Понять и оценить

Отношения бизнеса и власти остаются достаточно сложными, но диалог между ними стал более конструктивным и предметным

Понять и оценить

В конце февраля состоялось первое заседание Совета предпринимателей при президенте Казахстана, который возник в результате слияния Совета предпринимателей и Совета национальных инвесторов. Оно обозначило новый уровень взаимоотношений власти и бизнеса.

Государственно-частное партнерство (ГЧП) в Казахстане не может похвастаться ни славной историей, ни добрыми традициями. Долгое время отношения государства и бизнеса строились, как это принято в наших краях, исключительно на персональном уровне. Предприниматели становились министрами и акимами, потом снова уходили в бизнес, чем и достигался определенный уровень взаимопонимания. Но при этом государство жило своей жизнью, бизнес — своей.

Актуализировал тему партнерства экономический подъем в сочетании с ограниченностью внутреннего рынка. Благоприятная конъюнктура на сырьевых рынках обеспечивала приток нефтедолларов и вызывала ощущение перегрева экономики. Экономическая экспансия на новые рынки рассматривалась как естественный путь к решению проблемы «горячих денег» и созданию плацдарма для дальнейшего экономического роста.

В марте 2007 года президент выступил с посланием, которое называлось «Новый Казахстан в новом мире». Нурсултан Назарбаев заявил: «Сейчас как никогда актуален вопрос консолидации усилий частного бизнеса и государства для создания и завоевания новых ниш на мировых рынках нашими товарами, услугами и, надеюсь, передовыми идеями».

В то время отечественные банки и корпорации были заинтересованы в государстве, способном выступать инструментом подавления конкурентов, но в качестве партнера, предъявляющего к бизнесу какие-то требования, оно им было не нужно. Именно отсутствие механизмов взаимовыгодного партнерства, успешного опыта реализации совместных проектов, да и просто взаимного доверия в отношениях государства и частного бизнеса стало одной из причин создания госхолдингов «Самрук» и «Казына».

Что касается частных предпринимателей, то на встрече с ними 21 апреля 2007 года Нурсултан Назарбаев сказал: «Благодаря проведенным в стране реформам, моей постоянной личной поддержке в стране активно развивалась новая экономическая среда. Вы стали лидерами бизнеса благодаря реформам, стабильности и государственной поддержке. Настала пора вам серьезно поработать на экономику страны, которая всех вас вырастила, полноценно подключиться к решению социальных проблем. И правительству пора серьезно сотрудничать с отечественным бизнесом».

Вскоре после этого в Астане был подписан меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между правительством и предпринимателями Казахстана. От имени правительства его подписал Карим Масимов, а от имени бизнес-сообщества — группа бизнесменов. Некоторые из них ныне входят в состав недавно созданного Совета предпринимателей при президенте, некоторые вынуждены скрываться за границей, поскольку на них заведены уголовные дела. Что касается премьер-министра, то его несменяемость, похоже, считается гарантией стабильности президентского курса.

Другой стороны больше нет

Сегодня, по прошествии трех лет, можно констатировать, что и взаимопонимание между властью и бизнесом было декларируемым, а не реальным, и сотрудничество между правительством и предпринимателями не задалось. Однако принятие меморандума стало первым опытом поиска точек соприкосновения, осознания общих интересов и формулирования взаимных ожиданий и требований (подробнее см. «Две стороны осознанной необходимости», «Эксперт Казахстан» № 22 от 11 июня 2007 года).

Заседание Совета предпринимателей при президенте страны, состоявшееся в конце февраля, показало, что за три года изменилось многое. Если оставить в стороне процедуру политической гигиены — публичное осуждение Мухтара Аблязова как человека, не только закон нарушавшего, но и ныне из-за рубежа клевещущего, то нельзя не отметить радикальную деполитизацию повестки переговоров бизнеса и власти. Формула казахстанских реформ — «сначала экономика, потом политика» в кризисный период утратила свое значение в связи со сжатием политического процесса до встречи президента с парламентом (постановка задач), партией (критика недостатков) и правительством (презентация программ).

5 июня 2007 года на Конгрессе предпринимателей Казахстана было принято обращение, изобилующее выражением верноподданнических чувств президенту, но содержащее формулировки, которые в нынешнее время могли бы быть сочтены вольнодумством. Предприниматели заявляли, что вступление страны в качественно новую фазу модернизации политической системы они считают закономерным плодом в том числе и их усилий. А заключительный, резюмирующий пункт обращения начинался словами: «Мы рассматриваем экономическую модернизацию и демократическую реформу как совокупный процесс. Это две стороны одной свободы: свободы рыночной и свободы политической».

На февральском заседании Совета предпринимателей про свободу политическую никто не вспоминал. Да и вообще слово «свобода» сегодня в предпринимательских кругах куда менее популярно, чем слово «освобождение», особенно условно-досрочное. А от участия в политических процессах президент недвусмысленно предостерег: «Условием доступа к мерам господдержки должно являться невмешательство бизнеса в политику. Это исключается. Вредно банкам идти в политику. Они потом пропадают. Занимаешься бизнесом — занимайся, тебе государство помогает. И компаниям то же самое. Нет же, создало государство условия, заработали деньги — мало, дальше лезут куда-то. У нас в Казахстане не будет олигархического капитализма. Я не допущу этого».

Инициативные исполнители

Ошибочно представлять диалог бизнеса и власти как разговор слепого с глухим — это приводит к попыткам решить проблему путем проведения новых встреч, создания новых советов при президенте и подписания новых меморандумов. Причина неудач во многом связана с тем, что подписывают договоренности одни люди, а исполняют их совсем другие. И исполнение это будет отражать хорошо известное из теории управления расхождение в интересах между людьми и организациями, начальником и подчиненным.

Государство требует от частного бизнеса лояльности в обмен на заботу и поддержку. Бизнес об этой лояльности заявляет. В основе такого соглашения лежит понимание того, что существуют некие общенациональные интересы, ради которых возможны компромисс и сотрудничество. Поскольку государство и корпорация — это иерархические структуры, договоренности достигаются и фиксируются на уровне руководителей. Но уже на уровне финансового департамента компании и налоговой полиции Минфина корпоративные интересы в самом узком смысле очень часто подменяют собой представления не только об интересах национальной экономики, но и о задачах министерства и корпорации. Это наглядно проиллюстрировали прозвучавшие в ходе заседания слова председателя финансовой полиции Кайрата Кожамжарова о том, что его ведомство всего лишь арестовало счет компании Vita Soy, но не мешало его работе.

О том, как ГЧП интерпретируется региональными элитами, управленческими и предпринимательскими, знают, наверное, лишь во всевидящей партии «Нур Отан», но ее в отношения государства и бизнеса вмешивать не стали. Возможно, это было сделано для того, чтобы исключить любой контакт бизнеса с политикой. Как бы то ни было, партии на этот раз не поручили ни контрольной, ни даже разъяснительной работы на местах. Между тем, считает исполнительный директор Форума предпринимателей Казахстана Мунавара Палташева: «На уровне регионов контрольные органы далеки от государственной политики. И здесь нужна просветительская работа и для чиновников, и для предпринимателей. Предприниматели тоже должны знать свои права и защищать свои интересы».

Очевидно, что региональные органы власти должны рассматривать бизнес как партнера по решению задач регионального развития, в том числе реализации инфраструктурных проектов. Но создание стимулов к такому партнерству не должно подменяться административным давлением.

В сравнении с ситуацией трехлетней давности позиция бизнес-сообщества стала значительно более активной. «Необходима активность со стороны бизнеса. Если государство идет навстречу бизнесу в каких-то вещах, то и бизнес должен идти навстречу государству. Он должен становиться прозрачней, выходить из тени», — говорит г-жа Палташева.

Президент «Astana Group» Нурлан Смагулов считает, что предпринимателям важно увидеть и использовать те возможности, которые существуют на рынке даже в условиях кризиса: «Важно также, чтобы бизнес-сообщество не обвиняло во всем внешнеэкономическую ситуацию, бездействие властей, а чуть-чуть критично посмотрело на себя, каждый проанализировал — может ли он перестроиться и повысить эффективность работы. Докризисное и кризисное развитие — это две разные вещи. Я вижу, что многие готовы перестроиться под новые рыночные условия, но многие предприниматели, к сожалению, перестроиться не смогли. Они говорят о дорогих кредитах, барьерах, но не замечают, что радикально изменился сам рельеф делового поля, кризис открыл новые возможности и точки роста. У всех нас общая цель — преодолеть кризис и построить качественно новую эффективную экономику, которая будет работать в интересах всего общества».

Капиталисты без капитала

Индустриализация, особенно ускоренная, предполагает подчинение интересов банковского сектора интересам сектора корпоративного. Такую политику нетрудно провозгласить, но крайне сложно претворить в жизнь. В Южной Корее в свое время правительство в целях развития отечественных предприятий было вынуждено пойти на полную национализацию всех банков.

У нас можно говорить лишь о контроле государства над некоторыми из крупнейших банков страны, которые превратились в крупнейших должников. Поэтому государство в отношениях с банковским сектором вынуждено ограничиваться призывами к взаимности. Нурсултан Назарбаев сказал: «Я даю четкий сигнал банкам: я рассчитываю на вашу серьезную поддержку предпринимателей в трудных условиях. Государство оказало банкам огромную поддержку, и будет продолжать оказывать. Теперь банки должны пойти на значительное сокращение процентных платежей, принять другие условия, облегчающие предпринимателям выход из кризиса».

Как рассказал «Эксперту Казахстан» генеральный директор АО Vita Петр Потапов: «До кризиса в 2007 году у нас был объем продаж — 18 миллиардов тенге. EBITDA (прибыль компании до вычета налогов, процентов и амортизации) была 25 миллионов долларов. В 2009 году у нас продажи упали до 12,1 миллиарда тенге. И мы получили убыток — 30 миллионов долларов. В 2007 году мы переработали 120 тысяч тонн различного сырья, а в 2009-м — 60 тысяч тонн. Но при этом кредитов у меня осталось столько же, людей столько же, поэтому мы и получили убыток. Аналитики, посмотрев, скажут, что у нас нормальное эффективное предприятие, но нужен достаточный оборотный капитал, чтобы снабжать себя сырьем. Разговоры банков и регуляторов о том, что риски стали большими — это слишком обобщенно. Огромное количество предприятий сейчас испытывает трудности не из-за того, что они что-то неправильно сделали, а потому что нет оборотного капитала.

Сейчас по программе форсированного индустриального развития планируется построить кучу новых предприятий. Исекешев озвучил, что в этом году будет введено в эксплуатацию 144 новых предприятия. Но как только они начнут работать, они столкнутся с тем же проблемами, с которыми уже сталкиваемся мы, действующие предприятия. Оборотный капитал в Казахстане сейчас просто недоступен».

Сообщники и союзники

Как справедливо отметил в своем выступлении глава Национальной экономической палаты Казахстана «Союз “Атамекен”» Азат Перуашев, лучшим аргументом для занятия бизнесом может служить только успешный пример твоих предшественников. То же самое можно сказать и про ГЧП — лучшим аргументом в его пользу могут служить только успешные примеры. Их, увы, у бизнес-сообщества пока не слишком много.

По мнению г-на Потапова, конструктивным и эффективным диалог с государством пока назвать тяжело. «Премьер сказал, что мы, мол, очень долго спорили о том, оказывать ли помощь действующим предприятиям, и сначала склонялись к тому, что помощь им оказывать не нужно. Мол, как они попали в эту дыру, в тяжелое финансовое положение, пусть так и вылезают. Это, конечно, неправильный подход. Потом, как он сказал, они все-таки решили, что действующему бизнесу надо тоже помогать. Вся помощь, которая осуществлялась до этого, была направлена на так называемый малый и средний бизнес. А у перерабатывающих предприятий, которые что-то производят, вообще не было источников для финансирования. И сейчас их нет. Даже долговое финансирование было почти невозможно получить. Чтобы прийти к этому решению, нужно было пережить два с половиной года. Выполнять программу форсированного индустриального развития нужно с помощью действующего бизнеса, который проводил модернизацию и строил заводы», — уверен он.

Объединения предпринимателей, даже при неизбежной ориентированности на запросы и проблемы конкретных бизнесменов, по самой своей природе склонны к более взвешенным оценкам и конструктивному настрою. Мунавара Палташева на взаимодействие бизнеса и власти смотрит без иллюзий, но исходит из его необходимости: «В прошлом году удалось наладить основы государственно-частного партнерства. Например, был создан антикризисный совет. Была подготовлена новая концепция по разрешительной системе. В частности, был введен «метод гильотины» по сокращению определенных разрешительных документов. Государственным органам было показано, что в первую очередь им нужно думать над сокращением этих разрешительных процедур.

Второе важное направление — это проверки. Наконец-то были приняты изменения и дополнения в закон о частном предпринимательстве. Трижды вводился мораторий на проверки, когда президент поручал внести изменения в законодательство, но изменений не было. Теперь же было поручено внедрить систему оценки рисков и упорядочить проверки, сделать проверочные листы. Попытка систематизации проверок — это уже большой шаг. Но теперь и бизнес должен быть достаточно открыт, прозрачен, соблюдать элементарные правила безопасности — тогда будет уменьшаться и пресс проверок».

Очевидно, что оценка предпринимателями правительственных программ прямо зависит от того, в какой степени само бизнес-сообщество участвовало в их разработке. «Когда нам презентовали первую версию Дорожной карты, мы говорили, что в ней много недостатков — что это далекий от жизни проект. Во время многих встреч с бизнесом этот проект был доработан. Теперь речь идет не только о новых предприятиях, но и о тех, где проходит модернизация. И это не только экспортно ориентированные компании», — рассказала нам г-жа Палташева.

Позитивный опыт Форума предпринимателей Казахстана отражается и на оценках предстоящего сотрудничества с правительством: «Президент поручил создать четыре рабочие группы: по инфраструктуре, по финансированию, по административным барьерам и по казахстанскому содержанию. Определены основные проблемы бизнеса и во главе каждой группы поставлен достаточно высокий представитель госоргана. И эти группы создаются с участием бизнеса — это также очень хороший шаг».

У Торгово-промышленной палаты взгляд на ситуацию диаметрально противоположный. «На сегодняшний день можно отметить отсутствие прямой связи с правительством. Мы выключены из процесса разработки всех этих программ. Диалога с бизнесом нет. Один из вице-премьеров должен быть назначен для диалога с бизнесом и заниматься развитием бизнес-среды. Именно на уровне вице-премьера, не ниже. Его должны выбирать бизнес-сообщества, делегировать из своих рядов. Сегодня сложно донести мнение бизнеса до власти. Были, например, жалобы бизнесменов, что их не привлекали к вопросам, связанным с Таможенным союзом. Многие даже не обладали информацией по таможенным пошлинам и нововведениям», — рассказал Серикжан Мамбеталин, вице-президент Торгово-промышленной палаты.

Зато у «Атамекена», судя по выступлению Азата Перуашева, нет проблем с привлечением к вопросам, связанным с Таможенным союзом. Возможно, это связано с особым, «придворным» статусом национальной экономической палаты, но она уже выходит на новый, союзный уровень работы, выбрав партнером Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Как сообщил г-н Перуашев: «Достигнуты договоренности с РСПП о координации работы по разработке и гармонизации технических регламентов, готовится к подписанию соглашение о создании координационного совета промышленников и работодателей Таможенного союза».

Судя по тому, сколько вопросов вызывает создание Таможенного союза, гармонизация интересов и синхронизация работы станет самым актуальным направлением работы казахстанских и российских бизнес-ассоциаций в ближайшее время. Что касается государственной власти, то она эту задачу, кажется, уже решила. Не случайно практически одновременно с казахстанским президентом такую же встречу со своими предпринимателями провел и российский президент.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики