Город, нашедший себя

Наличие инфраструктурных мощностей и прекрасный кадровый потенциал — две главные составляющие успеха инвестпроектов в Степногорске.

Город, нашедший себя

Без карты найти дорогу на Степногорск нелегко. Особенно ночью. Свернув с автобана Астана—Щучинск на темное шоссе, мы — журналист «ЭК» и водитель из областного акимата — внимательно смотрели по сторонам, но все равно проглядели единственный указатель на город. Напряжение спало, лишь когда из-за темного увала показались залитые огнями многоквартирные дома.

Говорят, традиция не ставить указатели к Степногорску осталась с советских времен. Тогда город был закрыт для посторонних. Жители Акмолинской области считают, что до сих пор степногорцы держатся чуть особняком. Возможно, именно эта отстраненность позволила горожанам сохранить унаследованные со времен Союза традиции профессионализма, уберечь от размывания кадровый потенциал. Но любой потенциал слабеет, если его не использовать на полную мощность. И в последние годы Степногорск все шире открывает свои двери для инвесторов.

На это место уж нету карты

«В советское время мы были “почтовым ящиком” — на конвертах писали ­«Целиноград-25». Тут было спецснабжение и со всей округи к нам ездили за колбасой и югославскими сапогами», — рассказывают сегодня местные старожилы. Степногорск был одним из ключевых звеньев ядерного щита страны. Город вырос вокруг горно-химического комбината, перерабатывающего урановую руду. С годами тут появился целый высокотехнологичный кластер. В него вошли подшипниковый завод (СПЗ), биохимический комбинат, занимавшийся бактериологическими исследованиями, химзавод и т.д. Энергетическую независимость города обеспечила своя ТЭЦ, к предприятиям подвели узкоколейки. Со всей страны сюда начали свозить высококвалифицированных специалистов — ученых, «технарей».

А потом все кончилось. Последний президент СССР Михаил Горбачев подписал соглашение с американцами, и они демонтировали оборудование биохимкомбината. Колбасу и сапоги завозить перестали. Горожане сами потянулись за продуктами в окрестные поселки — там уже вовсю расцветали частные магазинчики.

Цветы жизни

Степногорцы — техническая и рабочая элита — поначалу побаивались коммерции. «Когда объявили конкурс на строительство рынка, прибежала куча желающих — а в итоге остался я один», — вспоминает глава корпорации «Предприятие Торговый Дом» Алексей Смагин.

Но надо было выживать, и горожане начали осваивать бизнес. В основном производственный. На месте бывшего биохимкомбината заработали сразу несколько предприятий. Тут впервые в Казахстане был налажен выпуск гербицидов. «Биомедпрепарат» организовал производство химической посуды и занялся научной работой. А продукцию расположенного рядом с ними ТОО «Биокорм» на вкус пробовали, наверное, почти все любители качественного алкоголя. «Мы единственные, кто выпускает в Казахстане спирт высшей марки “альфа”», — с гордостью замечает директор завода Наталья Лощинская. По ее словам, недавняя модернизация завода позволила практически исключить влияние человеческого фактора на технологический процесс.

За новое оборудование отвечает технический директор «Биокорма» Николай Тимурин. «Один из старейших кадров, исключительно компетентный специалист», — рекомендует его г-жа Лощинская. Технический директор способен за пять минут кардинально изменить представление человека об этиловом спирте, объяснив с помощью формул, что это не просто банальное сырье для водки, а «питание для миллионов клеток человека, несущее энергию для нашей жизни» и стоящее на втором месте по питательной ценности после сливочного масла.

Крупные идут

По мере того, как бывшие советские республики выбирались из экономического развала, в Степногорск потянулись иностранные инвесторы. Не всегда их деятельность была успешной. Степногорский горно-химический комбинат (СГХК) в конце концов вернулся под управление «Казатомпрома». А вот СПЗ, наоборот, вошел в состав Европейской подшипниковой корпорации (ЕПК) со штаб-квартирой в Москве. После этого он получил доступ к заказам россиян и стал крупнейшим в СНГ предприятием в своем сегменте.

С большим энтузиазмом власти восприняли приход российских золотопромышленников из компании «Полюс Золото» — в прошлом году они купили контрольный пакет акций «КазахАлтына».

Некоторые проекты начинались «с нуля». ТОО «Кунарлы» построило теплицу. На площади 3,2 га там растет 250 тысяч роз. По словам гендиректора «Кунарлы» Натальи Нам, компания работает не только на местном рынке — розы от «Кунарлы» можно приобрести в столице и в Алматы. Два года назад компания завоевала серебряную медаль на выставке цветов на ВДНХ в Москве. «Мы не только продаем цветы, но и учим торговцев и покупателей правильно обращаться с ними», — говорит госпожа Нам. Сама она готова рассказывать о цветах часами. А бывший исполнительный директор «Кунарлы» Александр Грибалев завел собственный бизнес. Его фирма «Тепличные технологии Казахстана» победила в конкурсе «КазАгроФинанс» и теперь строит теплицу на 3,6 гектара стоимостью чуть больше миллиарда тенге. Бизнесмен намерен уже летом начать поставки овощей на рынки Степногорска и Астаны и за 6,5—7 лет окупить затраты — «если не вырастет стоимость проекта или не подорожает запредельно электроэнергия», оговаривается он.

Кассовая солидарность

[inc pk='1555' service='media']

У Алексея Смагина свой способ борьбы с дорогой электроэнергией. Начав с обустройства рынка и став крупнейшим в городе ретейлером, он запустил собственное молочное производство, а три года назад заинтересовался альтернативной энергетикой. «У нашей корпорации есть туристический комплекс в нацпарке “Бурабай”, — рассказывает он. — Там с точки зрения экологии целесообразно использовать ветряки. Да и в целом вопрос эффективных энерготехнологий, энергосбережения с каждым годом становится все актуальнее».

Ветряки —не единственное увлечение господина Смагина. Он вообще из породы пассионариев. Энтузиастов, словно «заряженных» энергией, влюбленных в свое дело и в свой город. Те, кому приходилось много ездить по бывшим «почтовым ящикам» и наукоградам, знают — там повышенная концентрация таких людей.

Они приобрели особое значение в период кризиса. Степногорск, дающий более трети промышленного производства области, ощутил его влияние в полной мере. Прежде всего, это относится к СПЗ. Российские железнодорожники переориентировались на закупку украинской продукции (хотя даже российские компании обвиняют украинцев в демпинге). В результате в прошлом году выпуск подшипников упал в физическом выражении почти на две трети.

СГХК также оказался в непростой ситуации. Считается, что цены на уран довольно высоки. Пусть он не стоит 137 долларов за фунт, как два года назад, но и нынешнюю цену — 42 доллара — аналитики считают привлекательной. У большинства казахстанских урановых компаний рентабельность сегодня превышает 20%. «У нас другая ситуация — эти цены низки для нас, ведь наш рудник в Шантобе ведет добычу затратным шахтным способом, руда бедная и лежит глубоко», — говорит директор по экономике и финансам СГХК Андрей Белан.

Отметим, что в соседнем со Степногорском районе в прошедшем году запущено новое производство уранового сырья методом подземного выщелачивания (соучредитель НАК «Казатомпром»). Производство построено по лучшим экологическим стандартам и обеспечит СГХК дополнительными заказами на переработку сырья.

СГХК не снизил объемы работ, чего не скажешь о других компаниях. Общее падение производства в городе составило за год 2,6 млрд тенге. Правда, из них 400 млн пришлось на «КазахАлтын», который проводил плановую реконструкцию. Но ситуация все равно сложилась неприятная. Оказавшиеся в схожей со Степногорском ситуации российские промышленные города столкнулись с проблемой массовой безработицы.

К чести степногорских промышленников и акимата надо сказать, что городу удалось не то что избежать локаутов — вообще не допустить роста безработицы. Сокращались зарплаты, срезались бонусы — но все предприятия сохранили трудовые коллективы, хотя некоторые перестали принимать на работу новых сотрудников.

Пролетарская этика капитализма

[inc pk='1556' service='media']

По мнению местных наблюдателей, в сохранении стабильности в городе свою роль сыграла не только сознательная политика компаний, но и трудовая этика горожан — они сохранили лояльность своим предприятиям. Хорошо это или плохо, но многие степногорцы не отличаются трудовой мобильностью и не спешат менять работу. Для самих компаний это, безусловно, плюс: рассчитывая на трудовой коллектив, они строят свои планы на будущее. Тот же СШЗ ушел перед новым годом в отпуск на месяц — зато в наступившем году предприятие намерено увеличить выпуск продукции. Производительность труда вырастет на 20%. Предпосылки для этого есть — объем заказов, например, на сферические подшипники уже превосходит объемы 2009 года. Не зря завод реализовал в прошлом году инвестпроект на 41 млн тенге и запланировал ряд проектов на этот год. Всего же в прошлом году в Степногорске было осуществлено 12 инвестпроектов совокупным объемом инвестиций 17,6 млрд тенге.

На этот год многие компании вынашивают амбициозные планы. Андрей Белан говорит, что комбинат рассчитывает в 2010 году увеличить объемы переработки сырья с 3,2 до 4 тыс. тонн. СГХК с партнерами достраивает Сернокислотный завод, который будет выпускать до 180 тыс. тонн кислоты ежегодно, причем из казахстанского сырья. Серу будут брать у нефтяников. О планах по развитию производства уже заявили «КазахАлтын», «Биомедпрепарат» и многие другие участники рынка.

Хорошим индикатором состояния экономики является работа энергетиков. Когда промпроизводство падает, они вынуждены уменьшать выработку электроэнергии. Но, несмотря на кризис, в прошлом году местная ТЭЦ, принадлежащая компании «Джет-7», увеличила ее производство на 22%.

Надежность энерго- и теплоснабжения трудно переоценить. В прошлом году весь Казахстан с напряжением следил за ликвидацией последствий зимней аварии на магистральном водопроводе вблизи Степногорска. Почти неделю в тридцатиградусные морозы город сидел без воды.

Надо сказать, что власти сделали выводы из случившегося. В 2009-м республика и область потратили на реконструкцию системы водоснабжения города почти 2 млрд тенге. Затраты оправдались — нынешняя зима выдалась еще более суровой, но ни одного серьезного ЧП в коммунальных сетях города не зафиксировано. Тем не менее в этом году в водные сети Степногорска будет инвестировано еще 4 млрд тенге. А затем они займутся реконструкцией дорожной сети.

Урал—вагон—завоз

«У нас есть железная дорога, ТЭЦ, автомобильные дороги. Есть прекрасные площадки для размещения производств, хорошие условия проживания, квалифицированное население. У нас есть все условия, чтобы быстро и без лишних издержек запустить серьезные производственные проекты», — перечисляет г-н Смагин конкурентные преимущества своего города.

Неудивительно, что крупный зарубежный бизнес снова проявляет большой интерес к Степногорску. Минувшей осенью один из флагманов российского машиностроения, «Уралвагонзавод» (УВЗ) подписал с «Казахстан темир жолы» меморандум о создании в Степногорске вагоностроительного завода мощностью до 5 тыс. грузовых полувагонов в год. По словам аналитика ИФК «Метрополь» Надежды Тимоховой, Казахстан нуждается в таком подвижном составе. А УВЗ заинтересован в новых рынках сбыта своей продукции. Другие инвесторы интересуются возможностями предприятий в сфере биотехнологий и пищевой промышленности. Можно быть уверенным — дорогу в город они найдут, несмотря на отсутствие дорожных указателей. Хотя, честно говоря, лучше их все-таки поставить.

Фото Юрия Дорохова

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?