Имплантаты интеллекта

Казахстан вынужден массово импортировать зарубежные технологии. Но и этот процесс не будет успешным, если государство и бизнес не смогут скоординировать свои действия

Имплантаты интеллекта

В феврале президент РК Нурсултан Назарбаев подписал Стратегию-2020. Первым этапом ее реализации станет пятилетка индустриально-инновационного развития. Она не сможет обойтись без внедрения новых технологий, а взять их можно только за рубежом.

Казахстану предстоит решить невероятно сложную задачу: государству и бизнесу придется сформировать диалоговую площадку и создать механизм, при котором власти будут поддерживать трансферт технологий, выбранных бизнесом, а научные организации будут вести контроль за качеством хайтеков. Добиться этого совсем непросто. Но без этих механизмов об инновационном рывке можно и не мечтать.

Наука тут бессильна

То, что Казахстан серьезно отстает от развитых стран по уровню инновационного развития, видно невооруженным глазом. Устаревшие производственные и управленческие технологии сказываются на производительности труда — у нас она в полтора раза ниже, чем в России, и в четыре-пять раз меньше, чем в странах Западной Европы и США. Соответственно, меньше отдача от инвестиций, меньше инвестиционная привлекательность страны.

В ближайшем будущем отрыв, вероятнее всего, только увеличится. В той же России (экономику которой сложно назвать инновационной) работают 40 тыс. малых инновационных предприятий — это в 300 раз больше, чем в Казахстане, хотя российская экономика больше нашей лишь в 12 раз.

«Только инновации дадут резкий рост производительности труда», — отметил в своем недавнем послании народу Нурсултан Назарбаев. Работа в этом направлении ведется давно. Еще в 2003 году было создано АО «Национальный инновационный фонд» (НИФ). Но особых успехов ему добиться не удалось. НИФ занимался долевым финансированием отечественных R&D (исследования и внедрения технологий), оплачивал работу россиян над геостационарным спутником KazSat-1 и скупал акции в отечественных и зарубежных инновационных компаниях.

Эксперты были недовольны деятельностью НИФа. Работа фонда неоднократно критиковалась ими в СМИ, а недавно к экспертам присоединились ревизоры. В конце февраля выяснилось, что за шесть лет работы фонд накопил убытков на 11 млрд тенге. Правда, из них 7,4 млрд пришлись на потерянный KazSat-1. Еще 1,8 млрд тенге убытков — результат обесценивания стоимости инвестиций в зарубежные высокотехнологичные компании. Оставшиеся 1,5 млрд НИФ потерял от переоценки активов по их текущей рыночной стоимости.

При этом каких-то прорывных разработок со стороны казахстанских ученых благодаря НИФу не появилось. Впрочем, сомнительно, что они вообще могли быть. «Не секрет, что в Казахстане в советское время была неплохая наука, считавшаяся третьей в СССР, — рассказывает директор ТОО «Физико-технический институт» Серикбол Токмолдин. — Но в постсоветское время казахстанская наука не смогла найти себя в наукоемких прикладных отраслях, а так и осталась фундаментальной».

Сами проекты казахстанских ученых, по мнению г-на Токмолдина, по сегодняшним требованиям надо представлять в качественной пользовательской оболочке — с наличием сертификатов и так далее. «Мы в этом проигрываем западным ученым», — признается директор Физико-технического института.

Еще одна проблема отечественных ученых, которую отмечают эксперты — неумение предлагать проекты и грамотно планировать их финансирование. «Ученые просят 10 миллионов, им дают пять, они с радостью уходят», — делится кандидат химических наук Виктор Дзекунов, ранее работавший в структурах НИФа.

Ученых подводит неумение учитывать реальные потребности общества: можно вспомнить историю с вакциной от свиного гриппа. 4 ноября наши специалисты отчитались, что одними из первых в мире разработали ее — а спустя несколько дней после отчета выяснилось, что опасность этого заболевания была очень преувеличена. В прошлом месяце это признала даже Всемирная организация здравоохранения. Вакцина фактически оказалась невостребованной, и о ней уже забыли.

Ноу-хау за три моря

Утверждать, что казахстанская прикладная наука вообще бесполезна, не стоит. Есть достаточно интересные разработки у металлургов, материаловедов. Например, в Химико-металлургическом институте (ХМИ) Караганды разработали ферросиликоалюминий — сплав, применяемый в основном в производстве стали как раскислитель и комплексный восстановитель трудновосстановимых металлов. Экибастузское ТОО «А и К» наладило выпуск этого сплава в объеме 2,5 тыс. тонн в год и с успехом продает его АО «Арселор Миттал Темиртау». По словам представителя ХМИ Натальи Лу: «Уже есть предложения, планируется строительство завода в Киргизии. Также технологией производства нашего сплава интересуются в одной из стран Западной Европы».

Впрочем, разработка этого сплава активно велась еще в советские годы — первая промышленная партия была получена в 1992 году.

Даже когда есть собственные конкурентоспособные разработки, их не всегда удается внедрить. Так, по словам президента Казахстанской ассоциации IT-компаний Нурлана Исина, государственные организации охотнее используют технологии зарубежных IT-компаний, нежели обратятся к казахстанцам. В этом г-н Исин винит коррумпированность чиновников, которым с иностранными компаниями договариваться выгодней, так как до них труднее добраться казахстанским право­охранительным органам.

Возможно, здесь дело не только в коррупции (как показывает практика, наш бизнес тоже прекрасно умеет решать вопросы с помощью «откатов»), но и в желании ускорить процесс внедрения инноваций. «Существует трансферт технологий, и не нужно изобретать что-то лучше «Мерседеса», можно заимствовать технологии, просто покупать их и внедрять в своей стране, — заявил в одном из интервью глава ФНБ «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов. — По такому пути прошли Япония и Южная Корея, а сейчас идет Китай. Возможно, часть такого пути должны пройти Россия и Казахстан».

Трансмиссия технологий

НИФ является «дочкой» «Самрук-Казыны», и у него есть своя собственная «дочка» — АО «Центр инжиниринга и трансферта технологий» (ЦИТТ). Именно эта структура (она сейчас вместе со всеми остальными активами НИФ находится в управлении Мининдустрии и торговли) и курирует вопрос трансферта технологий (ТТ). В прошлом году ЦИТТ разработал специальную программу, рассчитанную на 2009—2011 годы. Она предусматривает приобретение конструкторско-технологической документации, лицензий и патентов на изготовление готовой продукции, а также привлечение зарубежных специалистов в области трансферта знаний и системы управления. Особое внимание ЦИТТ намерен уделять созданию на территории Казахстана совместных предприятий с иностранными партнерами, которые должны принести с собой передовые технологии. Какие именно разработки понадобятся стране в ближайшие несколько лет, указано в таблице, разработанной специалистами ЦИТТ. В основном это технологии, позволяющие развивать новые переделы казахстанского сырья.

Процесс ТТ должен затронуть в первую очередь предприятия горно-металлургического комплекса, энергетики и нефтихимии. Разработчики программы рассчитывают на создание новых производств в машиностроении, космической промышленности и химпроме.

Виктор Дзекунов полагает, что вопрос импорта для Казахстана не столь важен, как адаптация их под нужды отечественных производств. «Зарубежные технологии не всегда подходят под наше сырье», — отмечает эксперт. Но ЦИТТ и не собирается бездумно копировать технологии. В стране в ближайшие два года должны появиться пять конструкторских бюро — они должны самостоятельно разрабатывать опережающие обрабатывающие технологии для казахстанских предприятий. В частности, речь идет о транспортном машиностроении, сельхозмашиностроении, нефтегазовом машиностроении, горно-обогатительном оборудовании и приборостроении.

А оно вам надо?

В Казахстане уже есть успешные примеры трансферта технологий. Например, водородная установка (позволяет производить бензин стандарта Евро 3 и Евро 4), запущенная в июле прошлого года на Павлодарском нефтеперерабатывающем заводе, предложена швейцарской компанией Koch Chemical Technology Group.

Крупнейший машиностроительный проект — производство тепловозов Evolution (до 150 локомотивов в год) под Астаной осуществляется по технологиям американской General Electric. Г-н Дзекунов рассказывает, что алматинское ТОО «ЕвроХим-Удобрения» («дочка» российской ОАО «Минерально-химическая компания «ЕвроХим») строит завод по производству фосфорных и азотных сельхозудобрений со 100-процентным использованием зарубежных технологий. Ожидается приход на рынок РК еще одной зарубежной компании — японской Toshiba. Многоотраслевая компания (производит продукцию от электронных приборов до энергетических систем) создаст в Казахстане производства на базе своих технологий — об этом между Toshiba и ЦИТТ в минувшем феврале был подписан меморандум.

Но позитивные примеры не убеждают скептиков. «Весь инновационный бизнес в Казахстане не отработан и не соответствует рыночным требованиям», — уверен г-н Токмолдин.

Скептики не верят, что зарубежные компании будут охотно делиться с нами своими ноу-хау даже в рамках СП. По словам г-на Токмолдина иностранным компаниям просто невыгодно заниматься внедрением новых технологий в казахстанскую индустрию. «Нашим зарубежным партнерам выгодно вывозить чистое сырье или первый передел. Например, на Балхашском медеплавильном комбинате планировалось производство медного листа, однако пришли корейские инвесторы, и все осталось как было», — вспоминает он.

Проблемы могут возникнуть уже на этапе постановки задач. «У нас ведь вопрос решается чисто административно. Директивный орган (например, министерство) ставит задачу ЦИТТ на поиск нужной технологии в той или иной отрасли. А что если директивный орган ошибся?» — задается вопросом г-н Токмолдин. А Нурлан Исин уверен: «Надо брать технологии, которые действительно можно реализовать в Казахстане, а значит, опираться на реальные нужды потребителей».

Надо чаще общаться

Г-н Дзекунов считает, что развитию трансферта технологий и общему развитию инноваций будет способствовать создание диалоговой площадки между промышленными предприятиями и научно-изобретательским сообществом. Правда, как сделать такую площадку — остается непонятным. Возможно, в ее роли могли бы выступить экспертные организации, созданные совместно представителями деловых ассоциаций и профильных министерств. Без участия бизнес-кругов планы по инновационному развитию экономики останутся бесполезными бумагами. Доказательство тому — прошлые неудачи с реализацией многочисленных программ развития, не учитывавших потребности и возможности реального сектора.

Но и этого будет недостаточно до тех пор, пока государство не создаст условия, позволяющие сделать инвестиции в обрабатывающие отрасли как минимум не менее привлекательными, чем в добывающие. В этом уверен президент Ассоциации производителей фармацевтической медицинской продукции «Медфарм Казахстан» Анатолий Беркман. Кроме того, по его мнению, следует отменить НДС на импорт оборудования (сейчас он составляет 16%) и снизить корпоративный подоходный налог для предприятий, внедряющих инновации.

Выступая недавно на заседании правительства, глава Мининдустрии Асет Исекешев пообещал, что государство поддержит инновации грантами и налоговыми льготами. «Этот год станет пилотным, за это время мы выявим дополнительные возможности для повышения эффективности данной системы», — сказал министр. Хорошо бы, чтобы оценку этой эффективности давали не только чиновники, но и представители делового сообщества и научных кругов.

[inc pk='143' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее