Несмиренное кладбище

В отсутствие закона, регулирующего рынок ритуальных услуг, в похоронном бизнесе процветает криминал, а фирмы цинично наживаются на несчастье, оказывая некачественные услуги по завышенным ценам

Несмиренное кладбище

Совсем недавно в одном из разговоров с коллегой речь зашла о ритуальных услугах, в частности об организации траурной церемонии. Женщина, в прошлом году похоронившая своего родственника, рассказывала, насколько проще сегодня стало организовывать похороны благодаря большому количеству фирм, выполняющих ритуальные услуги, что называется «под ключ» — от сбора необходимых документов до проведения поминальных обедов. Действительно, для тех, кому довелось хоронить своих близких во времена Советского Союза, когда по всем инстанциям приходилось ездить самостоятельно, отстаивать длинные очереди и в конечном итоге самому организовывать всю церемонию, разница ощутима.

Между тем в ходе изучения тонкостей этого бизнеса стало ясно, что рост похоронных агентств избавил потребителей лишь от дополнительных хлопот по организации похорон. В остальном же действующие на рынке в огромном количестве мелкие фирмы-посредники, у которых нет своего офиса, производства, необходимого персонала, лишь ухудшают качество оказываемых услуг и необоснованно завышают цены, пользуясь специфичностью бизнеса. После смерти близкого человека никто не будет искать более приемлемые цены — отдадут последнее, а уже после погребения вряд ли кто будет жаловаться на качество оказанных услуг.

Борьба добра со злом

С обретением Казахстаном независимости и переходом к рыночной экономике на рынке ритуальных услуг наряду с государственными похоронными учреждениями появились и частные фирмы. Их количество стало резко возрастать вследствие огромной емкости рынка, как бы цинично это ни звучало. Ежегодно в Казахстане умирает около 152 тыс. человек, на захоронение которых в среднем уходит 44,5 млн долларов. Увеличение числа фирм связано еще и  с относительно несложной системой официальной регистрации — достаточно стать индивидуальным предпринимателем по упрощенной декларации. Еще в начале 90-х годов на весь Алматы действовало только одно государственное учреждение, сегодня же, по данным алматинского государственного коммунального предприятия (ГКП) «Спецкомбинат ритуальных услуг», около 92% всех ритуальных работ выполняется частными фирмами.

Большая часть таких предприятий, которых, по неофициальным данным, в Алматы около 60, не имея достаточной материально-технической базы, стали заниматься посредничеством между населением и крупными фирмами, что, естественно, привело к ужесточению правил игры. «Сложилась система с волчьим оскалом, где процветает криминал», — так обрисовывает ситуацию на рынке председатель Независимой ассоциации предпринимателей (НАП) Талгат Акуов. Фирмы начали воевать за клиентов, в прямом смысле этого слова. Нередки случаи драк между агентами, поджоги офисов более успешных конкурентов, запугивание директоров фирм. Именно этим и обусловлен тот факт, что большая часть собеседников нашего журнала разговаривали на условиях анонимности.

«У этих людей нет ничего святого. Это та же самая барахолка, причем в самом диком варианте. Покойники скупаются, перепродаются с процентами, откатами, — рассказывает участник рынка. — За деньги решается все, начиная от бальзамирования и выдачи тела из морга и заканчивая получением места на кладбище. Нельзя решить вопрос за деньги только тогда, когда чиновника просто нет на месте, это тоже очень часто бывает».

Похоронная команда по вызову

По словам г-на Акуова, пока рынок был стихийным, все было нормально, проблемы начались с приходом на кладбище чиновников. «Они диктуют условия, кому можно работать, кому нельзя, кому, как и где хоронить; предъявляют к предпринимателям необоснованные претензии, которые можно снять за определенную плату. Свободный рынок просто начал исчезать. Мы не раз поднимали эти вопросы в акимате города, чиновникам выносили выговор, снимали с работы, но приходил новый, и опять все начиналось сначала», — подытоживает он.

По словам не назвавшегося директора одного из похоронных агентств, официально новое место на городском кладбище стоит 19 700 тенге, но никто не гарантирует, что его не будет затапливать по весне. Неофициально же цены на хорошие места кладбищ в черте города доходят до пяти тысяч долларов. Но даже такая высокая цена не гарантирует, что не придется приплатить чиновнику. К примеру, могила «на подзахоронение» официально стоит 24 700 тенге, но в конечном итоге она обходится в два раза дороже — в 50 тыс.

Похоронный бизнес превратили в сетевой маркетинг, считает представитель группы компаний «Ритуал сервис» Галина Шведова. «Агенты, работающие на фирму, нанимают себе агентов, те в свою очередь через других агентов получают информацию, и, естественно, чем дальше от центра, тем выше цены. В итоге мелкие фирмы просто мешают работать большим».

Изменились и методы поиска клиентов. Если до конца девяностых ритуальные конторы работали только по рекламе и рекомендациям, то сегодня большая часть прибегает к услугам служб, которые первыми узнают о трагедии — «скорой помощи» и полиции. «Человек еще не умер, а похоронщики, которые работают без году неделя, уже несутся раньше реанимобиля. Причем за информацию экстренных служб они платят от 5 до 20 тысяч за вызов. Какие же деньги они берут с клиентов?» — рассказывает директор фирмы, пожелавший не называть себя.

В других городах Казахстана, по рассказам самих участников рынка, количество похоронных фирм за последние годы также стало расти. Однако между ними существуют нормальные конкурентные отношения. Как рассказывает директор одной из крупных астанинских фирм ритуальных услуг Александр Лапшин, все, кто начинает нечестно работать, долго на рынке не выдерживают. «У нас не так давно пришла на рынок одна фирма, ее директор была из Алматы. Здесь развернула деятельность через «скорую», через полицию, так ее быстро поставили на место. Она какое-то время еще поработала, потом свернула бизнес и уехала. У нас по-прежнему лучшая реклама — это сами люди», — утверждает он.

По одежке провожают

В этой ситуации в первую очередь страдают, естественно, потребители, которые переплачивают за ритуальные услуги. К примеру, если организовать похороны непосредственно через крупные фирмы, минимальный набор — гроб, венок, крест, табличка, бригада на захоронение и катафалк — обойдется в среднем в 40 тыс. тенге. Если же договор на оказание услуг будет заключен с посредниками, то сумма увеличивается как минимум на 30—50%. К тому же, отмечает г-н Лапшин, чаще после работы мелких фирм приходится многое переделывать, опять же за счет заказчиков.

Но когда люди оказываются в подобной ситуации, то готовы заплатить любую сумму, чем и пользуются агенты. «К нам очень часто приходят люди и жалуются на то, что им не предоставили или некачественно предоставили какие-то услуги, — рассказывает директор похоронного агентства. — А если им говоришь, что нужно жаловаться, отмахиваются: мол, ладно уж, похоронили…».

Как мы выяснили у президента Национальной лиги потребителей Казахстана Светланы Савченко, жалобы на фирмы ритуальных услуг действительно не поступают. Это вполне понятно: даже нам не удалось разузнать, из чего, например, формируются цены на ту или иную продукцию. По всей видимости, они зависят лишь от того, кто в данном случае заказчик. В одной фирме корреспонденту журнала ответили, что даже кремация, которая проводится только в России, не имеет четкой цены, и все зависит от самого клиента.

Нужен закон

По мнению участников рынка, подобная ситуация сложилась в результате того, что до сих пор в Казахстане нет законодательных актов, которые бы регламентировали деятельность фирм ритуальных услуг. «Необходимо точно, до мелочей, до запятой прописать все правила, а это огромное количество нормативно-правовых актов. Разрабатываться они должны как на республиканском, так и на муниципальном уровне, в соответствии с реалиями того или иного города», — поделился своим мнением руководитель одного ритуального агентства.

Талгат Акуов согласен с тем, что в отсутствие законодательной базы ситуация на этом рынке не изменится. «Нужно государственное вмешательство и жесткое регулирование цен. К тому же необходимо законодательно определить, какие функции оставить государственным фирмам, а какие частным, — полагает глава НАП. — Но заниматься этим никто не хочет, энтузиастов нет. По идее этим должен заниматься городской акимат, потом выносить на обсуждение в маслихат, но у нас все оторвано от нужд народа».

По словам менеджера производства ГКП «Спецкомбинат ритуальных услуг» Каната Кастаева, нужно, чтобы фирмы, которые занимаются ритуальными услугами, получали специальные лицензии, дающие им право на занятие таким видом деятельности.

Галина Шведова же считает, что пока крупные компании не объединят свои усилия и не поставят во главу бизнеса качество предоставляемых услуг, а не личную выгоду, улучшения не будет. Основные надежды она возлагает на Казахстанскую ассоциацию похоронных и патологоанатомических организаций, которая официально была образована несколько лет назад, но до сих пор существует только на бумаге.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики