Банкинг без волынки

Отсутствие возможности привлечения внешних займов казахстанскими банками чревато длительным снижением кредитования экономики

Банкинг без волынки

В 1994 году «ABN AMRO Банк Казахстан» стал первым банком c иностранным участием, получившим лицензию на осуществление деятельности в Казахстане. Момент его прихода в Казахстан совпал с началом освоения казахстанских недр крупными иностранными компаниями. Можно сказать, что банк шел вслед за своими клиентами. В течение долгих лет ABN AMRO расширял свою базу корпоративных клиентов. Позже банк начал развивать и розничный бизнес. В 2008 году в результате глобальной сделки ABN AMRO был поглощен консорциумом, во главе которого находился The Royal Bank of Scotland (RBS). Так, АО ДБ «RBS (Kazakhstan)» стал правопреемником АО ДАБ «ABN AMRO Банк Казахстан». «Эксперт Казахстан» встретился с председателем правления АО ДБ «RBS (Kazakhstan)» господином Руди Гердинк, чтобы лучше понять позицию банка на рынке Казахстана и узнать о планах на будущее.

— Г-н Гердинк, в прошлом году RBS стал правопреемником «ABN AMRO Банк Казахстан». Весной 2009 года появилась информация о том, что RBS планирует продажу «дочки» в Казахстане. Эти планы еще остаются в силе?

— В феврале 2009 года RBS Group объявила о результатах стратегического анализа, итогом которого стало решение уйти с некоторых рынков, это касается как отдельных продуктов, так и географического месторасположения офисов банка. В самом начале планировалось подобрать альтернативного собственника и для дочернего банка в Казахстане. Но после повторного анализа результатов работы RBS в Казахстане было принято решение о том, что корпоративный бизнес в Казахстане соответствует критериям, установленным головным офисом для профильных подразделений, которые остаются в глобальной сети. В итоге наш дочерний банк больше не подлежит продаже. Однако в то же время было принято решение приостановить развитие нашего розничного бизнеса. А это значит, что, скорее всего, он будет продан новому владельцу.

— Кому и когда?

— Мы ищем покупателя — финансовую компанию или банк, которая/который будет соответствовать нашим критериям. Мы гордимся нашим розничным бизнесом, высоким уровнем качества розничных продуктов и услуг и именно поэтому очень тщательно подходим к поиску потенциального покупателя. Не исключено, что новый банк будет совершенно новой организацией. Кроме того, необходимо отметить, что процесс продажи не имеет никаких установленных сроков. А пока банк продолжает кредитование и обслуживание своих розничных клиентов.

— Как я понимаю, именно хороший корпоративный бизнес стал основной причиной того, что RBS не стал закрывать свою «дочку» в Казахстане. Не могли бы вы подробнее рассказать об этом сегменте, о своих клиентах?

— Развитие корпоративного бизнеса в Казахстане инициировал еще предшественник RBS — «ABN AMRO Банк Казахстан». Этот сегмент развивается нами уже на протяжении пятнадцати лет и, вы правы, действительно очень успешен. Как на местном уровне, так и в глобальном масштабе у нас имеется большой потенциал в различных отраслях — в нефтегазовом секторе, в металлургии, в транспортной сфере, в сфере горной промышленности, в финансовом секторе и так далее. Наша корпоративная база в Казахстане состоит из очень важных клиентов, и именно в этом разрезе мы можем успешно использовать свой потенциал. Именно это является причиной того, почему RBS (Kazakhstan) рассматривается как важное звено в рамках группы RBS. Несмотря на основной акцент на рынок Великобритании, RBS Group остается международным банком, и для него важно сохранить свои позиции на перспективных рынках за пределами Великобритании. Казахстан как раз таковым и является. На основании всех этих факторов было решено сохранить казахстанский дочерний банк как часть профильного подразделения глобального бизнеса.

— Какова стратегия RBS в Казахстане? Изменилась ли она, если сравнивать с предшественником, то есть ABN AMRO?

— Наш банк специализируется на финансировании и управлении рисками для крупных корпоративных клиентов и финансовых организаций, которым мы предоставляем полный пакет услуг, а также пакет корпоративных и инвестиционных продуктов. Изменения касаются, как я уже говорил, только розничного бизнеса. RBS Group пересмотрела свою стратегию в данном сегменте. Желая остаться на некоторых других рынках со своим розничным бизнесом, RBS, тем не менее, принял решение, что Казахстан в этом плане не соответствует стратегии и требованиям группы.

— А почему же розничный бизнес в Казахстане не соответствует стратегии RBS?

— Розничный бизнес «RBS (Kazakhstan)» является очень успешным бизнесом высокой пробы в разрезе любых стандартов и критериев. Однако в результате общего стратегического анализа деятельности группы RBS был вынужден принять несколько жестких решений. Одним из них стало решение уйти из сферы розничного бизнеса за пределами Великобритании, Ирландии и США.

— Если продолжить тему о перспективах развития бизнеса в Казахстане, какие цели ставит RBS Group перед местным дочерним банком?

— Несмотря на бурные события в финансовой сфере всего мира, наш банк в Казахстане продолжает крепко стоять на ногах и демонстрирует успешные показатели. А с улучшением финансовой ситуации, ожидаемым начиная с 2010 года, мы видим в Казахстане многообещающие перспективы. Финансовый сектор сможет нам помочь в этом отношении, и, учитывая все вышеперечисленные возможности RBS в составе группы, я думаю, что у нас все получится.

Ликвидный буфер

— За десять месяцев 2009 года RBS показал отрицательный рост объема активов и депозитов. Чем это можно объяснить?

— За 2008 и 2009 годы в АО ДБ «RBS (Kazakhstan)» накопилось очень много наличности, можно даже сказать, сверх всех наших консервативных требований. И чтобы снова соответствовать требованиям, мы решили не продлять некоторые депозиты, срок выплаты по которым уже наступил, а также уменьшили процентные ставки по депозитам там, где это было возможно. И все равно RBS (Kazakhstan) по-прежнему справедливо признан очень безопасным банком для хранения и размещения денег, и в четвертом квартале 2009 года мы снова зафиксировали увеличение объема депозитов наших клиентов.

Что касается активов, то нужно отметить, что события, произошедшие в финансовом секторе Казахстана, потребовали от нас создания провизий. И мы воспользовались возможностью для пересмотра своего кредитного портфеля. В течение последних пяти лет были пролонгированы некоторые кредиты, которые уже не соответствуют нашей стратегии, и именно поэтому мы решили не продлять некоторые из них. Что касается нашей позиции в отношении ключевых клиентов, то мы продолжаем работать с ними так же, как и в прошлом году, предоставляя им свои продукты и услуги, включая как новое финансирование, так и продление уже существующих долгосрочных кредитных взаимоотношений.

[inc pk='1560' service='media']

— То есть в RBS происходит то же самое, что сегодня наблюдается во всем банковском секторе: кредитное сжатие?

— Нет, как уже было отмечено ранее, у нас имеется очень большой объем наличности, и мы активно ищем правильные возможности предоставления этих денежных средств нашим избранным клиентам для финансовых проектов.

— В чем вы видите преимущества вашего банка по сравнению с другими игроками рынка? И еще такой дополнительный вопрос: смог ли RBS увеличить свой корпоративный портфель, доставшийся от ABN AMRO, привлечь новых клиентов?

— Я думаю, что будет корректно сравнивать RBS с иностранными игроками на казахстанском рынке. Прежде всего, хотелось бы отметить тот факт, что мы активно работаем на рынке Казахстана уже 15 лет. Это значит, что за это время мы наработали огромный опыт, у нас есть глубокое понимание особенностей бизнеса в этой стране. Кроме того, RBS функционирует в Казахстане как местный дочерний банк, а это значит, что наш казахстанский персонал всегда рядом, готовый помочь клиентам в их повседневной деятельности, и в итоге мы легко можем превратить сложившиеся обстоятельства в возможности для клиентов, с которыми мы работаем. В то же время мы остаемся частью международной финансовой группы, что также дает нам преимущества, поскольку у нас есть международный опыт. Таким образом, взяв все самое лучшее из нашего местного и международного опыта, мы предоставляем нашим клиентам наиболее подходящие и благоприятные решения. Что касается второй части вопроса о новых и старых клиентах, то здесь нужно отметить, что большую часть портфеля, конечно, составляют клиенты, с которыми мы сотрудничаем уже более 10 лет и которые перешли к нам от ABN AMRO. Некоторые клиенты перешли к нам из RBS, и теперь, когда процесс интеграции ABN AMRO и RBS завершен, мы обслуживаем всех этих клиентов. Кроме того, активно работаем над вопросом расширения нашего текущего портфеля.

— Каковы источники фондирования банка? Сократила ли лимиты на казахстанский банк материнская организация?

— Дочерний банк RBS (Kazakhstan) никогда не зависел и сейчас не зависит от материнской компании, поскольку наша деятельность основана на самофинансировании: мы привлекаем депозиты от наших клиентов и не рассчитываем на финансирование нашего местного бизнеса со стороны материнской организации. Конечно, есть определенные финансовые продукты, которые поступают к нам из наших офисов в Лондоне или Амстердаме и, таким образом, создают страновые риски. Соблюдение лимита по страновым рискам в Казахстане очень внимательно отслеживается группой с целью мониторинга событий в Казахстане, и каждый раз необходимо согласовывать с группой использование данного лимита. В последнее время, принимая во внимание позитивные события в финансовом секторе Казахстана, процесс согласования стал проходить гораздо быстрее и проще.

Цены устанавливают клиенты

— Сегодня местные банки жалуются на отсутствие хороших заемщиков. Намерены ли вы наращивать ссудный портфель в таких условиях?

— Наш кредитный портфель находится в очень хорошем состоянии. Что касается предоставления кредитов, мы всегда были консервативными. И именно поэтому ситуация на рынке не диктует нам, что делать с портфелем дальше. Мы находимся в постоянном диалоге с нашими клиентами, обсуждаем их финансовые потребности, и, как уже говорилось, многие наши клиенты работают с нами уже долго, поэтому у нас очень доверительные отношения. И мы готовы вступать в новые сделки на взаимовыгодных условиях.

— Что вы можете сказать о стоимости заемных банковских средств для реального бизнеса? Не считаете ли вы их слишком высокими, особенно по сравнению с западными рынками? Какой ценовой политики придерживается RBS?

— Большинство наших клиентов имеет доступ к другим источникам финансирования: к финансам других банков или даже к финансам рынков капитала, что создает необходимую конкуренцию и позволяет клиентам получать те цены, на которые они рассчитывали. Со многими из них мы работаем по 10—15 лет, и у нас есть общее понимание того, какую стоимость считать справедливой.

— Все-таки хотелось бы уточнить: ставки RBS по кредитованию соответствуют ставкам других банков или они все же ниже?

— Кредитование — это только один компонент из общего набора услуг, которые мы предоставляем нашим клиентам. Мы понимаем, что другие банки могут предлагать более высокие или более низкие ставки, но мы каждого клиента изучаем индивидуально, что и определяет стоимость финансирования.

Заслон на пути импорта проблем

— Что может помешать вам в реализации планов по развитию бизнеса в Казахстане: состояние экономики, ухудшение платежеспособности клиентов, административное давление, зарегулированность рынка?

— RBS рассматривает Казахстан как успешно развивающийся, перспективный рынок. Мы надеемся, что финансовый сектор республики решит все свои текущие трудности в среднесрочной перспективе. Ситуация уже меняется в лучшую сторону, мы видим это на примере БТА Банка и Альянс Банка, которые сумели договориться со своими кредиторами. Нет никаких оснований предполагать, что мы изменим свое отношение к присутствию в Казахстане.

— Как вы можете прокомментировать заявление главы Нацбанка о том, что в будущем, возможно, участие иностранного капитала в казахстанских банках будет ограничено до 50%?

— Регулятивные органы заинтересованы в построении сильного банковского сектора, который будет противостоять всем внешним потрясениям. Один из способов добиться этого — ограничение участия иностранных банков в местных банках, чтобы предотвратить импортирование проблем из тех стран, где находятся их головные офисы. Но трудности, с которыми столкнулись банки Казахстана, по большей части не были завезены извне, это местные проблемы, и решать их нужно иными способами, а не путем ограничения иностранного участия. Я считаю, что подобные ограничительные меры должны приниматься очень осторожно.

— Скорее всего, эта норма будет принята не по отношению к существующим банкам, а к вновь открывающимся. Не думаю, что это коснется Сбербанка, АТФ или RBS, их же не заставят продать 50 процентов акций.

— Этого никто не знает. Но если реализовать эту программу разумно, то никаких проблем не возникнет.

— Хотелось бы также узнать ваше мнение о концепции развития финсистемы в посткризисный период. Может ли казахстанский банковский сектор в будущем обойтись без внешних привлечений и опираться в основном на внутреннее фондирование?

— Концепция активно обсуждалась на рынке в последнее время, что можно считать хорошим знаком. Одним из ключевых моментов этого документа является введение контрцикличного регулирования, я считаю, что это правильный подход, но реализовывать его на практике нужно очень осторожно. Концепция потребует ускоренного введения пруденциальных нормативов, а также постоянного мониторинга экономической ситуации со стороны регулирующих органов. По второму вопросу: думаю, банковский сектор может избежать внешних привлечений и переключиться исключительно на внутренние источники финансирования. Но это негативно скажется на экономике, потому что будет продолжаться значительный делевередж* банковского сектора, причем еще до того, как это принесет какую-либо пользу экономике. Банкам должны быть доступны различные источники финансирования, а обязательства нужно диверсифицировать, включая внешний долг.

Трудности, с которыми столкнулись банки Казахстана, по большей части не были завезены извне

— Британское правительство оказало поддержку RBS, казахстанский банковский сектор также получает мощную поддержку от властей. Насколько долго государство может поддерживать банковский сектор? Нужно ли это сейчас?

— Около года назад государство предприняло очень быстрые и решительные действия для своевременной поддержки финансового сектора в пиковый момент кризиса. Меры казахстанского правительства вписывались в общую мировую политику, которая помогла избежать серьезных последствий кризиса для всей финансовой системы. Но сейчас правительство заинтересовано в постепенном, аккуратном ослаблении этого режима поддержки, чтобы финансовый рынок мог продолжить самостоятельное развитие. Как долго этот процесс продлится, пока никто не возьмется предсказать.

* Уменьшение использования заемных средств, снижение доли долгового финансирования. 

Фото Лианы Бахаловой

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?