Трагедия местного масштаба

Техногенная авария привела почти к полному уничтожению села Кызыл-Агаш. Местное население с ужасом вспоминает часы, минуты и секунды до и после грязевого вала, похоронившего под собой, как считают люди, больше сотни человеческих жизней

Трагедия местного масштаба

Как сообщила пресс-служба Министерства чрезвычайных ситуаций РК, в ночь с 11 на 12 марта в Аксуском районе на водохранилище Кызыл-Агаш из-за выпадения осадков и повышения температуры воздуха произошел прорыв тела плотины с восточной стороны, в результате чего подтопило 257 дворов. На тот момент в Кызылагашском сельском округе проживало 2920 человек, из них 2240 (465 дворов) — в селе Кызыл-Агаш.

О разрастании масштабов бедствия свидетельствует следующий факт. 14 марта МЧС обновило данные: если раньше сообщалось о разрушении 70% строений, то теперь — о 80%.

В настоящее время власти организовали поисковые работы, пытаются восстановить автомобильную связь между Алматы и Усть-Каменогорском (дорога, связывающая южную столицу с центром Восточно-Казахстанской области, проходила через Кызыл-Агаш). Арестованы сельский аким, глава ЧС района, шеф водораспределительной компании и хозяин дамбы.

Рекогносцировка на местности

Село Кызыл-Агаш находится в 50 км восточнее Талдыкоргана. Мы прибыли на место бедствия в воскресенье, 14 марта, спустя двое суток после трагической ночи. При въезде в село нас остановил сотрудник дорожной полиции, попросивший оставить автомобиль и дальше добираться пешком.

Справа от дороги стоят несколько чудом уцелевших домов. Через 200—300 метров дорога заканчивается крутым обрывом. До трагедии автодорога и мост делили село на три части. С обрыва прекрасно видно, что осталось от моста — бесформенная груда железобетонных конструкций. Его верхнюю часть вырвало и унесло дальше по течению, а торчащая из остова мощная арматура неестественно скручена. «Мост будто снизу ударили громадной кувалдой, потом несколько раз повернули вокруг собственной оси и с неимоверной силой вырвали», — впечатлен увиденным наш водитель.

Сразу за мостом, слева, образовалось искусственное озеро размером в половину футбольного поля. До стихийного бедствия его не было. «Видимо, вода не на шутку взбесилась, встретив на своем пути мост», — заметил один из местных жителей. Чтобы вырыть такого размера чашу, необходимо задействовать несколько экскаваторов в течение двух-трех месяцев. Стихия сделала это в считаные минуты. Село накрыла волна двух-, трехметровой высоты, по руслу реки, как свидетельствуют местные жители, шел вал вдвое выше. Река, по мнению спасателей, несколько погасила силу волны, но не уберегла село.

На территории работает спецтехника; солдаты, посланные в помощь спасателям, разбирают завалы. Хотя завалов в обычном представлении практически нет. Местность, которая еще несколько дней назад именовалась селом Кызыл-Агаш, напоминает нечто близкое к лунной поверхности, по которой разбросаны раскуроченные трубы 500-миллиметрового диаметра, используемые при строительстве дамб. Они, несомненно, усилили ударную силу волны. О силе стихии можно судить по тому, что она сотворила: цельные бетонные фундаменты бывших домов вырваны из земли, разорваны на куски и разбросаны как кубики.

Но страшнее всего лица людей, которые, кажется, разучились улыбаться, растеряны, убиты. И вместе с тем их переполняет гнев и возмущение действиями властей, которые, как люди уверены, бросили их на произвол судьбы. Несколько женщин рассказали нам, что учителя местной школы в день трагедии сразу после уроков отправили детей по домам, хотя раньше шла речь о том, что их вывезут в безопасное место. Поэтому дети были дома, а в момент трагедии крепко спали. По словам жителей, спасатели находили свернувшихся калачиком детей, погибших во сне. Среди обломков строений нашли трупы бабушки и прижавшейся к ней внучки. Видимо, услышав шум надвигающейся волны, пожилая женщина сделала то, что ей подсказывал инстинкт: пыталась уберечь самое дорогое.

Чуть в отдалении от уцелевших домов разбит палаточный городок спасателей на тысячу человек. Здесь кормят и предоставляют временный кров местным жителям, по разным причинам оставшимся в селе.

Вызывает удивление то, что в центре бурного водного потока не пострадали несколько домов. Одни были прикрыты деревьями (как выясняется, самая надежная защита от буйства стихии), другие нет. Большая вода вела себя как живое существо: щадила одних и беспощадно уничтожала других.

Насыпь автомобильной дороги и село — теперь одна ровная поверхность. На глаз можно определить слой грязи, песка и ила — около двух метров. Вернувшиеся за своим скарбом жители села выкопали полуметровую яму, чтобы добраться до крыши легкового автомобиля.

Кто как спасался

[inc pk='1530' service='media']

Согласно сведениям, распространенным средствами массовой информации, власти заблаговременно эвакуировали людей из Кызыл-Агаша. Как сообщил 12 марта «Первый канал» российского телевидения, в селе остались только те, кто не захотел покидать свои дома. Приводилась и цифра — одна тысяча человек.

Заместитель акима Талдыкоргана Ермек Алпысов сказал нам, что около полуночи с 11 на 12 марта в акимат поступил сигнал о необходимости срочной эвакуации людей из сел Кызыл-Агаш и Егинсу. «Совсем скоро мы отправили туда 37 единиц автотранспорта — автобусы и “Газели” для вывоза людей», — сообщил он. По данным МЧС, организованно было вывезено более 500 человек.

Однако многие жители утверждают, что они не были предупреждены об опасности. Мол, минут за 15—20 до трагедии только сторож дамбы позвонил некоторым кызылагашцам и предупредил о том, что вода переливается за края чаши и вот-вот хлынет на село.

53-летняя Галия Толегенова вспоминает: «Мой сын прибежал домой со стойбища часов в 12 ночи и стал кричать, чтобы быстро собирались и уходили». Сейчас она не знает, что делать дальше. На руках практически невидящий муж, инвалид третьей группы, и двое детей. Ни дома, ни нажитого за многие годы имущества.

37-летний Даулет Ахметов, семья которого состоит из восьми человек, рассказывает, что за несколько часов до трагедии отправил женщин и детей в Талдыкорган, мужчины сначала ушли в горы, а впоследствии уехали вслед за семьей. Вернувшись утром в пятницу, мужчины поняли, что все потеряли.

Кали Есимбеков жил в Кызыл-Агаше 55 лет. «Нас никто не предупреждал. Уже к семи вечера река буйствовала из-за обилия воды. Гаишники прибыли к девяти вечера, спасатели — к 23 часам. Помню, из поселка выезжал автобус с людьми. Мы подошли к гаишнику, спросили, когда эвакуируют и нас. Он ответил, что ничего не знает», — рассказывает он.

У Есимбекова был шестикомнатный дом и семья из девяти человек. «Мы успели уехать. В селе остались те, кто понадеялся на чудо», — считает Кали.

«К десяти вечера многие стали уходить из села. Ну и мы за ними пошли. По соседству со мной живет брат, прихватил и его семью. До кольцевой дороги шли пешком, потом нас “Газель” подобрала. Сразу по приезде в Талдыкорган отправился домой к брату, где и жили два-три дня. 13 марта пошел в акимат, нас отправили в казарму воинской части. Там и живем», — рассказывает Жанибек Кыдыкенов.

Он же рассказал о семье Дутбаевых. Ближе к семи вечера 11 марта они приехали на «Газели» в Кызыл-Агаш, чтобы забрать родителей. Аким Кызылагашского сельского округа Есет Жунусов долго их отговаривал, просил не сеять панику. Но Дутбаевы не послушались, погрузили в машину родителей и увезли. Потом, оставив их на безопасном расстоянии от села, они несколько раз возвращались, чтобы забрать других желающих.

«Уехал из дома где-то в районе одиннадцати вечера. Забрал не только свою, но и семьи соседей. В то же время сельский аким продолжал утверждать, что ничего страшного не происходит и бояться нечего. Почуяв неладное, позвонил братьям, проживающим в Алматы. Они сказали, чтобы отправлял семью», — говорит молодой человек лет тридцати.

«Сам я из Талдыкоргана. Приехал, чтобы помочь двум своим бажам <мужья сестер>. У одного дом затопило, у другого — целый, но подтопленный. Сейчас выносим грязь из комнат, чтобы можно было жить. Но сам дом никуда не годится. Полы горбом из-за воды встали, грибок везде, стены рушатся», — пожаловался нам мужчина среднего возраста.

Прерванная связь

[inc pk='1531' service='media']

На первое время людей разместили в Талдыкоргане. По словам г-на Алпысова, спасшихся от стихии людей поселили в общежитиях учебных заведений, проф­школ, колледжей, казармах, гостиницах и профилакториях города. Но, как выяснилось впоследствии, власти намереваются вывезти людей. Одно из таких мест, куда планируется переселить пострадавших, — санаторий Капал-Арасан, расположенный на северном склоне Джунгарского Алатау, в 110 км от Талдыкоргана, по отзывам знающих людей, очень хороший.

«Нас попросили выехать из гостиницы в этот санаторий. Но мне туда не надо, с мужем-инвалидом мне вообще никуда больше не надо», — заявляет Галия Толегенова.

Анар, жена Даулета Ахметова, рассказывает, что гостиницу, где разместили пострадавших, посетили девушки из горакимата и сказали, что желающие могут выехать в Капал-Арасан, где созданы все необходимые для них условия. «Мои родители уехали, так как отец — инвалид первой группы — летом прошлого года упал и повредил ногу. Здесь, в гостинице, соответствующего ухода нет», — говорит она.

Сейчас она в тревоге: сотовая связь в санатории не работает, поэтому никак не может связаться с родителями. «Теперь у меня одна головная боль — как они там устроились, какое лечение отец получает», — тревожится Анар.

31-летний Айткурман Жалил жалуется на то, что после трагедии никак не может найти родственников. Пока он находится в Талдыкоргане, есть хоть какая-то надежда. В Капал-Арасане из-за информационного вакуума поиски придется прекратить.

Но есть и те, кто пока не может покинуть областной центр. «Мне никак нельзя ехать в Капал-Арасан, пока не похороню семью брата», — говорит 66-летний оралман Досымбек Нарлан.

Можно только поблагодарить власти за то, что они, не считаясь с расходами, размещают пострадавших в элитном санатории, однако складывается впечатление, что людей хотят поселить в местах, где коммуникации минимальны или отсутствуют вовсе. Так удобнее — не будут мозолить глаза.

Печальные подсчеты

Официальная статистика по жертвам трагедии не вызывает полного доверия. Сначала речь шла о 30, потом — о 35, сейчас — о 40 погибших. Около 160 человек считаются без вести пропавшими. Вся эта статистика никак не вяжется с масштабами трагедии и нашими наблюдениями.

«Сегодня (14 марта) я приехал с похорон знакомого Хаята, который погиб вместе с четырьмя собственными детьми. Два дня не могу найти своего свата по имени Мукан. Никто о нем ничего не знает. Словно под землю провалился», — говорит наш собеседник, печально разглядывая землю под ногами.

По словам попросившего не называть его свидетеля, в Кызыл-Агаше накануне приезда премьер-министра Карима Масимова происходили странные вещи. «Накануне посещения места катастрофы премьер-министром спасатели говорили о 150 погибших, а за час-другой до его прибытия уложили на дорогу чуть больше 30 тел», — говорит он.

Различные источники информации называют разное число жертв. По мнению Кали Есимбекова, в селе погибло больше 100 человек, большинство из которых дети и пожилые люди. «Многие погибли целыми семьями, их просто найти не могут. Слышал, что в морге находятся 160 человек», — говорит оралман Конаш Данали.

Хуже всего оралманам

[inc pk='1532' service='media']

Население села наполовину состояло из оралманов, казахов-репатриантов, переехавших на постоянное место жительства в Казахстан. Программа по привлечению этнических казахов была инициирована правительством еще в 90-х годах прошлого века. Поначалу оралманам строили дома в сельской местности и выделяли квартиры в городах. С 2004 года практику предоставления жилья в крупных городах запретили, чтобы предотвратить злоупотребления со стороны оралманов (главы семей получали деньги на покупку дома и уезжали обратно). Теперь, чтобы получить единовременную материальную помощь по квоте, оралману необходимо привезти семью в Казахстан.

Поэтому оралманы были вынуждены приезжать в Казахстан и уже здесь ждать помощи от государства. Примерно так и оказалось в Кызыл-Агаше большинство оралманов.

Один из них, Конаш Данали, приехал в село в 2004 году. Родители остались в Китае. Здесь родились двое детей: сын и дочь. Родственников и близких нет.

Мы его нашли возле развалин его скромного жилища, которое семья Данали приобрела вскладчину. Конаш собирал уцелевшие вещи. Снаружи жилище вроде целое, но глинобитные стены вот-вот разрушатся. В комнатах всю ночь стояли вода и грязь. Кое-какая одежда сохранилась, но пришла в полную негодность.

Конаш набрал один чемодан старого тряпья. Поодаль от него стоит бесик (колыбель-качалка), куда укладывали годовалую дочь. Он рассказывает, что вечером 11 марта они всей семьей поужинали. Сын после ужина сразу уснул. Дочку жена уложила в бесик. «Я вышел во двор и увидел много людей, которые спешно покидали поселок по автомобильной дороге в сторону Талдыкоргана. Слышу, сосед кричит мне, что вода идет и надо срочно уходить. Разбудил жену, детей, и мы, ничего с собой не взяв, пошли вместе со всеми».

Досымбек Нарлан приехал из Китая в 2003 году. В семье шесть человек: муж, жена и четверо детей. Дом купил, собрав шесть-семь тысяч долларов. Держал около 100 баранов, коров и лошадей. Вместе с ним из Китая на этническую родину вернулись двое братьев. «Вся семья моего брата осталась под волной. Тела брата, жены и ребенка нашли и опознали», — рассказывает он.

Так как родственников в Казахстане у оралманов нет, им некуда идти. Заместитель акима Талдыкоргана сообщил нам, что до утра 12 марта город принял около 300 человек, к вечеру того же дня это число увеличилось до 700, а к вечеру 14 марта — уже более чем до тысячи человек. «Сюда необходимо прибавить порядка 500 пострадавших из числа местных казахов, которые предпочли на день-другой остановиться у родственников. Основная же масса размещенных — оралманы: им просто некуда идти», — говорит он.

Кто виноват?

Анализ публикуемой СМИ информации вызывает, мягко говоря, недоумение. Непонятно, почему траур по погибшим объявили только в Алматинской области, а не по всему Казахстану. Очевидно, наши власти стремятся преподнести случившееся как местечковую трагедию. И это на фоне недавних заявлений госчиновников о том, что Наурыз будет отмечаться широко и пышно.

По факту произошедшего в селе наводнения заведено уголовное дело. Полицией в период с 13 по 15 марта задержаны аким Кызылагашского сельского округа Есет Жунусов, председатель правления сельского потребительского кооператива водопользователей (СПВК) «Кызылагаш» Куаныш Бекеев, заместитель начальника департамента по чрезвычайным ситуациям Алматинской области Евгений Енин, начальник ОЧС Аксуского района Кунибек Байзаков, директор СПВК «Кызылагаш» Мухит Жунусов. Уже сейчас задержанных можно назвать «стрелочниками», людьми, на которых спишут всю вину за происшедшую трагедию. Сразу после трагедии на одном из заседаний правительства премьер-министр Карим Масимов признал, что хозяином плотины было частное лицо. В частности, ТОО «Шынар», учредителем которого является г-н Бекеев. Именно он не смог наладить должный контроль за плотиной и обеспечить своевременный отвод воды из чаши. Но ни сразу после трагедии, ни сейчас власти не поднимают вопрос о том, каким образом стратегический объект — водохранилище — попал в частные руки.

Первые дни после трагедии показали, что власти часть вины за происшедшее хотели бы взвалить на жителей Кызыл-Агаша. Мол, многие не хотели покидать свои дома, когда их об этом попросили. Но пострадавшие утверждают обратное: до последнего момента сельский аким пытался удержать людей в селе.

Фото Азиза Мамирова

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики