Жизнь и страдания молодого экспата

Николя Журну демонстрирует, как комиксы могут стать хорошим средством самоанализа и избавления от стереотипов

Жизнь и страдания молодого экспата

В галерее «Тенгри Умай» открылась выставка французского художника комиксов Николя Журну. Ее название Ex-patria буквально переводится, как «вне родины». Сам художник переводит — «за границей». Выставка посвящена восприятию приезжим французом казахстанской жизни. Несмотря на желание Николя посмеяться над стереотипами, возникающими у всякого среднестатистического путешественника, серия комиксов получилась очень личностной. Как подчеркивает художник, поскольку он передавал свои впечатления, — правдивой. Альбом посвящен его первым туристическим впечатлениям. Николя в Казахстане уже четыре года, и сейчас восприятие поменялось, что требует издания второго тома. К тому же надо оправдать название выставки.

Плохой, хороший, бедный

Экспат — закрепившееся в западной и вошедшее в нашу культуру понятие, обозначающее человека, живущего и работающего в другой стране, но не собирающегося менять гражданство. Как правило, экспаты — это выходцы из богатых западных стран, живущие и работающие в странах третьего мира. По словам Николя, в Европе это слово имеет два оттенка — нейтральный и негативный. В последнем смысле экспаты — категория людей, которые стремятся обогатиться, работая в корпорациях чужой страны. Их цель — исключительно материальная выгода, ведь жизнь в таких странах дешевле. «Он богат и, как правило, бизнесмен. У него квартира, машина. О нем сложился миф как о человеке, регулярно пьющем пиво в “Сохо”, имеющем хорошие связи», — объясняет Николя. Такие экспаты живут на широкую ногу, ездят на «Лексусе», посещают дорогие бары и клубы, что они вряд ли себе смогли бы позволить на родине. У путешествующих цель — получить экзотические ощущения, у экспатов — жить лучше и проще. И этого можно достичь за границей. Себя Николя к таким не относит, он, как говорят, «бедный художник» и на жизнь зарабатывает, иллюстрируя статьи в прессе и рисуя комиксы на заказ. То, что представлено на выставке, — скорее отчет путешественника, а не экспата. Хотя четыре года назад Николя приехал в Алматы отнюдь не ради отдыха и туристических впечатлений, а следом за своей девушкой, француженкой, нашедшей здесь работу. Поэтому приравнять его к знаменитым героям комиксов — к среднестатистической путешествующей паре французов (которые становятся персонажами комиксов самого Николя) — можно лишь отчасти. Но при этом Николя в качестве героя своих комиксов ведет себя как типичный французский турист, руководствующийся по приезде в чужую страну стереотипами. Что он и сам критически отмечает, задаваясь вопросом: почему у всех приехавших из Казахстана одинаковые снимки?

Собор Парижской Богоматери

В Алматы он даже ходил типичным гостевым маршрутом с Зеленого базара через парк 28-ми панфиловцев, где стоит Вознесенский собор, к которому, как и к собору Парижской Богоматери, водят всех заезжих иностранцев. Как свидетельствуют комиксы, ожидания самих туристов не очень изощрены, и в конце концов они видят то, что увидеть приготовились. Например, их стереотипное восприятие пока только может отличить русских от казахов. Так, еще в аэропорту перед рейсом в Алматы и в дальнейших своих приключениях в незнакомой ему стране герой различает только их. Я поинтересовалась у Николя, почему он изображает только два этноса, в то время как казахстанское общество полиэтническое? И так ли важна для французов этническая идентификация? По словам художника, в каждой главе он хотел подчеркнуть отдельные иронические моменты: «Это карикатура. Я специально выставил и себя самого, и других персонажей наивными. Во Франции большинство среднестатистических граждан не знают о том, что в Казахстане полиэтническое общество. Поэтому я показал стереотипы». Как отмечает Николя, стереотипы всегда одинаковые. Замени алматинские улицы на названия браззавильских, а русских с казахами на китайцев и бушменов, ничего не изменится. Это ирония не столько над местными жителями, сколько над путешествующими. Ирония над самим собой, рефлексия. «Я рисовал эти комиксы, когда ничего не знал о Казахстане. Второй и третий тома продвинутся в направлении узнавания страны изнутри. Во Франции тоже много разных народов, и как только начинаются выборы, как, например, сейчас, вспоминают и про этнические различия. Хотя в обычной жизни для французов более важно то, чем человек занимается, его социальный статус и образование», — пояснил он.

У тумана в плену

Еще один типичный западный туристический стереотип — почти детский восторг перед старыми советскими машинами, которые до сих пор можно встретить на улицах города. В этом проявляется страсть к антикварной экзотике, к ретро-эстетике распавшейся и ушедшей в прошлое империи.

На рисунках фигурирует Вознесенский собор. «Православная церковь бросается в глаза. Мечеть не бросается. Мечеть ниже Зеленого базара. Французское посольство, где работала моя девушка, находилось на Фурманова и Кабанбай батыра, поэтому я часто проходил через парк, где стоит церковь. Ортодоксальная церковь — символ СССР. А СССР ассоциируется с Россией. Можно сказать, у меня, как у любого типичного французского туриста, по краям Швейцария и Китай, а посередине туман. Путешественники окутаны этим культурным туманом. Когда приехал сюда — сразу увидел “Жигули”. Потом — собор. И только потом заметил мечеть», — поясняет художник.

Рассматривая комиксы, невольно задумываешься и об отечественных стереотипах и проблемах. В одном из эпизодов рядом с экспатом Николя в самолете сидят и обычные французские туристы, жаждущие развлечений и экзотики. Другой (и, надо признаться, больной) вопрос — найдут ли они это в Казахстане? Проблемы развития туристической отрасли мусолятся в стране не один год, и решения не видно. Они как будто тоже окутаны мифическим туманом. А пока в стране больше экспатов с Запада и гастарбайтеров с Востока, чем туристов. И хотя сейчас иностранцев в Казахстане немало, тем не менее их образ овеян мифами, и большую часть информации многие среднеобразованные казахстанцы по-прежнему черпают из фильмов. Николя размышляет о стереотипах про французских мужчин, распространенных за границей, а также о стереотипах самих французов, связанных с восточными девушками.

Ален Делон не пьет одеколон

[inc pk='1533' service='media']

Как можно увидеть на выставке, главы, посвященные первым туристическим впечатлениям, сменяются рассуждениями на тему личных внутренних переживаний. Во Франции Николя прожил со своей девушкой пять лет. «У нас всегда было желание уехать за границу. Сначала она училась в университете. Потом Французский альянс предложил ей работу преподавательницы русского языка в Казахстане, год — на родине, год — в Казахстане. Один год — нечто среднее между туристом и экспатом. Но тут вдруг стало понятным нечто новое обо мне, о нас», — рассказывает он. Переход от восприятий внешнего мира, связанных с новым местом, языком, культурой, новыми людьми, к личным взаимоотношениям и теме любви выглядит резким. Но все объясняется тем, что внешняя изоляция заставляет героя сосредоточиться на внутреннем мире, на отношениях двоих людей. В какой-то момент герой фиксирует, что стал больше общаться, что во Франции он не отходил от компьютера, а здесь к нему проявляют повышенное внимание как к французу. Значительная часть комиксов на выставке посвящена анализу мнений о любви и сексе. Так начинается новый этап в жизни художника (заметим, как и предыдущий, он сопряжен со стереотипами) — любовь к женщине незнакомой страны, к прекрасной казашке.

Альбом для французов, выставка для казахстанцев

Николя хотел представить комиксы на родине через Казахстан. Это самая главная причина, почему он взялся за тему путешествий и экспатриации. Если показать французам Францию — им будет неинтересно, полагает он. Заголовок тоже рассчитан на французскую публику. По мнению художника, он должен привлечь французских покупателей: «Ex-patria — это хорошее название для книги, рассказывающей о том, кто работает за границей». Тема экспатриации сейчас популярна в европейском обществе. Во Франции существует несколько фестивалей комиксов, постоянным участником которых и является Николя. Именно благодаря им ему и удалось издать свою книгу во Франции. Свои комиксы художник ориентирует на французский рынок. Казахстанский еще не развит, публика не готова платить за комиксы. Цель организованной для казахстанцев выставки — познакомить казахстанского читателя с комиксами и зондировать почву для издательской деятельности в этом направлении. Николя уже преподавал технику рисования комиксов казахстанским студентам. Когда он выпустил альбом, французское посольство пригласило презентовать его в виде выставки в рамках праздника «Франкофония», регулярно проходящего в Казахстане. Объединение комикса и Казахстана станет экзотичным и для казахстанского зрителя. Николя был бы рад его изданию здесь. У нас он хочет продвигать комикс как личный проект, как хобби. «Это не бизнес, — утверждает Николя, — а удовольствие. Можно попробовать опубликовать альбом небольшим тиражом (пятьсот — три тысячи экземпляров) и с помощью спонсора продавать дешево». Как считает художник, история, рассказанная в комиксах, интересная, но хромает техника рисования. «Сейчас я рисую уже лучше — я стремлюсь к идеалу. Главное — удачная обложка. Это 50 процентов успеха», — уверен он.

Мир как супермаркет

Впервые Николя Журну жил за границей в Канаде, где проучился год. Но это была близкая и понятная западная культура. К тому же там говорят по-французски. Потом три месяца художник провел в Камбодже. Затем были Япония, Аргентина, Мексика. И везде Николя рисовал, но первоначально это были зарисовки со стороны, маленькие репортажи о природе и этнографии: акварельные пейзажи, портреты стариков и детей. Ему стало скучно — всегда одни и те же образы. Они были посвящены стране, но в них не было героя, то есть самого автора. Идея проекта комиксов о жизни экспата, главным героем которых должен стать сам автор, зародилась в Казахстане. Первоначально художник планировал жить год в Казахстане, год — во Франции. Суть туристического восприятия — в кратковременности пребывания и желании экзотики. Цель туриста — почувствовать разницу между странами. Экспат же живет и работает в чужой ему стране. Ему нужно адаптироваться. «Вначале я как турист искал экзотики. Но когда начал учить язык и работать, все поменялось. Приходится быть активным, а не пассивным. Представленные на выставке комиксы отражают год, во время которого я ни с кем не общался, не жил с другими людьми. Я как бы наблюдаю со стороны. Как я оказался внутри — расскажет второй том, — поясняет Николя. — Конечно, я не местный. Когда я во Франции, я француз, но и здесь я дома. У меня уже нет былого отстраненного взгляда».

До приезда в Казахстан Николя рисовал комиксы на заказ: это шесть месяцев работы, то есть шесть месяцев скуки. Поэтому он решил, что больше не будет этим заниматься. В Казахстане у него появилось время для хобби — рисования комиксов для себя. Во Франции Николя много работал, на это не оставалось времени. Здесь жизнь дешевая, поэтому у художника появились свободные вечера, которые он посвящает оттачиванию своего умения как рисовальщика комиксов. Николя решил работать и здесь, в Казахстане, и во Франции. Интернет предоставляет такую возможность. «Я здесь, чтобы рисовать комиксы. Я хочу выстроить такую ситуацию: я — не француз и не казах, у меня заказчики в разных странах, и, как говорят, я гражданин мира. Я решил работать с французскими бизнесменами, там бизнес чище, зарплата выше. Тут мало искусства в СМИ, поэтому художникам трудно выживать. И я, как клиент в магазине, взял то, что мне интересно во Франции, Казахстане, Кыргызстане», — рассказывает он.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики