Войти в десятку

Иран близок к тому, чтобы стать десятым членом ядерного клуба. Противоречия между ведущими мировыми державами помогут ему продвинуться к этой цели

Войти в десятку

В минувшем месяце МАГАТЭ сделало доклад по Ирану — первый, подготовленный при новом генеральном директоре этой организации Юкия Амано. Документ показал, что союзников у США и тех стран Запада, которые занимают жесткую позицию в отношении Тегерана, стало больше. При Мохаммеде аль-Барадее МАГАТЭ не раз заявляло об отсутствии свидетельств того, что Иран осуществляет программу по созданию ядерного оружия. Сегодня стало говорить нечто прямо противоположное. В докладе почти все резюмирующие статьи начинаются словами «вопреки резолюциям Совета управляющих и Совета безопасности…», а дальше следуют обвинения Ирана в отказе от сотрудничества с агентством и непредоставлении его инспекторам необходимой информации. Нетрудно догадаться, какую позицию займет Совет управляющих на очередной сессии МАГАТЭ, которая пройдет в начале марта.

Вокруг Ирана сжимается кольцо стран, которые будут готовы стать участниками политики сдерживания в отношении ядерного Ирана. Ирак и Афганистан переполнены войсками США и их союзников. В Персидском заливе — корабли американского Пятого флота, в Бахрейне, Кувейте и Объединенных Арабских Эмиратах — американские военные базы. Делается все для того, чтобы удержать в числе союзников США Пакистан. Азербайджан расширяет военное сотрудничество с Израилем. Казахстану послан недвусмысленный сигнал о том, что все операции с ураном находятся под бдительным и неусыпным контролем, и лучше даже не думать о том, чтобы продать его Тегерану. Испытанием на прочность этого кольца может стать попытка США осуществить проект экономической блокады Ирана.

Дорогое удовольствие

В современном мире входной билет в клуб ядерных держав стоит так дорого, что практически все страны, прежде мечтавшие об атомном оружии, предпочли безъядерный статус. Обстоятельства, которые заставили четверку новичков (Израиль, Индию, Пакистан и Северную Корею) войти в ядерный клуб (традиционно состоявший из США, России, КНР, Франции и Великобритании), говорят о том, что есть лишь одна причина, которая заставляет правительство делать выбор в пользу атомной бомбы — угроза существованию государства или правящего режима. Все новички похожи тем, что вели войны во второй половине прошлого века, причем неоднократно. Северная Корея до сих пор формально находится в состоянии войны с Южной Кореей. Прочие страны балансируют на грани войны со своими соседями и не останавливаются перед применением силы в конфликтных ситуациях.

Необходимым условием является также наличие научно-технического потенциала для обогащения урана и производства ядерных зарядов, а также их носителей. Страна, располагающая техническими возможностями для обогащения урана, может вплотную приблизиться к созданию собственной атомной бомбы, не нарушая Договора о нераспространении ядерного оружия и сотрудничая с МАГАТЭ (см. «Не выходя за рамки», «Эксперт Казахстан» № 45 от 3 декабря 2007 года).

Иран отвечает всем этим условиям. У него есть научно-техническая база для реализации национальной ядерной программы, которая долгое время может считаться (и являться) мирной. Ракетная программа также успешно развивается. Тегеран постоянно ощущает угрозу своему существованию (причем угрозу вполне реальную) со стороны США. Иран претендует на статус региональной державы и в этом качестве прямо или косвенно участвует в самых разных региональных конфликтах — от территориальных претензий к Бахрейну до поддержки шиитской партии «Хезболла» в Ливане. Наличие ядерного оружия вблизи своих границ, то есть у Израиля, который это не признает и не отрицает, является дополнительным стимулом к разработке своей атомной бомбы.

Международного признания Ирана в качестве ядерной державы не будет. В члены ядерного клуба его запишут лишь военные эксперты. Но политика других государств, прежде всего ядерных, в отношении Тегерана изменится. Она уже начала меняться, и это верный признак того, что сценарий, в котором Иран обладает ядерным оружием, рассматривается в качестве не просто вероятного, но приемлемого. Это не означает снижения сопротивления иранской ядерной программе. Ведь даже после того, как Иран сообщит о проведенном испытании ядерного боезаряда, ни одна страна официально не признает за ним права на обладание ядерным оружием. Наоборот, политический и экономический нажим будет только возрастать.

Новые взгляды, новые санкции

Американские политические аналитики отмечают, что Барак Обама, пришедший в Белый дом под лозунгом обновлений и обещавший избирателям новые взгляды, подходы и действия, в своих выступлениях оригинален, но его практические шаги мало отличаются от политической практики его предшественников. Что касается отношений с Ираном, то попытка установить прямые контакты с иранским руководством путем обмена открытыми письмами с призывами к открытой и мирной политике оказалась неудачной. Иранцы не смогли предложить ничего нового, кроме реакторов и центров по обогащению урана, а американцы — ничего, кроме новых санкций.

Предложение Израиля, на днях в очередной раз озвученное премьер-министром Беньямином Нетаньяху, на первый взгляд вполне мирное. Суть его в том, чтобы заблокировать экспорт нефти из Ирана, причем сделать это, если потребуется, без санкции ООН. В качестве блефа, страшилки для иранского руководства заявления Израиля о нефтяной блокаде способны создавать благоприятный фон для переговоров. Но практическое осуществление морской блокады Ирана (а без этого вывоз иранской нефти не остановить) невозможно представить без полного прекращения судоходства в Персидском заливе, откуда сегодня экспортируют нефть и США, и Европа, и Япония с Китаем. Поднебесная немалую долю импортируемой нефти вывозит именно из Ирана, поэтому ни о каких санкциях и слышать не хочет.

Пренебрежительное отношение Израиля к санкциям ООН уже давно никого не удивляет, но в США такой подход означал бы возвращение идей и практики Дика Чейни и Дика Перла, ястребов из администрации Буша. А в нынешнем Белом доме прислушиваются к другим людям, в том числе и авторам доклада «Иран: время для нового подхода», подготовленного еще в 2004 году Советом по внешним связям. Один из авторов этого доклада недавно опубликовал на страницах издаваемого Советом по внешним связям журнала Foreign Affairs статью под красноречивым заголовком «После того, как Иран получит бомбу». В этой статье, получившей широкий резонанс, рассматриваются стратегии в отношении Ирана после того, как тот станет де-факто ядерным государством (о смене американских взглядов на ядерный Иран см. «Коррекция образов и действий», «Эксперт Казахстан» № 16 от 27 апреля 2009 года).

Демонстрация гибкости

Вопрос об иранской ядерной программе в последнее время получил развитие в новом направлении — в Вашингтоне решают, как заставить Пекин поддержать санкции против Тегерана. Между тем отношения между двумя странами сейчас переживают непростой период. Китай упорно отказывается укреплять юань, протестует против продажи оружия Тайваню и ужесточает контроль над внутренним интернет-пространством. Неудивительно, что когда в начале февраля Иран объявил о том, что начинает самостоятельное обогащение урана до уровня в 20%, а затем и о получении первой партии высокообогащенного топлива, США потребовали введения новых санкций по стандартной схеме — через Совет безопасности ООН. Китай воспользовался своим правом вето.

Американское экспертное сообщество стало увлеченно обсуждать различные сценарии развития американско-китайских отношений после того, как Белый дом введет экономические санкции против Китая, чтобы заставить того поддержать санкции против Ирана. Несмотря на это, Пекин сохраняет спокойствие и призывает всех вовлеченных в процесс урегулирования иранской ядерной программы продолжать переговоры.

Как заявил 23 февраля официальный представитель китайского МИДа Цинь Ган, Китай надеется, «что все стороны продолжат демонстрировать гибкость и будут работать для поиска всеобъемлющего и надлежащего решения иранского ядерного вопроса дипломатическими средствами».

Складывается впечатление, что Вашингтон сам дал в руки Пекину, Тегерану и Москве козыри, которые те используют в своих целях. В итоге Штатам легче будет смириться с ядерным Ираном, чем выполнить те условия, которыми евразийские страны обставят свое согласие участвовать в его блокаде.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики