Системообразующий Афганистан

Решение афганской проблемы выходит на первое место среди тем международных встреч, бюджетных статей международных организаций и донорских проектов

Системообразующий Афганистан

Если бы завтра вдруг обнаружилось, что государство Афганистан есть, а афганского вопроса нет, то мир испытал бы шок, сравнимый с тем, который следует за крахом фондового рынка. Многое из того, чем сегодня живет международное сообщество, утратило бы свое значение, обесценилось или вообще исчезло. Политики обнаружили бы, что исчезла международная проблема, которая обеспечивала не просто совпадение взглядов и поле для сотрудничества между некоторыми государствами, но фактически удерживала некоторые страны от открытой конфронтации. Международные организации увидели бы, что им нечего обсуждать на конференциях и не на что тратить деньги. Исчезла бы цель (во всяком случае, декларируемая) многих инфраструктурных проектов. Ведь Афганистан из страны-проблемы давно уже превратился в страну, формирующую систему международных отношений. В системообразующую страну.

В конце января в Лондоне прошла международная конференция по Афганистану, собравшая руководителей внешнеполитических ведомств 60 стран, а также восьми международных организаций. В начале февраля в Стамбуле прошла неформальная встреча министров обороны стран НАТО, в которой участвовали также представители Афганистана, Генсека ООН и Евросоюза. При посредничестве Турции в Стамбуле состоялась встреча афганского и пакистанского президентов, а затем — встреча стран-соседей Афганистана. И в планах работы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), и в диалоге Россия—НАТО Афганистан занимает одно из центральных мест.

 При этом сам афганский вопрос — это вопрос о власти (государственной). А она, как и любая власть, опирается на силу, деньги и знания. Эта формула власти, предложенная американским социологом Элвином Тоффлером, фактически подводит черту под любым международным форумом, на котором обсуждаются проблемы Афганистана. Усиление армии, увеличение финансирования, подготовка местных кадров — вот те направления, на которых решается афганская проблема.

Ставка на силу

Сам Элвин Тоффлер власть, основанную на силовом превосходстве, считал неэффективной, или, как он сам говорил, низкокачественной. Но и максимы председателя Мао «винтовка рождает власть» он не отрицал. Точно так же и все участники конференций по Афганистану, отдав должное повторению мантры «военного пути решения афганской проблемы не существует», переходят к практическим вопросам — на сколько тысяч солдат следует увеличить воинский контингент союзников.

На Мюнхенской конференции Хамид Карзай познакомил участников с пятилетним планом работы своего правительства. Как можно было понять из его выступления, самой общей целью плана является установление мира в стране. А конкретной целью — наращивание армии до таких размеров, которые никакой бюджет вынести заведомо не в силах.

Армия будет комплектоваться на основе воинской повинности. По словам Карзая, эту идею правительства уже поддержали старейшины племен, которые мечтают о том, чтобы «молодые сельские парни могли получить обучение в центрах подготовки, а потом вернулись в свои дома готовыми специалистами». Поскольку в армии молодых парней будут знакомить не с последними достижениями агротехники или технологиями текстильного производства, то настроения старейшин не могут не тревожить.

Другая цель очередной карзаевской пятилетки — национальное примирение, переговорный процесс с талибами. Однако практическая цель — доведение численности афганской армии к 2012 году до 300 тыс. человек — лежит исключительно в силовой плоскости.

Афганские бюджеты

Хамид Карзай заявил, что Афганистан сможет самостоятельно полностью обеспечить свою безопасность через пять лет, но для достижения этой цели нуждается в поддержке мирового сообщества в процессах обучения и оснащения армии и полиции. Вопрос о низком уровне подготовки и плохой экипировке афганских полицейских остается актуальным до сих пор, а ведь на подготовку афганской полиции с 2001 года было выделено более 10 млрд долларов.

Президент США Барак Обама в проекте бюджета предложил выделить 192 млрд долларов в 2010—2011 финансовом году на военные расходы в Афганистане и Пакистане.

На Стамбульской конференции НАТО афганский вопрос обсуждался в контексте бюджетного дефицита организации, превысившего 720 млн евро. Участникам альянса приходится увеличивать взносы и отменять выполнение тех программ, которые не связаны с Афганистаном. Например, обсуждалась возможность сокращения десятитысячного воинского контингента альянса в Косово, что позволило бы увеличить бюджет НАТО в Афганистане.

Совсем новая статья расходов — так называемая реинтеграция талибов. В основе этой программы лежит представление о том, что многие бойцы Талибана воюют не по идейным соображениям, а ради денег (по мнению министра иностранных дел Великобритании Дэвида Милибанда, за 10 долларов в день). Поэтому самый простой и верный способ победить этих бойцов — перекупить их (например, за 11 долларов в день). США и их союзники по операции в Афганистане согласились создать специальный фонд реинтеграции, для которого уже готовы выделить 500 млн долларов.

Масштабные военные действия США за рубежом создают благоприятные условия для извлечения прибылей вполне мирными компаниями из третьих стран. Например, южнокорейский чеболь Hyundai в свое время неплохо заработал на обслуживании во время войны во Вьетнаме американцев и их союзников, то есть тех, кого сегодня, видимо, назвали бы международными силами содействия безопасности. Ковровые бомбежки в сочетании с применением напалма и химических дефолиантов во Вьетнаме подготовили почву для международных программ по восстановлению вьетнамской экономики. Правда, взятие коммунистами Сайгона и объединение Вьетнама надолго закрыло перед американцами и их союзниками доступ в эту страну. В Афганистане военная фаза операции завершилась уже давно, причем завершилась победой над талибами, однако только сейчас начинается восстановительный этап.

Инвестиции в качество власти

В последнее время министру иностранных дел Казахстана Канату Саудабаеву приходится с незначительными вариациями повторять практически один и тот же текст, излагающий позицию нашей страны по афганскому вопросу, в том числе и в качестве действующего председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

В своем выступлении на заседании Совета Безопасности ООН 5 февраля министр отвел Афганистану особое место в планах работы ОБСЕ. Он отметил, что в качестве председателя ОБСЕ наша страна намерена сфокусировать усилия организации на совершенствовании охраны границ Афганистана с его центральноазиатскими соседями, в том числе и путем подготовки афганцев в Пограничном училище ОБСЕ в Таджикистане и Таможенном учебном центре ОБСЕ в Киргизии.

Самое подробное изложение казахстанской позиции прозвучало 28 января в Лондоне. Во-первых, была подтверждена наша поддержка деятельности Международных сил содействия безопасности (ISAF), то есть войск США и их союзников, действующих в Афганистане. 29 декабря прошлого года Казахстан подписал соглашение по наземному транзиту грузов НАТО в Афганистан. Ранее подобные соглашения были заключены с Испанией, Германией, США и Францией. Как символ казахстанской поддержки в штаб ISAF в Кабуле будут направлены несколько казахстанских офицеров. Как подчеркнул г-н Саудабаев, это первый случай участия военных представителей Центральной Азии в подобной миссии. Но, видимо, не последний. И, разумеется, не случайный.

Глава казахстанского МИДа присоединился к неоднократно звучавшим на конференции в Лондоне заявлениям о том, что ключевой задачей международного сообщества по стабилизации Афганистана, наряду с военными усилиями, является наращивание гуманитарной составляющей, направленной на возвращение граждан Афганистана от вооруженного противостояния к мирной и созидательной жизни. «Именно поэтому за прошедший период Казахстан выделил этой стране около четырех миллионов долларов на восстановление школ, больниц, дорог, направил значительную продовольственную и иную гуманитарную помощь, перечислил один миллион долларов в Специальный фонд исламской солидарности ОИК, часть которых также пойдет на восстановление Афганистана. Мы готовы обеспечить поставку зерна, минеральных удобрений, сельскохозяйственного оборудования, строительных материалов и другой продукции. И в этой связи призываем международных доноров использовать такой весомый потенциал Казахстана», — сказал Канат Саудабаев.

Каким бы весомым ни был наш потенциал, сегодня донорские деньги идут на финансирование проектов, реализуемых непосредственными соседями Афганистана. 22 января началось строительство железной дороги Хайратон — Мазари-Шариф, которая пройдет от узбекской границы до административного центра провинции Балх на севере Афганистана. Основным подрядчиком будет компания «Узбекистон темир йуллари». 75-километровая железная дорога и несколько станций будут построены и сданы в эксплуатацию в течение года. Строительство ведется на средства Азиатского банка развития (АБР), проектная стоимость — 129 млн долларов. Кроме этого в процессе строительства будет реконструирована станция Хайратон. В дальнейшем при финансировании АБР планируется прокладка железной дороги до города Герат на западе Афганистана.

Таджикистан, помимо малореальных в ближайшем будущем проектов по строительству железной и автомобильной дороги из Туркменистана в Таджикистан через Афганистан, предлагает протянуть линию электропередачи до Кабула и далее — в Пешавар.

А Казахстан пока сам выступает в качестве донора. Еще в ноябре прошлого года было подписано межправительственное соглашение, согласно которому в течение следующих пяти лет Казахстан выделит 50 млн долларов в виде безвозмездного гранта для подготовки тысячи афганских специалистов в наших средних специальных и высших учебных заведениях. Начиная с этого года Казахстан будет ежегодно принимать на обучение по 200 студентов из Афганистана по различным специальностям: от медиков и педагогов до специалистов в области правоохранительной и пограничной деятельности, от инженеров и агрономов до журналистов. Обучение продлится до 2018 года.

Впрочем, эти деньги можно рассматривать и как инвестиции. Ведь согласно тому же Тоффлеру, высококачественная власть базируется не на насилии и не на деньгах, а на знании. И если такая власть со временем установится в многострадальном Афганистане, то она будет представлена людьми, получившими свои знания в Казахстане.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности