторождение станет одним из восьми проектов по добыче урана, в рамках которых ядерное сырье начнет поставляться на рынок в течение ближайших 12 месяцев. Разведка новых урановых месторождений сегодня активно ведется по всему миру: горнорудные компании отправляют партии геологов в поисках новых урановых месторождений в Армению и Намибию, в Малави и Аргентину.

Изменилась и география мировой добычи урана. Так, по результатам 2009 года, Казахстан обошел Австралию и Канаду, превратившись в крупнейшего поставщика урана в мире. В прошлом году в этой стране добыли 14 тыс. тонн урана, или 20% мирового потребления. А Намибия по добыче обошла Россию, оттеснив ее с пятого места на шестое. Резкий рост добычи в ряде стран — реакция на растущий интерес к ядерной энергетике. «Урановая отрасль сегодня напоминает Клондайк в эпоху золотой лихорадки. Возросшие цены на уран сделали привлекательными инвестиции в его добычу», — заявил на прошедшей в конце января в Лондоне конференции, посвященной перспективам отрасли, Крис Хефтон, директор горнодобывающего направления компании Vane Minerals. После нескольких десятилетий забвения ядерная энергетика вновь оказалась востребованной. Сегодня в мире строится 53 атомных реактора (действует 439). Плюс к тому 136 реакторов находится в стадии проектирования, а предложены к строительству еще 299. Урана требуется все больше.

Уран подорожал

«В течение трех десятилетий уран был дешев, он стоил 10 долларов за фунт (1 фунт = 453,6 грамма. — “Эксперт”), потому что ядерная энергетика не считалась особо привлекательной после аварий в Три-Майл-Айленд и Чернобыле. Но сегодня экологические опасения изменились, общество теперь больше боится не ядерных аварий, а глобального изменения климата. Переход к экономике, потребляющей меньше углеводородов, вернул интерес к урану. В результате за два года уран подорожал до 137 долларов за фунт на пике цен в 2008 году», — рассказал «Эксперту» Джо Келли, директор по рынкам ядерного топлива компании Icap Energy.

К настоящему времени цены снизились до 45 долларов за фунт необогащенного урана, но и при такой стоимости многие новые проекты оказываются экономически эффективными. «В ближайшие годы цены на уран будут расти. Но не спекулятивно, как в позапрошлом году, а по фундаментальным причинам. Можно ожидать, что фунт урана уже через несколько лет будет стоить 60—70 долларов», — сказал «Эксперту» Айван Ли, аналитик по сырьевым рынкам банка Nomura.

Рост добычи урана оказывается очень своевременным, поскольку важные источники сырья для атомной энергетики скоро будут исчерпаны. США и Россия сегодня поставляют около пятой части всего потребляемого на АЭС урана — из утилизированных боеголовок. США в прошлом году поставили на рынок 1,15 тыс. тонн урана из бывших боеголовок, а Россия — целых 9 тыс. тонн. «Существует опасение, что, когда эти запасы времен холодной войны закончатся, предложение не сможет покрыть спрос», — полагает Джо Келли. Министерство энергетики США даже обязалось не продавать на рынке слишком много урана из военных запасов, чтобы не обрушить цены. Ведь это может приостановить многие проекты добычи урана.

Ренессанс «мирного атома»

Из 53 строящихся сегодня в мире АЭС 20 находится в Китае. «Сегодня мы забываем, что в 1970-х во Франции строилось пять реакторов в год. В Китае сейчас ситуация повторяется, но в соответствующем размеру страны и потребностям экономики масштабе», — заявил Стивен Кидд, директор по стратегии и исследованиям Всемирной ядерной ассоциации (WNU).

По результатам 2009 года Казахстан обошел Австралию и Канаду

Китай действительно оказался в авангарде отрасли. Сегодня в КНР действует 11 реакторов, 20 строится и 33 проектируется. Еще 90 проектов находится на стадии начального рассмотрения. Если все эти планы будут реализованы, то мощности АЭС в Китае превысят мощности Франции или Японии в три раза.

Китайский спрос скажется на рынке ядерного топлива уже очень скоро. Ведь если в 2008 году на КНР приходилось всего 2% потребления урана в мире, то уже в 2013 году эта доля вырастет до 8% (в абсолютных цифрах рост выглядит не менее впечатляющим — с 1,6 тыс. до 6,4 тыс. тонн). А к середине XXI века Китай может стать крупнейшим потребителем урана в мире.

Впрочем, новые АЭС будут строиться не только в Китае. В декабре 2009 года британское правительство одобрило план строительства десяти новых АЭС взамен старых, которые выработают свой ресурс в ближайшее десятилетие. Например, в Соединенных Штатах в 2009 году правительство предоставило кредитные гарантии для строительства новых АЭС (первых за последние 30 лет). ОАЭ с их богатыми запасами нефти в январе 2010 года объявили о строительстве четырех ядерных реакторов. В 2008 году был отменен действовавший последние 34 года запрет на поставки урана в Индию, которая тоже быстро развивает атомную энергетику. Новые АЭС строятся или будут строиться в самых разных странах — Белоруссии, Вьетнаме, Египте, Казахстане. В России сегодня строится девять ядерных реакторов и еще семь проектируется. По состоянию на 2008 год мировые мощности АЭС составляли 363 ГВт, но уже в 2020 году они должны вырасти до 560 ГВт. Прирост на 54% за 12 лет, или на 3,7% ежегодно.

«Мы с оптимизмом смотрим на будущее ядерной энергетики, поскольку она станет критически важной частью генерирующих мощностей уже в ближайшее время. Интерес к ядерной энергетике будет расти из-за желания ограничить выбросы парниковых газов, а также из-за волатильности цен на нефть и газ и из соображений энергобезопасности. Это серьезный отход от прежнего мышления. Ранее ядерную энергетику рассматривали как источник опасности, а сегодня — как источник дешевой энергии, независимый от поставок нефти из нестабильных регионов или от газа, поставляемого транзитом через проблемные страны», — рассказал «Эксперту» Джим Леннон, экономист австралийского банка Macquarie.

Текущая стоимость производства электроэнергии (без учета затрат на строительство) на АЭС не только ниже, чем на тепловых станциях, но и достаточно стабильна. Например, если стоимость производства 1 кВт∙ч электроэнергии на АЭС составляет 2 цента США, то для природного газа она варьирует от 3 до 14 центов. Сопоставимо дешевый для производства электроэнергии уголь экологически более опасен. Даже с учетом строительства электростанций и стоимости утилизации ядерных отходов «мирный атом» оказывается экономически и экологически выгодным. Свою роль играет и постоянное совершенствование технологии. «Используемые в современных реакторах технологии требуют меньших физических объемов урана, чем раньше», — говорит Айван Ли из Nomura.

«Хотя в отрасли ощущается лихорадка, уран — это скорее долгосрочная индустрия, где следует рассчитывать на очень долгосрочные инвестиции, на десятилетия, чтобы переживать краткосрочные взлеты и падение цен», — сказал «Эксперту» Марино Питерсе, редактор специализированного издания Uraniumletter International.

Но самым большим риском остается возможность новой ядерной аварии. «Стандарты безопасности в ядерной отрасли значительно повысились в последние десятилетия, а технологии стали куда более безопасными. Но одна серьезная авария — на АЭС или при захоронении ядерных отходов — может вызвать переоценку перспектив отрасли, — считает Джим Леннон из Macquarie. — Другим таким фактором может стать повышение риска распространения атомного оружия вследствие распространения ядерных технологий на большое число стран».

Лондон