В жизни так много непонятного

В жизни так много непонятного

Как смогли подружиться два разных человека, живущие на двух разных континентах, — восьмилетняя девочка и 44-летний одинокий мужчина? Казалось, все противилось их дружбе: и возраст, и колоссальное расстояние, и обстоятельства… Но родственные души не обманешь — за чередой меняющихся явлений они всегда узнают друг друга.

Казахстанский зритель вряд ли увидит мультфильм «Мэри и Макс» австралийского режиссера Адама Эллиота в отечественном прокате. Он не для широкого зрителя, а, скорее, для любителей арт-хауса. Его премьера состоялась в 2009 году на открытии американского кинофестиваля независимого кино Sundance. Затем он получил награду Международного фестиваля анимации в Аннеси, специальные призы в Берлине и Загребе, номинировался на «Оскара», был удостоен Гран-при как лучший анимационный фильм 2009 года на Международном фестивале в Оттаве.

Мэри Динкл — одинокая девочка из неблагополучной семьи, живущая в пригороде австралийского городка. Хотя у нее есть родители, им нет дела до девочки: отец увлечен таксидермией и проводит все время в сарае, играя с мертвыми птицами, мать — алкоголичка и клептоманка. Мэри предоставлена самой себе, и даже сама делает себе игрушки. Среди сверстников она чувствует себя неуверенно. Ее единственный друг — петух. Что касается жителя Нью-Йорка Макса Горовица, то его общение с миром тоже весьма ограничено — лечащий психиатр, соседка, а также домашние питомцы: рыбка, кот и попугай. Возможно, поэтому расстояние не мешает, а помогает общаться героям, случайно ставшим друзьями по переписке.

Адам Эллиот рассказывает анимационную историю выдуманных пластилиновых персонажей, которая по-настоящему нелегка и трагична. Неказистые и даже уродливые фигурки, похожие на насекомых, подчеркивают ничтожность и бессилие перед жизнью. Поэтому некоторых из них совсем не жалко — они нелепы и воплощают абсурдность существования. Но закадровый голос, повествуя об их судьбе, вдыхает в них жизнь, и они движутся, живут, давая повод для оптимизма. Большинство носит огромные очки, у многих лысые головы или, напротив, нечесаные патлы, сморщенные лица и кривые улыбки. Даже дети выглядят стариками. Обыденность существования персонажей, так же, как и они сами, неприглядна — сера и уныла. Изредка режиссер скрашивает ее яркими пятнами — красным помпоном на кипе Макса или яркой заколкой в черных волосах Мэри, или не по размеру огромными очками. С помощью этих редких, но броских деталей, а также поступков героев мир перестает быть таким однообразным. А благодаря вопросам Мэри и суждениям Макса он становится даже азартно-непредсказуемым. Другой прием аниматора — цветовое представление миров, в которых живут герои. Мир Мэри — коричневый, а Макса — серый. В конце фильма в мечтах Макса две половины — серая и коричневая — соединятся, чтобы их обитатели встретились и разделили банку сгущенки пополам.

На визуальном уровне Эллиот лишает второстепенных персонажей ярко выраженных эмоций — их лица почти не меняются. Зато главный герой Макс, несмотря на синдром Аспергера, особую форму аутизма, демонстрирует широкие возможности пластилиновой мимики. Что больше всего бросается в глаза, так это его удивление перед миром. Впрочем, дружное «о!» делают и другие персонажи. Аспи (так сокращенно нравится называть Максу себя и других страдающих этим редким заболеванием) сложно выражать свои переживания и понимать других, поэтому они испытывают сложности в общении. Впрочем, сам Макс больным себя не считает, просто он все воспринимает по-другому. Эллиот приоткрывает дверь в необычный мир Макса, который пишет Мэри о проблемах непонимания и способах их преодоления — он придумал специальный блокнот с изображениями эмоций, в который заглядывает при необходимости, чтобы не ошибиться, и еще о том, что хочет научиться плакать. Они дают друг другу странные, но полезные советы. Макс помогает Мэри избавиться от школьного обидчика, посоветовав сказать ему, что родимое пятно шоколадного цвета на ее лбу — божественный знак, означающий, что она будет распоряжаться всем шоколадом в раю. А Мэри в ответ посылает ему флакончик со своими слезами.

К недостаткам фильма можно отнести то, что за долгие годы Мэри, несмотря на взросление, учебу в университете и замужество, внешне не меняется. Режиссер лишь подчеркивает, что Мэри стала выше, Макс шире. Научные исследования психических расстройств — Мэри посвящает болезни Макса целую книгу — мало отражаются на пластилиновой героине. Она по-прежнему выглядит наивной девочкой. Но, возможно, эти события поданы глазами Макса, силящегося понять, что они значат в жизни Мэри. Не раз ее вопросы выбивали его из привычной колеи и становились причиной стрессов. Как родятся дети? И занимается ли он сексом? Что такое любовь? Любовь и секс были далеки от него, как акваланг, поясняет закадровый голос. Их переписка два раза прерывалась — первый, когда Макс попал в больницу и в его жизни случилась череда непредвиденных событий. Второй — когда Мэри прислала ему свою книгу о его заболевании с надеждой, что когда-нибудь его можно будет вылечить. Мультфильм демонстрирует, как возможны диалог и дружба между людьми, принадлежащими двум разным культурам. И речь идет не столько о разнице в мирах австралийки и американца, а о том, что порой то, что мы воспринимаем как болезнь или отклонение от нормы, на самом деле — другое восприятие мира. А ребенку (каким была Мэри, когда подружилась с Максом), не зашоренному стереотипами и открытому общению, легче научиться понимать другого.

Хотя история, как написано в титрах, основана на реальных событиях, ее анимационное воплощение условно. Но условное изображение людей как неказистых пластилиновых существ призвано передать самое главное — душу. Поэтому закадровое повествование почти не прерывается, поясняя нам то, что скрыто от взгляда. Двое рассказывают о себе в письмах. Их истории переплетаются, минуя годы и расстояния. Кажется, мы и есть эти нелепые беззащитные человечки, которые страдают и испытывают счастье,  преображаясь в необыкновенных, неповторимых существ.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее