Границы государства

Редакционная статья

Границы государства

Причины наводнения в Кызыл-Агаше уже установлены, виновные определены, направление, по которому движется следствие, понятно. И это заставляет вновь задуматься о том, где проходят границы нашего государства. На каком расстоянии от Астаны государственная власть сменяется властью госчиновников?         

Через неделю после трагедии в Кызыл-Агаше талдыкорганский суд вынес приговор в отношении людей, которые были признаны виновниками пожара, случившегося в наркологическом диспансере в сентябре прошлого года. За нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее по неосторожности смерть людей, главный врач наркодиспансера Юрий Седов был приговорен к четырем годам лишения свободы, а заведующая хозяйственным отделом диспансера Любовь Чухненкова — к трем годам лишения свободы в колонии-поселении.

Их вина фактически заключалась в том, что каркасно-камышитовое здание не было оснащено системой пожаротушения, зато имело решетки на окнах и двери с замками вагонного типа. Поэтому горело оно быстро, а выбраться из него было почти невозможно. Но наркодиспансер — это режимное учреждение, двери и решетки установлены в соответствии с распоряжением Минздрава. Почему виновным был признан только главврач? Мы бережем чиновников как исчезающий вид? Но у нас в стране квалифицированных врачей куда меньше, чем профессиональных акимов.

Приезд в Кызыл-Агаш премьер-министра стал демонстрацией присутствия государства, а оперативное выделение сил и средств на ликвидацию наводнения и оказание помощи пострадавшим — демонстрацией государственной силы и заботы одновременно.

Но власть — это сочетание полномочий и ответственности. Поэтому кажется, что границы государственной власти проходят примерно по «поясу верности» в Астане — комплексу правительственных зданий, окружающих Ак орду. Президент время от времени напоминает своим министрам, что они несут персональную ответственность за выполнение государственных программ и просто президентских поручений. Надо полагать, министры такую ответственность действительно несут.

Но если ответственность за гибель сорока человек во время пожара в прошлом году была возложена на одного лишь главврача, а за гибель тридцати человек в Кызыл-Агаше, судя по всему, отвечать будут хозяин водохранилища и директор кооператива водопользователей, это означает, что государственной власти в Алматинской области нет. Или, как вариант, что аким Алматинской области Серик Умбетов к государственной власти никакого отношения не имеет. Ведь за пожары и наводнения он никакой ответственности не несет. Возможно, он действительно отвечает только за пропаганду и разъяснение очередного послания президента народу Казахстана.

Частное водохранилище — это тоже свидетельство того, что государственных интересов в области нет. Все, что нужно государству, оно кропотливо и с любовью собрало в корзину «Самрук-Казыны». Плотина районного значения государство не заинтересовала.

Одна из функций нормального, здорового государства — самокоррекция, исправление своих ошибок. Если государственных чиновников не наказывают, это означает, что в сфере их компетенции все хорошо. Если в области регулярно гибнут люди, а руководитель области никакой ответственности за это не несет, это означает, что государственной власти в области просто нет.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности