Экстремизм исключен

Пересмотр договоров в форме СРП наверняка состоится, но властям и иностранным нефтяникам предстоят долгие переговоры

Экстремизм исключен

25 марта этого года государственный секретарь — глава МИД Казахстана Канат Саудабаев, отвечая на вопросы японских журналистов в Токио, заявил, что налоговый режим для участников международного консорциума North Caspian Operating Company (NCOC), разрабатывающего нефтяное месторождение Кашаган на Северном Каспии, остается неизменным. Однако, по словам г-на Саудабаева, это касается только Соглашений о разделе продукции (СРП), заключенным до 1 января 2009 года. В целом же курс государства очевиден — власти стремятся к пересмотру СРП по углеводородным месторождениям страны, чтобы повысить доходность от недропользования на крупнейших проектах. Заявление госсекретаря даст понять зарубежным партнерам: одностороннего пересмотра СРП не будет. Но эксперты отрасли все же ждут долгих переговоров для обоюдного изменения условий налогового режима.      

Главное — стабильность

Контракты СРП (всего их казахстанскими властями заключено 15) подписывались в 1990-х годах и четко фиксировали затраты инвестора, роялти (государственную долю в продукции) и налоговый режим. «Основное преимущество СРП — это то, что по нему налоговый режим не меняется, сохраняется налоговая стабильность», — рассказывает «Эксперту Казахстан» член Ассоциации специалистов по международным нефтегазовым переговорам (AIPN) Ольга Ченцова.

Еще одной особенностью СРП является то, что государство получает свою долю только после того, как подрядчик вернет все вложенные инвестиции. Поскольку инвестиции в некоторых случаях (пример с нефтяным месторождением Кашаган) сопоставимы с бюджетом РК, то в краткосрочной перспективе государство может рассчитывать только на налоги. Но и в налоговой системе за десяток лет менялось много, а уходившие в небытие статьи так и оставались в текстах СРП.

Сегодня казахстанские власти тверды в намерении пересмотреть условия контрактов. Сенат парламента рассматривает законопроект, исключающий соглашения о разделе продукции как договорную форму (останется только концессия, где государство будет иметь больше прав), а Министерство финансов и Министерство нефти и газа (МНГ) до 1 апреля разработают предложения, которые должны способствовать исполнению поручения президента Нурсултана Назарбаева. «Нам надо проработать вопрос о том, чтобы выходить из зоны неприкосновенности, чтобы все работали по тем изменениям налогового законодательства, которые произойдут в будущем», — сказал он в конце минувшего января. Президент аргументировал такие меры интересами государства и тем, что для налоговиков составляет сложность поднимать «мешки» старой документации для начисления налогов нефтяникам. Отметим, что после отмены СРП, где государство выступает как партнер подрядчика, останется только концессия, где государство может корректировать налоговый режим. О сервисном договоре, по которому подрядчик не получает долю продукции в собственность, а только обслуживает проект за оговоренную сумму, речи пока не идет.

Глава МНГ Сауат Мынбаев еще в начале февраля признал ситуацию деликатной: по его словам, отменить налоговую стабильность означало бы нарушить СРП. В то же время председатель налогового комитета Минфина Даулет Ергожин перевел разговор в плоскость законности. По его словам, у его ведомства «есть определенные вопросы к самому оформлению договоров, законности заключения отдельных контрактов», хотя это и не значит, что эти СРП будут расторгнуты, что является крайним шагом. «Основная часть их (СРП. — «ЭК») перевода на текущий режим будет заключаться, во-первых, в переговорном процессе, во-вторых, если посчитать математически, по отдельным контрактам недропользования, действующим в рамках СРП, уже выгодно работать на текущем законодательстве, нежели оставаться на прошлом», — отметил Даулет Ергожин.

Не капзатратами, так экологией

Одни эксперты считают политику казахстанских властей в отношении недропользователей искусной, другие говорят, что это движения слона в посудной лавке. На протяжении десятка лет Казахстан привлекал инвестиции в свою неразработанную нефтянку посредством вольготных с точки зрения инвесторов условий СРП. Теперь за разговорами о взаимной выгоде казахстанская сторона делает уверенные шаги на пути к возвращению успешно заработавших нефтяных проектов под свой контроль. И не секрет, что делается все это с одной целью — повысить доходность от проектов, разрабатываемых по СРП.

«Наши контролирующие органы годами не контролировали стоимость казахстанской нефти, продаваемой нашими партнерами по СРП. Казахстан нес убытки и, видимо, кому-то это было выгодно. В 2009 году все привязали к мировой цене на нефть, что обеспечило прозрачность и повышение доходности для государства», — рассказывает главный научный сотрудник Института экономики Олег Егоров.

Административных мер, приводящих к повышению доходности от недропользования, на вооружении казахстанской стороны несколько. Первый вариант — зайти в проект. Так произошло в 2007 году, когда подрядчики по разработке Кашагана (запасы — 6 млрд тонн нефти) раздули объем инвестиций с 57 до 136 млрд долларов, что было невыгодно казахстанской стороне. В ответ на пересмотр стоимости Казахстан ужесточил условия и ввел в консорциум (сейчас он называется NCOC; см. график 1) национальную компанию «КазМунайГаз» (КМГ). КМГ намеревается войти и в долю консорциума по другому крупнейшему месторождению — Карачаганаку (запасы — 1,2 млрд тонн нефти и 1,35 трлн кубометров газа; см. график 2). «Мы хотели находиться внутри проекта, и не как контролирующий орган выступать, а как партнеры, — заявил в середине прошлого марта ответственный секретарь Министерства энергетики и минеральных ресурсов (ведомство занималось нефтью и газом до воссоздания МНГ) Канатбек Сафинов. — Если мы не войдем, мы все равно создадим эффективный механизм, который позволит нам контролировать все капитальные затраты, все казахстанское содержание». Этот альтернативный вариант повышения доходности уже применяют в отношении NCOC. По словам исполнительного директора КМГ Максата Иденова, который считается главным переговорщиком казахстанской стороны по Кашагану, в 2010 году бюджет консорциума снижен почти на два миллиарда долларов, то есть на 1/5.

Тем временем председатель правления КМГ Каиргельды Кабылдин подтверждает факт переговоров МЭМР и Karachaganak Petroleum Operating. «Говорить о приобретении доли рановато. Естественно, мы заинтересованы в таком проекте. Это очень хороший проект», — заявил г-н Кабылдин. По неофициальным данным, КМГ планировал приобрести 10% в консорциуме за один миллиард долларов. Ориентировочно контрагентами в сделке должны были выступить BG Group и Eni. Примечательно, в тот же период BG Group пытался отсудить у РК такую же сумму за экспортные пошлины и тарифы, которые компания заплатила в казну, как отмечал пресс-секретарь BG Нил Берроуз, в противоречие нормам СРП. Налицо третий вариант повышения доходности.

Четвертый вариант — контроль за экологией и санитарной обстановкой, а также миграционный контроль. Экология — это не только крупные суммы штрафов, но и рычаг управления деятельностью оператора. «На Карачаганак в последнее время приходили налоговики, экологи, миграционка — всего девять различных проверок. Это не может не способствовать тому, чтобы консорциум пошел на условия Казахстана», — рассказывает эксперт нефтяной отрасли, не пожелавший назвать себя.

Нефтяной моветон

Все перечисленные варианты лежат в плоскости договоров, которые первыми корректировали партнеры РК. Эксперты считают, что на односторонний пересмотр контрактов Казахстан попросту не пойдет.

Во-первых, нарушения, о которых заявляет Минфин, лежат и на совести госорганов. «Контракт СРП проходит кучу согласований и одобряется в компетентном органе, — рассказывает г-жа Ченцова. — После чего МЭМР от имени государства заключает контракт. А другие министерства вносят свои предложения: Минфин — по налогам, МООС — по экологии». По ее словам, МЭМР решает: учесть или не учесть замечания: «Были случаи, когда толковые замечания не учитывались. Но инвестор не может докопаться до каких-то тонкостей, если МЭМР это все одобряло. Государство должно за это отвечать».

В нефтяных компаниях сейчас ситуацию официально никак не комментируют, ожидая большей ясности обстановки. Но общая позиция у них, похоже, есть. «Нынешние меры по отношению к KPO — не что иное, как демонстрация политической воли, возможностей и аргументов в свою пользу», — считает анонимный нефтяник. Односторонний разрыв СРП со стороны Казахстана, по его мнению, самый неоригинальный метод решения ситуации. «Казахстан сидит на нефтяном суку и пока спиливает маленькие веточки, но не надо пилить основную ветку, потому что угроза нефтянке — угроза основополагающей отрасли отечественной экономики», — считает он.

Кроме того, по словам Олега Егорова, при одностороннем разрыве СРП, например по Кашагану, Казахстан останется один на один с месторождением, для разработки которого у него нет ни техники, ни технологий.

По словам казахстанского политолога, также пожелавшего остаться анонимным, односторонне расторгать текущие СРП казахстанские власти вряд ли будут. «Ввиду активных контактов с китайской стороной ссора с европейскими и американскими инвесторами положит конец многовекторности», — уверен эксперт.

Сомнений насчет пересмотра СРП нет ни у кого из опрошенных экспертов. «Что СРП будут пересмотрены — это ясно, ведь видна твердая политическая воля (ее озвучил глава государства). Мы ждем деликатного переговорного процесса, — уверен анонимный специалист по нефтянке. — Он займет много времени. Есть контракты попроще, есть посложней. Но то, что пересмотр будет осуществлен — это очевидно».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики