Почему они возвращаются

Редакционная статья

Почему они возвращаются

В зале напротив президента сидели казахстанские бизнесмены. Он их давно и хорошо знал, он знал многое и об их бизнесе. Но о том, что в список миллиардеров, подготовленный журналом «Форбс», будут вновь включены четверо казахстанцев, годом ранее выбывших из этого списка, поскольку их активы в связи с кризисом обесценились, ему вряд ли было известно. Заседание Совета предпринимателей проходило в конце февраля, а свой список самых богатых людей планеты «Форбс» опубликовал лишь в марте. Нуржан Субханбердин, а также Тимур и Динара Кулибаевы вернулись в него с активами, оцениваемыми в 1,1 млрд долларов. Трое совладельцев ENRC (Патох Шодиев, Александр Машкевич и Алиджан Ибрагимов) из списка не выбывали, они просто увеличили свое состояние — сегодня оно оценивается в 3,3 млрд долларов на каждого из трех друзей. Строго говоря, из них лишь Ибрагимов является гражданином Казахстана, а Шодиев с Машкевичем всего лишь резиденты, но в общественном сознании они едины, как три богатыря с картины Васнецова. А отличился в этот раз Владимир Ким, не просто вернувший себе титул миллиардера, но увеличивший стоимость активов своей компании «Казахмыс» в пять раз, до 3,7 млрд долларов.

Впрочем, президент и о своих бизнесменах, и об их состояниях знает побольше любого журнала. Опубликованный «Форбсом» рейтинг интересен тем, что в комментариях, сопровождающих имя миллиардера и его стоимость, было фактически сказано то же самое, что Нурсултан Назарбаев сказал бизнесменам. Про Нуржана Субханбердина — что его «Казком» получил около миллиарда долларов господдержки, это вдохновило инвесторов, в результате акции выросли более чем на 50%, а главе банка было возвращено звание миллиардера. Про Тимура Кулибаева — что принадлежащий ему Народный банк получил 600 млн долларов господдержки, в результате акции банка выросли за прошлый год в пять раз, а Тимур Кулибаев вместе с супругой-совладелицей Динарой снова стал миллиардером.

Когда президент заявляет, что государство оказало банкам огромную поддержку, некоторые полагают, что это просто фигура речи. Мол, поддержка была недостаточной, у банков море долгов и иных проблем. В свое время так же несерьезно восприняли слова президента о том, что любого из бизнесменов он может за руку в суд отвести — сегодня так уже никто не думает. Пусть господдержка не решила всех проблем, зато почетное звание миллиардера банкиры в результате этой поддержки себе возвратили. Поэтому требование отказаться от политики они наверняка сочли вполне логичным и уместным.

История возвращения на страницы «Форбса» Владимира Кима практически такая же, если верить журналу. «Казахмыс» получает кредит от Китайского банка развития и от фонда «Самрук-Казына» на 2,7 млрд долларов, акции компании за год вырастают впятеро. Отличие, пожалуй, в том, что Владимир Ким из числа правильных олигархов. Он президента, а также его курс, инициативы и программы полностью и безусловно поддерживает. Поэтому у него и состояние втрое больше, чем у банкиров, а главное — пусть хоть сто миллиардов будет, никто их «олигархическим капиталом» не назовет.

История взаимоотношений власти и бизнеса на уровне главы государства, владельцев банков и корпораций имеет свою специфику. Но в целом она могла бы быть модельной для всей властной вертикали и для всего казахстанского бизнеса, а не только флагманов добывающего и банковского секторов. Власть должна считать бизнес своим. Не в смысле его подконтрольности, как это нередко бывает сегодня, а в системе распознавания «свой — чужой». Чужие — это преступники, а бизнес в целом — всегда должен быть своим. Власть, даже в лице силовых структур, не должна с бизнесом воевать. Тогда вернется дух предпринимательства, инвестиции и рабочие места.