Утром — дружба, вечером — пошлины

Участники Таможенного союза продолжают спорить о распределении пошлин

Утром — дружба, вечером — пошлины

Как сообщил в начале марта первый вице-премьер Казахстана Умирзак Шукеев, согласно договоренностям, достигнутым 26 февраля на 14-м заседании комиссии Таможенного союза (ТС) в Москве, на долю Казахстана придется 7,36% от всех таможенных поступлений в рамках ТС. Накануне заседания первый вице-премьер России Игорь Шувалов заявил, что доля РФ составит «около 87%». Соответственно, Белоруссии должно отойти более 5%. При определении доли каждой страны-участницы принято решение применять смешанный принцип: учитывать и объем импорта, и статистику ввоза товаров.

Минфинам трех стран было поручено в течение ближайших десяти дней (то есть не позднее, чем к середине марта) провести окончательные расчеты по доле каждой страны в общем объеме импортных ввозных пошлин. Потом эти доли будут зафиксированы в соответствующем межгосударственном соглашении, которое подпишут президенты. Ранее, 22 февраля, на портале BNews.kz в ходе online-конференции министр финансов РК Болат Жамишев признал, что в вопросе распределения таможенных пошлин нет справедливой формулы, и выразил надежду на политическое решение этой проблемы.

Вопрос о распределении пошлин обсуждался сторонами еще с прошлого года. В конце января на 13-м заседании комиссии ТС Москва и Астана предложили делить платежи в следующей пропорции: 86,5% — РФ, 8,5% — РК, 5% — Беларусь. Но Беларусь с этим не согласилась и потребовала увеличить свою долю на 0,3%. Итоги последнего заседания комиссии свидетельствуют, что требования Минска удовлетворены с запасом за счет доли РК.

Но и эти договоренности еще могут быть пересмотрены. Острые дискуссии вокруг пошлин (да и других вопросов) негативно скажутся на стабильности интеграционного объединения, но еще хуже на нее повлияют политически мотивированные решения, принимающиеся в ущерб экономическим интересам участников ТС. А это вполне возможно. Казахстан уже теряет свои экономические выгоды из-за политических амбиций.

Политика — концентрированное выражение экономики

А то, что при создании ТС политика превалирует над экономикой, очевидно с момента подписания президентами 28 ноября прошлого года в Минске учредительных документов.

Директор Группы оценки рисков, политолог Досым Сатпаев считает, что РФ видит в Таможенном союзе фактор противодействия китайской экспансии в Центральной Азии (ЦА). Безусловно, за последние несколько лет Китай стал серьезным конкурентом России в Центрально-Аиатском регионе. Взять хотя бы нефтепроводы и газопроводы из государств ЦА в Китай. Вспомним еще соглашение о кредите в 10 млрд долларов, которое подписано в ходе визита казахстанского президента в Китай. «Казахстан — это ключевая страна для проникновения в регион. Если в будущем к ТС присоединятся Таджикистан и Кыргызстан, то он станет хорошим плацдармом для усиления российского присутствия в ЦА и привязки небольших экономик центральноазиатских государств к большой экономике РФ», — подчеркнул г-н Сатпаев.

Политолог видит риски в степени влияния бизнес-структур на принятие политических решений. Крупные российские компании в силу их афиллированности с политическим истеблишментом имеют все возможности отстаивать собственные экономические интересы, то есть усилить свое присутствие на территориях стран-партнеров.

Для президента Нурсултана Назарбаева проект ТС персонифицирован и важен в первую очередь как политический. Он, кстати, и является инициатором ТС. Недавно российский премьер Владимир Путин в ходе встречи с казахстанским президентом еще раз подчеркнул этот факт. «Именно по этой причине решения по Таможенному союзу Назарбаевым будут приниматься в основном без учета интересов казахстанских бизнес-структур», — заявляет г-н Сатпаев.

О том, что казахстанский президент активно продвигает проект, свидетельствует другой факт. Второго марта Нурсултан Назарбаев встретился в Астане с Игорем Шуваловым, где попросил его ускорить работу по формированию Единого экономического пространства (ЕЭП). Со своей стороны г-н Шувалов заверил, что во втором полугодии начнется процесс формирования пакета документов по созданию к 1 января 2012 года ЕЭП.

Можно также привести и другой пример, когда в жертву политике принесены экономические интересы. В частности, здесь можно упомянуть проект Нурсултана Назарбаева по созданию центральноазиатского экономического союза. По мнению аналитиков, с экономической точки зрения он был выгоден всем без исключения странам региона. Но политические амбиции заморозили проект в самом зародыше.

Во время визита в Астану весной 2008 года узбекский президент Ислам Каримов назвал неприемлемой саму идею интеграции. При этом он сослался на преждевременность такой интеграции и различный уровень развития экономик. Напомним, что ранее Таджикистан и Кыргызстан поддержали идею казахстанского президента.

Риски осязаемы

Инертность сторон, попытки все проблемы ТС отдать на откуп президентам могут привести к торможению интеграционных процессов.

По словам директора департамента стратегического анализа компании ФБК Игоря Николаева, на определенном этапе развития ТС экономика может вступить в противоречие с политикой. В подтверждение этого можно привести пример с нефтяными пошлинами. Сегодня пошлинами не облагается объем нефти, необходимый Беларуси для удовлетворения внутренних потребностей. Но Минск хочет большего: полной отмены пошлин на всю российскую нефть, поставляемую в Беларусь. Благодаря беспошлинной нефти Минск получает хорошую маржу, перерабатывая на своих заводах российскую нефть и продавая светлые нефтепродукты.

Главный экономист ФК «Открытие» Данила Левченко призывает сохранять баланс и подключать политический ресурс лишь в случаях, когда другие инструменты не действуют.

«Важно, чтобы политика оставалась лишь вспомогательным, а не основным инструментом при решении экономических проблем», — считает г-н Николаев.

Понятно, любой новый проект поначалу вызывает недоверие. Но его было бы намного меньше, считает г-н Сатпаев, если бы еще в прошлом году казахстанское правительство ответило на три ключевых вопроса: когда ТС принесет РК конкретную экономическую выгоду, в каких объемах и что для этого нужно сделать.

Правительство на них не ответило. Ущерб подсчитан, выгоды не видно. С началом работы ТС в казахстанский бюджет, по предварительным данным, недопоступит 70 млрд тенге (при этом неясно, какая доля — 8,5% или 7,36% — легла в основу расчетов). Эту сумму 23 февраля в ходе правительственного часа в мажилисе озвучила депутат Гульжана Карагусова. А ведь в ноябре прошлого года руководитель департамента торговой политики ЕврАзЭС Владимир Чушкин, сославшись на расчеты ученых российского Института народнохозяйственного прогнозирования, назвал суммарный интеграционный эффект от создания ТС, измеряемый дополнительным производством ВВП к 2015 году в размере около 400 млрд долларов.

Эксперт из Ташкента Дильмурад Холматов видит решение проблемы распределения долей от пошлин и вообще всего ТС в том, чтобы вывести их в сугубо экономическую плоскость. «Нужно, чтобы на самом деле заработали единые технические регламенты, единая технология расчета таможенных пошлин и акцизов, единая автоматизированная система контроля за передвижением товаров. Здесь у стран есть свои наработки. Но существует опасность, что процесс этот сильно затянется», — резюмирует он.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики