Великая шашечная доска

Китай и США опытным путем определяют новые правила игры и зоны влияния. Столкновения здесь неизбежны

Великая шашечная доска

Отношения между Китаем и США заметно обострились. Пекин очень негативно воспринял решение Вашингтона поставить на Тайвань вооружений на 6,4 млрд долларов. В МИД КНР был вызван американский посол Джон Хантсмен, а китайские власти впервые объявили о возможности введения санкций в отношении американских компаний — участниц сделки. КНР также заморозила военное сотрудничество с США.

Конфликт развивается на фоне общего охлаждения китайско-американских отношений. В последние месяцы Китай и США уже несколько раз конфликтовали по разным вопросам. Достаточно вспомнить разногласия в ходе саммита по проблеме глобального потепления в Копенгагене, не слишком удачный визит Барака Обамы в Китай и скандал вокруг компании Google. В конце января госсекретарь США Хиллари Клинтон раскритиковала Китай за слишком «мягкую политику в отношении Ирана», а на прошлой неделе Белый дом объявил о грядущей встрече Барака Обамы и Далай-ламы, на что Пекин ответил очередным гневным заявлением. Всего за несколько дней Вашингтон умудрился наступить на обе «любимые мозоли» Китая и ясно дал понять, что готов активно искать новые болевые точки — в США заговорили о возможности включения Китая в список стран, манипулирующих курсом национальной валюты.

Все эти вопросы уже не раз вызывали проблемы в двусторонних отношениях Китая и США — ничего нового здесь нет. Но на сей раз и мини-столкновений слишком много, и реакция КНР выглядит жестче, чем обычно. «Это качественно новый ответ на действия США», — заявил «Эксперту» автор бестселлера «Политика эпохи Ху Цзиньтао» гонконгский эксперт по Китаю Вилли Лэм.

«Китай хочет, чтобы с ним считались всерьез, как это и подобает будущей сверхдержаве, и начал расставлять флажки, за которые другим заступать нельзя», — говорит г-н Лэм. С расширением географии и тематики китайских амбиций число мелких столкновений между Пекином и Вашингтоном будет возрастать. Для КНР, так же как когда-то для США, все международные дела постепенно становятся внутренними.

Дела минувших дней

Проект закупки вооружений был впервые согласован Тайванем и США еще в 2001 году, когда и в Штатах, и на Тайване, и даже в Китае у власти были совсем другие политики. О поставках на остров договаривалась администрация Джорджа Буша-младшего, закончившего, как известно, свое правление с одним из самых низких рейтингов среди всех американских президентов, с администрацией тайваньского президента Чэнь Шуйбяня, который в настоящий момент находится в тюрьме по обвинению в коррупции.

Не удивительно, что при таких «родителях» проект продвигался крайне тяжело и фактически стал заложником политической борьбы на Тайване. Представители оппозиционной партии Гоминьдан (при этом имевшей большинство в местном парламенте) утверждали, что Тайвань переплачивает за вооружения и вообще покупает не то, что нужно. Но два года назад власть на острове сменилась, закупкам был дан зеленый свет. Сумма контракта, правда, была уменьшена почти вдвое — за счет сокращения ряда наименований.

Тайваньские вооруженные силы должны получить 114 зенитно-ракетных комплексов Patriot PAC-3, 60 вертолетов Black Hawk UH-60M, дюжину противолодочных ракет Harpoon Block II, два минно-поисковых корабля класса Osprey и командную систему Po Sheng, изготовленную специально для нужд тайваньской армии. Президент Тайваня Ма Инцзю приветствовал это решение, подчеркнув, что повышение обороноспособности острова послужит поддержанию мира в регионе.

В Пентагоне также рассматривают возможность поставок на Тайвань партии истребителей F-16 и обещают принять решение до конца марта. Последний раз американцы поставили F-16 на Тайвань в 1992 году, и тогда это привело к серьезному ухудшению отношений между Китаем и США.

Ничего страшного?

В США пока стараются не придавать китайской реакции большого значения. «Думаю, что ничего страшного не происходит. Китайцы и раньше прекращали военный диалог с США после того, как мы продавали оружие Тайваню. Они знают, что этот диалог нужен больше нам, чем им», — пояснил «Эксперту» Адам Сигал, старший исследователь американского Совета по международным отношениям. По его словам, в Пекине заранее знали о сделке — об этом Ху Цзиньтао сообщил Барак Обама во время визита в Китай в ноябре прошлого года.

Сигал признает, что ближайшие несколько месяцев могут быть непростыми для американо-китайских отношений, но затем, по его мнению, все успокоится. «Китай и США слишком зависят друг от друга, чтобы по-настоящему и надолго испортить отношения», — утверждает он. Подобной точки зрения придерживаются и официальные лица в Вашингтоне. «Пока реакция Китая находится в привычных рамках», — заявил на прошлой неделе один из высокопоставленных сотрудников Госдепа США Дэвид Шер, выступая на слушаниях в Конгрессе. Многие американцы уверены, что в Китае не рискнут применить санкции к их компаниям — авиационная отрасль КНР во многом зависит от американских технологий. В США также предупреждают, что любые санкции в отношении американцев пропорционально будут «возвращены» китайским компаниям, работающим в Америке.

Но не все разделяют этот оптимизм. «Руководство КНР полагает, что пришло время занять жесткую и бескомпромиссную позицию, что только она будет отражать изменившийся баланс сил в мире, увеличение роли Китая и снижение влияния США. КНР обязательно применит санкции, даже если это будет идти вразрез с текущими интересами», — полагает Вилли Лэм.

Не сбавляя оборотов

Пока никаких признаков того, что в обозримом будущем ситуация улучшится, нет. Напротив, полемика становится более острой и обширной, затрагивая все новые темы. Так, заместитель главы демократического большинства в Сенате Дик Дёрбин обратился к крупнейшим американским компаниям, работающим в Китае, и потребовал отчета о том, каким образом они поддерживают права человека в этой стране.

Понятно, что негативная реакция Пекина не помешает ни утверждению военной сделки с Тайванем в Конгрессе США, ни будущей встрече Барака Обамы с Далай-ламой. Американский президент уже один раз откладывал ее перед своим ноябрьским визитом в Китай и во второй раз сделать это, тем более под прямым давлением из Пекина, для него просто невозможно. Сам Барак Обама также пообещал «не снижать давление на Китай» по вопросу несправедливого, по мнению американцев, курса китайской валюты по отношению к доллару.

Наконец, не становятся ближе позиции Китая и США по ключевому вопросу — иранскому. «Требования применить санкции в настоящее время лишь мешают поиску дипломатического решения», — заявил в конце прошлой недели официальный представитель МИД КНР Ян Цзечи. Китай активно сотрудничает с Ираном в энергетической сфере, эти отношения уже стали важной частью программы энергобезопасности КНР, поэтому Китай будет всячески противиться введению санкций, которые могли бы ухудшить положение китайских компаний в Иране. При столь жесткой позиции КНР о возможности скорого введения международных санкций в отношении Тегерана теперь придется забыть. А ведь иранское направление для администрации Обамы, пожалуй, сегодня является основным. Все это ведет к очевидному недовольству и раздражению Вашингтона, а значит, нас ждут новые громкие заявления и обвинения.

Отношения между США и Китаем постепенно превращаются из ключевого фактора мировой стабильности в один из главных рисков международной безопасности. Во всяком случае, влиятельное аналитическое агентство Eurasia Group поставило отношения между Пекином и Вашингтоном на первое место среди всех рисков 2010 года. Даже выше угрозы со стороны Ирана. Похоже, в США только сейчас начинают осознавать наступление новой «китайской реальности». По данным последнего социологического опроса центра Pew-CFR, 44% американцев считают Китай «ведущей мировой экономической державой», о собственной стране так думают лишь 27% респондентов.

«В 2008 году мы были свидетелями последних президентских выборов в США, на которых большинство избирателей не знало или не интересовалось позицией кандидатов в отношении КНР. Перелом начинается в этом году», — уверен президент Eurasia Group Ян Бреммер. США необходимо искать новый подход к отношениям с Китаем. Концепция «большой двойки» с Китаем в роли младшего партнера, предложенная Збигневом Бжезинским (автором одной из главных геополитических книг 1990-х, «Великая шахматная доска»), очевидно, не работает.

Даже в Америке эту модель уже называют миражом. Китай играет просто, быстро, эффективно и по своим правилам. Одну и ту же доску можно использовать для разных игр.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?