Сидим мы, значит, с африканцем

Отсутствие взаимодействия между турфирмами и органами власти оборачивается проблемами для обычных казахстанских туристов

Сидим мы, значит, с африканцем

В начале марта в казахстанской туриндустрии разразился скандал. Национальная лига потребителей Казахстана (НЛПК) сообщила о задержании 16 февраля группы из восьми казахстанских туристов в каирском аэропорту. Путешественники без объяснения причин были помещены в камеру. Сотрудники миграционной полиции Египетской Республики, применив силу, изъяли у граждан Казахстана паспорта, авиабилеты, мобильные телефоны и, продержав без пищи в антисанитарных условиях более 60 часов, под конвоем депортировали в Казахстан.

Потерпевшие заявили, что намерены подать в суд на турфирмы, с которыми были заключены договоры, на общую сумму в несколько миллионов долларов. В турфирмах заявляют, что не несут ответственности за случившееся. Третьей стороной конфликта, способной обеспечить права наших сограждан, могли стать дипломатические органы РК — но не стали.

Не верь, не бойся, не отдыхай

Накануне поездки в Хургаду — египетский курорт на побережье Красного моря — будущие пострадавшие заключили договоры с ТОО «ТрансАэроТурс Казахстан», ТОО «Bell Tour», ТОО «Aura Travel», ТОО «ЦАТ». Перед вылетом в агентствах каждому клиенту выдали общий список группы, в котором было 22 фамилии. Отдыхающих заверили, что перечень утвержден египетским посольством в Казахстане и по прилете в Каир всем внесенным в список вклеят в паспорта визы.

Однако по прибытии в аэропорт Каира визы получили только 14 человек. Остальных разместили в транзитной зоне и стали по очереди водить на допрос. «При этом задавали очень подозрительные вопросы: одни мы приехали или в сопровождении, ждет ли нас кто-то снаружи аэропорта или знает ли кто-либо еще в самолете и в Алматы, что мы сюда прилетели. Вначале мы ничего не подозревали, думая, что это стандартная процедура, и отвечали на вопросы. После того как мы сказали, что никого знакомого с нами в самолете больше нет, у нас забрали документы и проводили в комнату с серой металлической дверью», — рассказывает одна из потерпевших Татьяна Агеева.

«У нас в камере было около 15 чернокожих, пять палестинцев и столько же марокканцев, на всех не хватало стульев, половина <задержанных> лежала прямо на полу. Сначала нас пытались запугивать, говорили, что у них есть компромат на нас, что мы якобы что-то нарушили, потом пытались через уборщика продать нам наркотики, то есть пытались как-то нас скомпрометировать», — вспоминает Денис Пасечников.

Люди находились в состоянии стресса. По воспоминаниям туристов, их насторожило то, что все задержанные оказались молодыми людьми примерно одного возраста и в равной гендерной пропорции: четыре парня и четыре девушки. Люди постарше или семейные с детьми получили визы. «Тогда мы даже подумали, что нас решили продать в рабство или на органы», — рассказывает г-жа Агеева.

«Сначала мы спокойно ждали, что скоро что-то решится, мы уже дозвонились в посольство Казахстана в Египте и в турфирму в Алматы. Однако на второй день ничего не изменилось, и у нас началась паника. В последнюю ночь мы решили силой вырываться, подумали, будь что будет, нам терять нечего», — поделилась еще одна потерпевшая туристка, не захотевшая представляться.

По словам г-на Пасечникова, попытка обрести свободу закончилась неудачей: «Когда наши девушки позвали охранника, силой оттолкнули его от двери и вырвались из камеры, их начали душить, толкать обратно, кричать на них, обливать грязной водой, которой тут же мыли пол».

Лишь 18 февраля восьмерых казахстанских туристов под конвоем через Россию депортировали в Казахстан. При этом им не объяснили причину депортации и в паспортах не сделали никаких отметок. «Из документов, подтверждающих, что мы там были, это билеты на самолет и фотографии, которые мы успели сделать», — поясняет одна из туристок.

Где больная голова?

По прилете в Алматы пострадавшие обратились за помощью в Национальную лигу потребителей Казахстана. Сразу же стало ясно, что в досудебном порядке брать вину на себя никто не будет. Туристические фирмы, с которыми непосредственно заключались договоры, стали ссылаться на недоработку со стороны оператора, готовившего визы, — туристическую компанию «On travel». Однако генеральный директор этой компании Наталья Линник ответственность с себя сняла и заявила, что в этом виноваты служащие посольства Египта в Казахстане, которые вовремя не передали египетским госорганам списки туристов.

В посольстве Египта в Казахстане нам сообщили, что сейчас действуют правила, утвержденные еще год назад, по которым предусматривается получение визы в течение одной-двух недель только в самом посольстве. «Об этом все туроператоры знали, но все равно 15 февраля выслали нам список и на следующий день без нашего подтверждения отправили туристов», — заявили в посольстве. То есть в аэропорту Каира туристам визы не могли выдать. Но большая часть группы получила же их. И это логично — ведь, по утверждению г-жи Линник, «согласно официальному протоколу (№ 640 от ноября 2009 года), подписанному послом Египта в Казахстане, казахстанские граждане могут получать визу либо в самом посольстве Египта, либо непосредственно по прибытии в эту страну».

Директор НЛПК Светлана Савченко говорит, что в любом случае есть официальные договоры с туристическими фирмами, которые и должны нести всю ответственность. «Даже если у них заключены договоры с третьей стороной, с тем же On travel, пусть они уже в регрессном порядке требуют с кого угодно возмещения материального и морального вреда, но мы будем иметь дело только с этими туристическими компаниями», — заявила она.

Потерпевшие туристы сообщили, что каждый намерен подать иск в суд на сумму один миллион долларов и написать личное обращение на имя президента страны Нурсултана Назарбаева. «Это межгосударственный вопрос, который должен решаться на самом высоком уровне», — полагают молодые люди. У них есть претензии не только к турфирмам и египтянам, но и к нашему посольству в этой арабской стране. По словам туристов, после обращения 16 февраля к сотрудникам посольства никаких действий со стороны последних не последовало. Впрочем, представитель Министерства иностранных дел Казахстана Ильяс Омаров опровергает это: «После поступившего звонка в 23 часа 30 минут сотрудник посольства незамедлительно выехал в аэропорт и выяснил, что у граждан Казахстана нет виз и они подлежат депортации. Пройти к ним он просто не смог». По мнению г-на Омарова, вина за случившееся лежит на турфирмах, которые не подали списки вовремя. «Не надо перекладывать вину с больной головы на здоровую», — говорит он.

Вопрос престижа

То, что консульский работник не смог встретиться со своими согражданами, вполне объяснимо. Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях работники посольства «обязаны уважать законы и постановления государства пребывания и не вмешиваться во внутренние дела этого государства», а посещение камеры миграционной полиции как раз и есть «вмешательство». К тому же даже если бы сотрудник консульства смог встретиться и выслушать жалобы туристов, он был бы не в силах сразу же помочь им. Максимум, что мог сделать консульский работник — это написать официальное обращение в МИД Египта, откуда после долгих бюрократических преград оно бы попало в миграционную полицию, это как минимум три дня. К тому времени туристов уже депортировали бы.

Но это не означает, что вопросов к консульским службам нет. Глава Казахстанской туристической ассоциации (КТА) Рашида Шайкенова говорит, что подобные ситуации с гражданами Казахстана происходят не в первый раз. Видимо, посольству Казахстана в Египте стоит задуматься о налаживании личных неформальных контактов с той же миграционной службой, так как именно на этом уровне эффективнее всего разрешаются конфликты, связанные с туристами. В случае же с путешественниками, задержанными в Каире, по мнению главы КТА, имела место «неясная работа сотрудников египетского посольства». Да и с порядком получения виз в последнее время не все ясно. «Сначала <египтяне> сказали, что нужно получать визы в посольстве. Но посольство не успевало оформлять визы, потому что пошел большой поток туристов. В середине сезона они поняли это и сказали, что теперь можно въезжать по спискам и на месте получать визу. И рынок просто не понимал, что от него требуют», — утверждает г-жа Шайкенова.

«Наши турфирмы вовремя подают списки. Тем более что по поводу депортации наших туристов мы уже собирались и неоднократно обсуждали с компаниями, работающими на отправку в Египет, их ответственность», — говорит глава КТА и добавляет, что сейчас туррынок живет в жесточайшей конкуренции, и терять своих клиентов вследствие недобросовестной работы мало кто может себе позволить.

Вряд ли инцидент повлияет на ситуацию на рынке. Турбизнесмены характеризуют наших туристов как «смелых и отважных» — проще говоря, они мало обращают внимания на печальный опыт других отдыхающих и надеются, что лично они проскочат. К тому же египетское направление отнюдь не лидирует в турпотоках — за прошлый год туда уехало (по данным КТА) 15 тыс. казахстанцев, а в Турцию, занимающую первое место по популярности, — 100 тысяч. Другое дело, что тут вопрос государственного престижа. «Наши власти должны выступить на защиту своих граждан. Они должны четко заявить о своей позиции относительно того, что в Египте допускают нарушение прав человека, в частности граждан Казахстана. Этот вопрос должен решаться на уровне МИД», — уверена г-жа Шайкенова. В противном случае неуважение к нашим согражданам может войти в систему. Да и за державу, в конце концов, обидно.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее