Аграрная жертва

Стремясь избавиться от посредников на топливном рынке, чиновники готовы принести в жертву аграриев

Аграрная жертва

Правительство Казахстана 23 февраля одобрило (для внесения в парламент) разработанный Министерством энергетики и минеральных ресурсов законопроект «О госрегулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов». Меры, которые в нем предусмотрены, являются жестко административными, а не рыночными. Оптовые цены чиновники предлагают отдать на откуп поставщикам ГСМ, но закрепляют за собой право устанавливать предельную розничную стоимость.

Принятие этого документа лишит аграриев поставок удешевленных ГСМ на время проведения сезонных полевых работ. Однако, выступая в начале прошлой недели на заседании парламентской фракции партии «Нур Отан», премьер-министр Карим Масимов заявил, что «в этом году на посевную кампанию удешевленный ГСМ будет». По-видимому, это решение стало компромиссом между энергетическим и аграрным ведомствами. Но оно лишь откладывает проблему обеспечения крестьян топливом по приемлемым для них ценам.

67 тенге и …точка!

В прошлом году в стране был достигнут небывалый уровень добычи нефти — 75,6 млн тонн! Однако три действующих в Казахстане НПЗ по-прежнему не в состоянии полностью обеспечивать потребности республики в топливе. Пытаясь не допустить роста цен на бензин, власти с декабря прошлого года зафиксировали потолок розничных цен на бензин Аи-92 и -93 на отметке 82 тенге по всему Казахстану.

В феврале этого года с целью предотвращения ценовых скачков «фиксации» подверглись дизтопливо и бензин Аи-80. А ведь эти виды горючего Казахстан в избытке производит сам и их дефицита быть не должно. Но впереди весна, а значит, и проведение весенне-полевых работ. Соответственно, встает вопрос и об обеспечении крестьян топливом. В предыдущие годы правительство Казахстана на время полевых работ поставляло сельхозтоваропроизводителям горючее по льготной цене. Однако этой весной удешевленного топлива сельчане чуть было не лишились. Устанавливая одинаковые цены на ГСМ по всей стране, правительство защищает интересы не потребителей, а НПЗ и крупных оптовиков.

По словам министра энергетики и минеральных ресурсов Сауата Мынбаева, «розничные цены на ГСМ в марте останутся на прежнем уровне… на дизельное топливо — 67 тенге, на бензин марки Аи-80 — 62 тенге, цена Аи-92/93 осталась прежней — 82 тенге за литр». Речь идет о предельной розничной цене, оптовые цены (как и стоимость самых дорогих марок бензина — Аи-95 и Аи-96) правительство регулировать не собирается. В энергетическом ведомстве намереваются путем повышения оптовых цен возместить затраты на модернизацию всех трех имеющихся в стране НПЗ: согласно Комплексной программе модернизации предполагается инвестировать в них около 3,5—4 млрд долларов. Кроме того, г-н Мынбаев полагает, что увеличение цен от производителя при фиксации розничных цен позволит исключить спекуляции при формировании цены: оптовикам и рознице придется «извлекать не сверхприбыли, а разумные прибыли».

На вопрос премьер-министра Карима Масимова, обеспечит ли законопроект стабилизацию цен на социально значимые виды топлива, глава энергетического ведомства ответил утвердительно и заверил, что даже если цены будут расти, то происходить это будет не скачкообразно, а плавно и незначительно, попытки возникновения искусственного дефицита ГСМ в отдельных регионах исключаются.

Минсельхоз против

С главой Минэнерго не согласился глава другого — сельскохозяйственного министерства. Акылбек Куришбаев заявил, что с принятием нового законопроекта крестьян придется ежегодно субсидировать на сумму 20—40 млрд тенге, в зависимости от колебаний цен на зерно. По его оценке, для сохранения рентабельности зернового производства «соотношение цены на зерно к цене на дизтопливо должно быть хотя бы один к двум, а у нас сегодня уже получается один к четырем».

Главный аграрий также отметил, что «цена в нынешнем году на зерно невысокая и нужны определенные методы поддержки сельхозтоваропроизводителей». Действительно, установленная Минэнерго цена дизтоплива превышает среднюю цену во время весенне-полевых работ прошлого года на 26%. При этом цена на зерно практически в два раза ниже прошлогодней.

Однако г-н Мынбаев категорично возразил своему коллеге. «Я не знаю ни одной страны, где было бы две цены на рынке — одна для сельхозников, другая — не для сельхозников, — отметил он и съерничал: — В конце концов я не возражаю вернуться к прошлой практике: давайте отпустим розничную цену и вернемся к отдельным поставкам для сельского хозяйства и к баталиям десятилетней давности».

Доверяй, но субсидируй

В этом году на проведение весенне-полевых работ планируется выделить 336,2 тыс. тонн горюче-смазочных материалов. Минэнерго обязалось обеспечивать поставки топлива в гарантированном объеме для сельхозтоваропроизводителей в период посевных и уборочных работ по традиционной схеме через назначенного акимом каждой области оператора, который и распределит необходимые объемы дизельного топлива среди аграриев по рыночным ценам, без льгот. «Они знают в лицо всех сельхозпроизводителей и обеспечат доставку ГСМ до каждого из них», — объяснил сохранение действующей схемы глава энергетического ведомства.

Однако эта схема показала свою неэффективность. Хорошая идея компенсировалась ее неудовлетворительным исполнением. Не раз отмечалось, что часть топлива, выделяемая селу на полевые работы по сниженной цене, реализовывалась по рыночной. А разница складывалась в карман топливным операторам, которым доверяли (возможно, и не бескорыстно) региональные власти. Не удалась и предпринятая несколько лет назад попытка покрасить аграрные нефтепродукты: окрашенное топливо без особых проблем продавалось на АЗС.

Введение фиксированных цен ситуации не изменило. С начала этого года владельцы АЗС, к примеру, в Южно-Казахстанской области уже не раз высказывали недовольство этой системой обеспечения региона горючим, поскольку операторы в первую очередь снабжали топливом свои заправки. При этом отмечалось, что работа операторов приводит к удорожанию ГСМ для конечного потребителя и сбоям поставок. Весьма сомнительно, что с этими же проблемами не столкнутся и крестьянские хозяйства.

Похоже, что в пылу борьбы с ростом цен на горючее мыслящие абсолютно линейно чиновники готовы принести в жертву не только многочисленных посредников на топливном рынке, но и аграриев. Лишая последних удешевленного топлива, власти упорно не хотят использовать вполне рыночные механизмы поддержки аграриев, такие как снижение налоговой нагрузки и процентов по кредитам, отмена таможенных пошлин при экспорте продукции. Дополнительную поддержку могут дать налоговые каникулы для сельхозпроизводителей.

Однако власти призывают аграриев решать свои проблемы самим, к примеру, повышая производительность труда. Действительно, ей есть куда расти. Как отметил в послании глава государства: «Производительность труда в сельском хозяйстве у нас самая низкая и составляет около трех тысяч долларов на одного занятого в год. В то время как в развитых странах этот показатель составляет 50—70 тысяч долларов». При этом чиновники как-то забывают, что необходимая для повышения производительности труда современная высокоэффективная техника является дорогим удовольствием. Таким образом, вопрос снова упирается в отсутствие средств, а значит, и необходимость субсидий.

Следует подчеркнуть, что важен не столько объем дотирования, сколько структура и механизмы для распределения финансовых ресурсов. Учитывая, что аграрный сектор представлен тысячами сельскохозяйственных формирований (многие из которых отягощены накопленными долгами), разработка этих механизмов, причем эффективно действующих, дело сложное, требующее нетривиальных решений. Практика показывает — все субсидии должны быть только адресными, иначе они расходятся по карманам тех, кто «не сеет, не пашет, не строит, а гордится общественным строем».

Деньги в другие руки

Безусловно, правительство аграриев не забывает, субсидии им выделяет, но этих средств для возмещения затрат фермеров недостаточно. Тем более что их сумма с каждым годом сокращается: в 2008 году субсидии составляли 600 тенге на гектар, в 2009-м — 450 тенге, в этом — всего 350 тенге. И если для горожан изменение розничных цен на топливо отражается в первую очередь на стоимости проезда, то в селах это практически вопрос выживаемости.

В условиях кризиса отечественные аграрии испытывают недостаток оборотных средств на покупку ГСМ, запчастей, химикатов, сталкиваются с недоступностью кредитов для их пополнения. Проводить посевную и уборочную при стоимости тонны зерна в 100 долларов (урожайный год обесценил продукцию), а тонны солярки 450 долларов для крестьян означает не просто работать себе в убыток. Сложившийся огромный диспаритет между ценами на топливо и зерно — это путь к разорению.

Если вопрос не будет решен, то ножницы цен вынудят крестьян резко сократить посевные площади из-за невозможности их обработать. И «закрома родины» вновь получат рекордный урожай… но уже бурьяна, успешно выращенного под зорким присмотром чиновников на тысячах гектаров незасеянных фермерских земель.

Возможный выход из ситуации предложил г-н Куришбаев: «Если раньше директивным методом Министерство энергетики и минеральных ресурсов устанавливало цены <на ГСМ>, теперь с принятием закона “О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов” получается, что мы от этого отойдем. Единственный выход — это субсидирование стоимости ГСМ для сельхозтоваропроизводителей». У правительства теперь есть полгода, чтобы принять решение — надо успеть до уборочной.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики