Ветер, спаси Британию

Согласно последним планам правительства уже в 2020 году ветер должен обеспечить выработку четверти всей электроэнергии в Великобритании, значительно снизив зависимость страны от нефти и газа

Ветер, спаси Британию

В Британии состоялся третий тендер на строительство новых офшорных — находящихся в море — ветровых электростанций (ВЭС). Объявлены победители на строительство девяти новых ВЭС у берегов страны, общий объем инвестиций оценивается в 120 млрд долларов. Пять из девяти проектов будут реализованы на шельфе Северного моря. Компании-победительницы получили право построить к 2020 году 6,4 тыс. гигантских ветряков общей мощностью 25 ГВт. В более отдаленной перспективе мощности могут быть увеличены до 32 ГВт. Этого будет достаточно для обеспечения до четверти энергетических потребностей страны. По планам правительства первые новые ветряки на выделенных участках начнут работать уже в 2014 году.

Впрочем, скептики отмечают, что такие планы чересчур оптимистичны, поскольку зависят от того, удастся ли компаниям получить соответствующее финансирование, а также от темпов развития необходимой инфраструктуры, включая строительство сети подвод­ных линий электропередачи. Еще больше вопросов вызывает то, откуда будут поставляться турбины для тысяч новых мощных ветряков, — в самой Британии они сегодня не производятся.

Дальше в море

В 2009 году в Соединенном королевстве действовало 2,7 тыс. ветряков общей мощностью в 4 ГВт, из них лишь 0,7 ГВт приходилось на офшорные станции. Еще 1,7 ГВт мощностей находятся в стадии строительства. На этом фоне планы правительства по развитию ветроэнергетики выглядят просто грандиозно. За десять лет доля ветра в британском энергобалансе должна вырасти в десять раз — с сегодняшних 2,4% до 25% в 2020 году.

Новые ветряки будут построены дальше от берега — самые дальние из них будут отстоять на 205 км от береговой линии (сегодня — всего 25 км) и на больших глубинах (до 60 м вместо нынешних 25 м). Расположение в открытом море, где ветер устойчивее и сильнее, позволит им быть более эффективными, чем ветряки на суше или близ берега. Новые турбины будут иметь на треть больший диаметр, чем действующие сегодня, и окажутся выше небоскреба Swiss Re, знаменитого «Огурца», в лондонском Сити.

Основная часть новых ВЭС окажется (см. карту) на шельфе Северного моря, главной нефтегазовой провинции страны. По мере истощения запасов нефти и газа и снижения их добычи буровые вышки будут заменяться на ветряки. А также на находящиеся в море сервисные платформы, где вахтовым методом будут работать обслуживающие турбины электрики.

Самым масштабным из новых ВЭС должен стать проект строительства на прославившейся своей сельдью Доггер-банке — огромной отмели глубиной всего в 15–35 м в срединной части Северного моря. Общая мощность проекта — 9 ГВт (для сравнения: средняя британская ТЭС, работающая на угле или газе, выдает 1–1,5 ГВт).

Среди компаний-победительниц оказалось несколько британских (включая Centrica), а также немецкие Siemens, RWE и Eon, норвежская Statoil и шведская Vattenfal. Большинство из них примут участие в реализации своих проектов в рамках консорциумов.

Богатство в воздухе

Заходя на посадку в Хитроу, летящие с востока самолеты начинают снижение над широким эстуарием Темзы. В хорошую погоду в этом затопляемом устье реки можно увидеть десятки торчащих из воды белых столбов — это будущая ветровая электростанция «Лондон-Эрри», строительство которой должно быть завершено в 2012 году. 341 ветряк обеспечит общую мощность в 1 ГВт, что достаточно для снабжения электроэнергией 750 тыс. домов. Это лишь один из первых масштабных проектов ветровой энергетики в стране.

Согласно данным Британской ассоциации ветровой энергетики (BWEA), Со­единенное королевство обладает сильнейшим потенциалом офшорных ветровых ресурсов. «Здесь мы имеем уникальное сочетание постоянных сильных ветров благодаря расположению в сороковых широтах и неглубоким водам — шельф уходит на десятки и сотни километров в окружающие его моря, прежде всего Северное, Ирландское и Кельтское», — рассказал Питер Мэдиген, руководитель группы BWEA по офшорной ветровой энергетике.

На Британию приходится треть всех офшорных ветровых ресурсов Европы. Теоретически их достаточно, чтобы производить в три раза больше электроэнергии, чем потребляется сегодня. Правда, офшорные ветровые электростанции при возведении обходятся дороже. Так, для строительства 1 МВт мощности в случае ТЭС требуются инвестиции в 1,6 млн долларов, а в ветровой энергетике — 4,8 млн. Кроме того, ветряки, естественно, очень сильно зависят от погоды. Да и ремонт офшорных ветровых электростанций более сложен и дорогостоящ: вышедший из строя в ноябре ветряк из-за погодных условий в принципе не может быть починен до весны.

При этом специалисты отмечают, что у офшорных электростанций есть и плюсы: они не создают шума (в отличие от ветряков на суше), не портят ландшафт и благодаря своему размеру оказываются более эффективными, чем «сухопутные» ВЭС.

Промышленный бум?

Вопрос только в том, где будет производиться оборудование для тысяч новых ВЭС. В самой Британии эта отрасль не развита. Единственное предприятие по выпуску ветровых турбин в стране — завод компании Vestas на острове Уайт у южного побережья Англии — было закрыто в августе 2009 года в разгар кризиса.

Экономисты полагают, что Британия имеет все шансы использовать развитие ветроэнергетики для организации промышленного бума. «Все зависит от того, где будет строиться оборудование для новых ветровых ферм. Если предположить, что две трети будет построено в Британии, то это создаст 45 тысяч новых рабочих мест в машиностроении. Таким образом, это может привести к повторению бума в машиностроении, возникшего с началом освоения нефтегазовых месторождений Северного моря. Дорогой евро по отношению к фунту стерлингов лишь поспособствует ситуации», — рассказал лондонский экономист KPMG Энди Кокс.

Впрочем, до сих пор компании не инвестировали в новые предприятия на территории Британии, несмотря на весь потенциал отрасли. Отчасти это связано с отсутствием должной инфраструктуры. «Главной проблемой является отсутствие крупного порта, приспособленного для работы с энергетическим машиностроением. Нынешние порты недостаточно велики, а в последние десятилетия они были перестроены — нужды промышленности были принесены в жертву нуждам контейнерных перевозок. Для офшорных турбин такие порты не подходят», — говорит Эдди ÓКоннор, президент Mainsteam Renewables, которая стала одним из получателей концессий. По его мнению, строительство такого порта и — рядом с ним — производственных мощностей по выпуску турбин может оказать такое же влияние на экономику североморского побережья Англии, какое оказала на шотландский Абердин нефтегазовая промышленность.

Еще одно уязвимое место — отсутствие новой сети подводных ЛЭП, которая позволила бы перераспределять электроэнергию, произведенную в ветреные дни, как в рамках британского рынка, так и за пределы страны. По мнению специалистов, чтобы планы правительства были выполнены, к 2017–2018 году Великобритания (совместно с Норвегией, Данией, Германией и Нидерландами) должна создать суперсеть подводных ЛЭП, которая даст возможность перераспределить произведенную на ВЭС электроэнергию потребителям.

По мнению наших собеседников, многое будет зависеть от того, насколько британским властям удастся создать выгодные условия для инвестирования компаниям, производящим оборудование, в данную отрасль. Обменный курс фунта играет в пользу инвестиций, поскольку импорт оборудования из еврозоны в столь гигантских масштабах окажется чрезмерно дорогим. Однако компании пока ждут от правительства конкретных шагов по субсидиям и льготному финансированию этих проектов.

Их ожидания вполне могут оправдаться. В январе 2010 года английский премьер-министр Гордон Браун заявил: «Наша политика поддерживать офшорную ветровую энергетику уже выдвинула нас, мы оказались впереди других стран мира. Новый раунд лицензирования создает новую платформу для инвестиций в промышленные мощности Британии». Еще во время визита в Саудовскую Аравию в 2008 году Браун заявил о планах Лондона отказаться от нефтяной зависимости страны. А в отчете, опубликованном в декабре 2009 года, министр финансов Алистер Дарлинг подтвердил, что правительство сохранит субсидии для офшорной ветровой энергетики, чтобы повысить долю альтернативных источников энергии.

Лондон