Не растаем, а замерзнем

Не растаем, а замерзнем

По одной из версий ученых, глобальное изменение климата все еще лежит вне компетенции человеческого воздействия. Российский астроном доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией космических исследований Главной (Пулковской) астрономической обсерватории Российской академии наук Хабибулло Абдусаматов (автор книги «Солнце диктует климат Земли») в интервью «Эксперту Казахстан» рассказал, что изменения климата всегда зависели от долговременных изменений потоков энергии солнечного излучения, а парниковые газы — это лишь следствие изменения планетарной температуры.

— Хабибулло Исмаилович, почему вы выступаете против идеи глобального потепления?

— Я против идеи антропогенного глобального потепления. За последние 7,5 тысячи лет было обнаружено 18 глобальных потеплений и глубоких похолоданий — малых ледниковых периодов, и все они коррелируют с циклами солнечного излучения. Каждый такой цикл занимает порядка 200 лет. Когда Солнце излучало избыток энергии, на Земле с небольшим отставанием непременно наступало глобальное потепление (несмотря на полное отсутствие антропогенного воздействия). Вариация потока излучаемой Солнцем энергии задает временные масштабы практически всем физическим процессам в системе Солнце — Земля.

Потепление, аналогичное тому, которое было в XX веке, имело место и в Средневековье: в Шотландии и других северных странах возделывали виноградники. Анализ кернов, полученных из антарктического ледника вблизи станции «Восток» (глубина — более 3000 метров), показал, что в течение последних 420 тысяч лет происходили глобальные потепления и похолодания и, соответственно, были значительные изменения концентрации СО2 в атмосфере. При этом установлено, что рост концентрации был не причиной потепления, а следствием. Пик концентрации отставал на 200—800 лет от времени потепления. В 1998—2005 годах температура достигла максимума и больше не растет, но концентрация СО2 в атмосфере продолжает увеличиваться. На самом деле мы имеем тенденцию понижения температуры с 2006 года, а 2008 год был самым холодным годом с начала века.

Подчеркну, рост концентрации углекислоты в атмосфере приносит пользу, стимулируя развитие жизни на Земле, она — хлеб для растений, главных легких природы. Это научный факт, что растения сегодня процветают во всем мире, поскольку СО2 — катализатор жизни.

— Получается, парникового эффекта нет?

— Он есть, он работает и сохраняет тепло в атмосфере. Но важно то, что увеличение концентрации углекислого газа — это, в первую очередь, не результат человеческой деятельности. Даже таящие айсберги являются источниками углекислого газа.

— Какова причина нынешней кампании по борьбе с глобальным потеплением?

— Сторонники антропогенного парникового эффекта используют много научно недоказанных и ошибочных данных. Например, говорилось, что в 2035 году Гималайские ледники растают целиком. Сейчас все пересчитали по новой, и этот срок перенесли на 2350 год. Вы, наверное, помните историю с озоновыми дырами. Тогда промышленные предприятия, производящие фреоны, закрылись, начали создаваться альтернативные производства. Потом оказалось, что все это фикция, но прежняя система промышленности была уже разрушена. Сегодняшняя ситуация на руку политикам и промышленникам. Если вы контролируете уровень выброса углекислоты стран, вы контролируете уровень их экономического развития. Борьба с глобальным потеплением климата напрямую затрагивает мировую экономику, поскольку подразумевает декарбонизацию промышленности. На этом можно будет очень и очень неплохо заработать, поскольку антропогенное потепление является гениальным изобретением, позволяющим подбирать его авторам ключи к любым сейфам с деньгами.

— Как ваша теория объясняет происходящие аномальные изменения погоды?

— Я считаю, что все это еще не является наступлением эпохи похолодания. Скорее, мы имеем дело с ее предвестниками. Среднегодовая температура Земли вряд ли значимо опустится или поднимется в этом году относительно температуры прошлых лет. Проведенные нами исследования изменений светимости Солнца показывают, что до 2013 года климат на планете будет находиться в переходном, неустойчивом состоянии, когда температура будет колебаться вблизи достигнутого ранее максимума. Потом начнется спад, сначала медленный, потом более стремительный.

— Когда, по вашим прогнозам, наступит очередной пик похолодания?

— Величина потока излучаемой Солнцем энергии с начала 1990-х годов начала постепенно снижаться. По нашим оценкам, в 2042 году (плюс-минус 11 лет) поток солнечного излучения достигнет своего минимума. Это приведет к глубокому похолоданию — 19-му малому ледниковому периоду за последние 7500 лет. Но само похолодание всегда отстает от момента наступления минимума солнечной энергии. Причина — термическая инерция Мирового океана. Тепло он отдает где-то через 15—20 лет, после того как нагреется поверхностный слой до 150—200 метров. Здесь уместно вспомнить печку, которая сначала нагревается сама, потом начинает греть окружающие предметы.

— Что же произойдет с миром в 2042 году?

— Глубокое похолодание ориентировочно продлится с середины XXI века до начала XXII. Температура будет на уровне 1645—1775 годов, когда Темза в Лондоне и Сена в Париже замерзли (обычно температура там опускается не ниже плюс четырех градусов). Понижение среднепланетарной температуры произойдет на 1—1,5 градуса. При этом в экваториальной части похолодание почти не будет заметно, а чем ближе к северу, тем его масштабы будут все более и более ощутимы. Например, замерзнет Северный Ледовитый океан. Не исключено, что в некоторых местах ледник наступит на континент.

— Мы — казахстанцы, и нас очень интересует, что будет при глобальном похолодании с Центральной Азией и нашей страной?

— Для всего мира потепление — это благо, а вот похолодание ничего хорошего никому не несет. Например, нынешняя зима, воспринимаемая всеми петербуржцами как очень холодная, с точки зрения долгосрочных метеорологических исследований была вполне нормальной для Санкт-Петербурга. Дело в том, что мы просто отвыкли от нормальной зимы. Отсюда масса аварий на дорогах, разрушений крыш зданий и так далее. Казахстанский климат (ведь большая часть вашей страны находится в более холодном климатическом поясе) не менее суров, чем климат северо-запада России. По-моему, казахстанцам пора начинать строить и промышленные предприятия, и жилые дома с учетом грядущего глубокого похолодания. Обычные панельные здания при похолодании окажутся негодными, их крыши зачастую не выдерживают массы снега. То же касается надземных линий электропередачи, которые лучше бы протягивать под землей, чтобы они не рвались. Может быть, следует создать для подготовки к грядущему глубокому похолоданию особое министерство, ведь надо заблаговременно подготовиться, а времени осталось сравнительно немного — 30—50 лет.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?