Пока лом не грянет

Дефицит черного лома у сталелитейных предприятий РК вызван не только неблагоприятной ситуацией на рынке, но и отсутствием взаимовыгодных правил игры у участников рынка

Пока лом не грянет

Начиная с прошлого года вторичная металлургия Казахстана переживает едва ли не самый тяжелый этап в своей истории. Предприятия остались без сырья — лома. Металлурги говорят, что ломозаготовители вывезли весь лом черных металлов за рубеж. Заготовщики лома признают, что оставили свои склады пустыми — и говорят, что это вызвано отсутствием оборотных средств и долгосрочных контрактов. Произошло совпадение трех кризисов — типично отраслевого, сезонного и международного. В результате рынок встал.

Только в последние недели ситуация начала выправляться: холода больше не мешают ломозаготовке, а сталелитейщики дали твердые цены на сырье. Но если участники рынка не договорятся о правилах игры, которые будут приемлемы для всех сторон, сохраняется опасность, что следующая зима или кризис приведут к исчезновению заготовки лома как самостоятельного бизнеса.

Хоть печью ешь

По данным Республиканской отраслевой ассоциации вторичной металлургии (РОАВМ), сейчас в РК работают до 300 предприятий, специализирующихся на ломозаготовке, и не более десятка потребителей — сталелитейщиков. В основном лом используют предприятия с электросталеплавильным производством.

Раньше поводов для конфликтов не было — предложение лома опережало спрос. «На территории республики было много недостроев, — рассказывает генеральный директор павлодарского ТОО “KSP Steel” Эдуард Креймер. — С оживлением экономической ситуации эти предприятия начали адаптировать под новые производственные нужды. Ведь основной источник ломообразования — реконструкция предприятий».

Сегодня реконструкция предприятий заканчивается. При этом в последние пять лет были запущены собственные сталеплавильные мощности (например, тот же «КСП Стил», а также актауский Caspian Stal). До недавнего времени это не влияло на ситуацию на рынке. «На предприятиях в Павлодаре и Караганде (имеется в виду Карагандинский металлургический завод — АО “АрселорМиттал Темиртау”) стояли по 500 вагонов с ломом на подъездных путях, которые переработчики не успевали разгружать», — вспоминает президент Республиканской отраслевой ассоциации вторичной металлургии Владимир Лик.

Всеказахстанский дефицит

Но в начале этого года ситуация изменилась. 11 февраля текущего года во время визита первого заместителя премьер-министра РК Умирзака Шукеева в Тараз директор АО «Запчасть» Ярмахамед Мыргыясов пожаловался, что в Казахстане один миллион тонн лома металла потребляется отечественными предприятиями, а два миллиона вывозится за рубеж: «А сырье, как вы знаете, не бесконечное. Поэтому необходимо обеспечить сырьевой базой отечественных производителей. Для этого нужно ввести запрет на экспорт лома черного металла».

Реакция г-на Шукеева была незамедлительной: «Министерство индустрии должно заняться этим вопросом. Уже было несколько попыток, но безрезультатно». Кроме того, вице-министр напомнил, что в Узбекистане и Китае строятся заводы, рассчитанные на казахстанский лом. А значит, ситуация на внутреннем рынке станет еще напряженнее.

Всего через неделю на нехватку лома пожаловался Эдуард Креймер. На этот раз жалобы выслушивал министр индустрии и торговли (МИТ) Асет Исекешев. Завод KSP Steel в Павлодаре — единственное предприятие страны, где производятся бесшовные трубы для нефтяной промышленности — вынуждено было остановить работу одной из двух линий производства. Это, по словам гендиректора, произошло из-за дефицита сырья. Ежедневно заводу не хватает 1,5 тыс. тонн. При этом запасы лома на предприятии не превышают 12 тыс. тонн — это на неделю работы. «В январе при нашей мощности 75 тысяч тонн мы дали только 37 тыс. тонн продукции. По производительности мы шли на уровне где-то 41%», — рассказал министру г-н Креймер. Он, также как и г-н Мыргыясов, является сторонником ввода запрета на импорт лома черных металлов из Казахстана. «Безусловно, лом закончится, поэтому за границу его выпускать нельзя. Это стратегическое сырье», — рассказывает г-н Креймер «Эксперту Казахстан». Однако уточняет: «Мы не говорим о том, чтобы закрыть экспорт лома в Россию — она наш партнер в рамках Таможенного союза. Помимо этого, Россия — это крупнейший потребитель лома, крупнейший рынок, а значит, регулятор цен. Если наших партнеров не устроят цены, которые мы им предложим, они могут продать лом в Россию. Мы просим убрать с рынка других игроков — Китай, Иран, Узбекистан».

По мнению г-на Креймера, только бекабадский завод АПО «Узметкомбинат» потребляет порядка 300—400 тыс. тонн в год. «Иран — также крупный рынок, переживающий бум строительства промышленных предприятий, которым нужен лом. А Китай — пропасть, туда сколько ни вали, дна не видно», — считает он.

«Китайские и иранские предприятия платят больше. Учитывая географическую принадлежность, по тем направлениям (юг — Узбекистан, восток — Китай) по тем ценам, которые предлагает рынок, экспортировать выгоднее, чем продавать лом на внутреннем рынке», — признает анонимный источник в «Казвторчермете».

Мороз и деньги

В Республиканской отраслевой ассоциации вторичной металлургии считают, что проблема экспорта преувеличена. По данным специалистов РОАВМ, только 30—40% казахстанского лома идет на экспорт. Глава ассоциации г-н Лик не видит недостатка сырья и сегодня. Анонимный источник в АО «Казвторчермет» (один из крупнейших игроков) сообщает, что экспортируются только излишки — 1,5 млн.

Иное мнение у российского эксперта — аналитика Rusmet.ru Михаила Родионова: «В Казахстане развивается собственное сталеплавильное производство, которого не было еще пару лет назад. Возможно, вскоре Казахстан как и Россия, столкнется с проблемой импорта лома».

При этом все опрошенные нами участники рынка признают, что нынешний дефицит сложился не из-за нехватки сырья. По словам г-на Лика, проблема не в ломо­образовании, а в ломозаготовке. Одним из негативных факторов стал традиционный зимний перебой в заготовке, который в этом году осложнили небывалые морозы. «Основная переработка происходит на улице. Человек может работать максимум 20 минут, а потом должен час греться в тепле. Отсюда низкая производительность труда и объемы заготовки», — рассказывает эксперт.

Тем не менее заготавливать металлолом мешал не только мороз, но и кризис, выведший рынок из ценового равновесия. «В прошлые годы была стабильная цена, наблюдался хоть маленький, но рост, — вспоминает г-н Лик. — Мы могли себе позволить затоварить склады осенью и зимой спокойно отгружать лом переработчикам». Однако ценовая нестабильность привела к тому, что предприниматели воздерживались от заготовки крупных партий. Переработчики тоже опасались переплатить лишнее. «Так как в ноябре и декабре на рынке не было твердой цены на лом, наши предприятия его не заготавливали. Только в начале февраля переработчики дали твердую цену», — говорит Владимир Лик. Он полагает, что поставщики боятся, что цена будет нестабильной, все хотят получать более высокую прибыль за счет низкой стоимости лома — металлошихты.

Надо договариваться

По мнению Эдуарда Креймера, если ситуация с ломом останется такой же, то KSP Steel снизит объемы производства продукции. При этом дефицит лома предприятие готово восполнять посредством его замещения на окатыши и брикетированное железо. «Кармет, в отличие от нас, имеет запас до 150 долларов по себестоимости — он может позволить себе купить более дорогое сырье без потери объемов», — поясняет г-н Креймер. Эксперт считает, что из-за дефицита лома пострадают мелкие производители — Caspian Stal и ТОО «КазФерроСталь» в Алматы (принадлежит Sat&Co), которые обречены на остановку производства.

Владимир Лик в свою очередь уверен, что тревога, которую подняли сталелитейщики, связана с тем, что они пытаются диктовать цены «черметам». «На март текущего года мы уже договорились о цене — 290 долларов за тонну, — говорит он. — Но ниже себестоимости (200—250 долларов) мы производить не можем. Предприятия просто закроются. Стоимость электроэнергии, цены коммунальных услуг растут, транспортные услуги подорожали. Налоги не изменились. В результате затратная часть повысилась, а оборотные средства стали резко ограничены». Те же проблемы испытывают и сталелитейщики, поэтому-то они и хотят снизить затратную часть посредством сырья.

Г-н Лик уверен, что на казахстанском рынке лома созрела необходимость информирования поставщиков об объемах переработки в опеределенный период (два-три месяца). «Мы просим стабильности, — говорит эксперт. — Тогда не будет перебоев с транспортом и поставками». Если же контрагенты «черметов» не захотят договариваться, то мелкие компании ассоциации вторичной металлургии просто исчезнут. Он предупреждает, что сохранять существующее положение дел невыгодно никому. Большинство «черметов» не осилит транспортные издержки, если целиком переориентируются на экспорт, а сталелитейщикам придется запускать сеть собственных сборных пунктов, но тогда они так же, как и при долгосрочных контрактах, рискуют потерять на перепаде цен.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики