Чтоб вода текла не зря

Рекреационные возможности казахстанских рек практически не используются, несмотря на усилия участников рынка

Чтоб вода текла не зря

Туристическая отрасль в Казахстане признана одним из приоритетных направлений экономики — но лишь формально. 85% туркомпаний, работающих в стране, выво­зят наших граждан на чужие курорты, где те вкладывают деньги в экономики других стран. Причина такого дисбаланса понятна. Несмотря на богатейшие природные ресурсы, открывающие прекрасные перспективы для развития внутреннего и въездного туризма, использование имеющихся возможностей не дотягивает даже до уровня советских времен. И если в таких сегментах рынка, как коммерческий альпинизм или курортный отдых, есть отдельные позитивные сдвиги, то, например, реки — пожалуй, второе после Тянь-Шаньских гор природное достояние нашей страны — практически не используются.

По мнению экспертов, редко в какой стране мира в радиусе 200 км от мегаполиса встретишь такое количество удобных для туристов рек, как около Алматы. Причем в Южном Казахстане можно развивать и экскурсионный, и приключенческий водный туризм. Но увы — туруслугами такого рода охвачено менее 0,1% населения южной столицы Казахстана.

От увлечения к бизнесу

По словам завкафедрой туризма университета «Туран» Валерия Кораблева, в советские годы водный туризм в Казахстане был одним из самых развитых видов туризма: «В этом направлении активно работала республиканская Федерация спортивного туризма. В ее состав входил большой коллектив туристов-водников, успешно выступавших как на всесоюзных, так и на международных соревнованиях. Проводились большие водные походы по территории республики». Были освоены такие реки, как Коксу, Тентек, Липсы, Чарын, которые относятся к рекам пятой и шестой категории сложности. Сборы, соревнования, экспедиции и прочие мероприятия финансировались Казахстанским советом по туризму и экскурсиям из профсоюзных средств.

После развала Союза внимания к развитию водного туризма со стороны туристских структур долгое время не было. Им продолжали заниматься немногие энтузиасты-любители. Сегодня интерес к водному туризму в РК снова растет. Правда, как и в советские годы, речь идет преимущественно о некоммерческом туризме — о спортсменах-любителях. Команды по рафтингу сложились в Астане и Караганде, есть сильные спортсмены в Усть-Каменогорске. Центр водного туризма — Алматы, десять лет назад образовалась Федерация рафтинга. Только в Алматы можно насчитать уже больше трех тысяч человек, увлеченных водным туризмом. Образовалось 30 спортивных мужских команд и шесть женских. Но, как отмечают знатоки, эти команды характеризуются непостоянством. Зачастую не имеют своего оборудования и сплавляются на том, которое им предоставляет Федерация рафтинга.

А вот с коммерческим водным туризмом дело обстоит совсем по-другому. Участники рынка интересуются этим сегментом рынка — первые игроки появились еще в начале двухтысячных. На данный момент в Алматы водные услуги предлагают свыше пятидесяти компаний. Но фактически профильным этот вид отдыха является лишь для двух — «Рафт-сервиса» и Asia Discovery. Как утверждают сами игроки, остальные компании часто просто перекупают их услуги.

Тимбилдинг на воде

Директор «Рафт-сервиса» Сергей Крадинов занимается водным туризмом 15 лет, коммерческой деятельностью в этой сфере — пять лет. По его словам, спрос на услуги водного туризма растет: «В 2005 году, когда компания только открылась, мы прокатили на воде 300 человек. Уже в 2008 году их количество составило четыре тысячи за год».

Доходность компании от цены услуг составляет около 40—50%. «Наша компания не имеет личного транспорта, поэтому затратная часть на перевозки очень большая — более 30%. Компании, имеющие личный транспорт, имеют больший доход», — поясняет Сергей. Пока он оценивает свой бизнес как малый, но уверен, что скоро он станет средним: «В 2005 году мог одновременно обслужить на воде 20 человек. Сейчас я имею активы на обслуживание 150 туристов».

Специфика спроса определяется корпоративными и частными заказами. По оценкам Сергея, их соотношение 50% на 50%: «Ресторанный отдых приелся. Многие проводят частные мероприятия, праздники, дни рождения, даже свадьбы справляют. Люди предпочитают выезжать на природу и отмечать праздники там».

Самым прибыльным для компании был 2008 год. Тогда она обслужила, например, kaspi bank в Алматы и его филиалы в Талдыкоргане и Шымкенте — больше двух тысяч клиентов из одной компании. В прошлом году корпоративы почти не выезжали, поскольку средства на такие мероприятия не выделялись.

По словам директора компании Asia Discovery Александра Сабельфельда, работающего на этом рынке 10 лет, пик спроса на водные услуги приходится на 2006—2007 годы. Он тоже отмечает сильный спад спроса в 2009 году, когда доходность пикового 2007 года упала до 35%. По его мнению, доход зависит от погоды и длины сезона — полноводности рек. В выходные, при плохой погоде, вряд ли кто-то поедет сплавляться — продажи падают. Александр также отмечает зависимость доходности от корпоративных заказов, которых в 2009 году у компании не было. По его мнению, корпоративного клиента убил финансовый кризис.

Выплесни адреналин комфортно

Снижение платежеспособности клиентов не позволяет игрокам пересматривать цены (хотя инфляцию никто не отменял). Вот уже три года, по словам руководителей обеих турфирм, они держат прайсы «замороженными». Дополнительную прибыль стараются заработать за счет новых услуг, которые идут отдельным прайсом: например, аренда снаряжения (есть даже надувные сауны), включение в рацион некоторых блюд, например бараньего коктала (туша барана запекается целиком). В последнее время «Рафт-сервис» стал предоставлять услуги тимбилдинга. Это связано с повышением спроса на них и с тем, что сплав по реке может стать хорошим средством сплочения коллектива. «Руководители корпораций понимают, что ни одна премия, ни одно повышение зарплаты не поднимут так корпоративный дух компании. За границей сотрудники, занимающиеся водным туризмом, имеют приоритет при устройстве на работу, у них больше шансов быть выбранными на руководящие должности. Водный тимбилдинг способствует развитию организаторских навыков и силовых качеств», — уверен директор «Рафт-сервиса». Как отмечает Александр Сабельфельд, спрос на дополнительные услуги — питание, тимбилдинговые мероприятия и пр. — определяется корпоративными заказами. Отдельные туристы обычно их не покупают.

Другое направление услуг — открытие и разработка новых маршрутов. Тем более что в Семиречье таковых немало. «Мы их сами отбираем и чистим от упавших деревьев, — рассказывает Сергей. — Всю реку использовать невозможно. Нужно найти подходящий отрезок, где можно предлагать коммерческие услуги». Он отбирается с точки зрения безопасности, удобства транспортировки, подъезда к нему, и конечно, его туристической привлекательности: впечатлений от природы и выплеска адреналина. «Например, на Чарыне существует единственный такой маршрут — 22 километра. На Чилике в этом году планируем открыть еще один», — обещает он. Как считает Александр, разработка маршрутов — основное направление создания новых услуг: «У нас не так много мест для коммерческих сплавов. Мы открыли маршрут в верховьях Чилика, но он будет затратным как по времени, так и по деньгам. День уйдет на дорогу и два — на сам сплав».

Наибольшим спросом среди туристов пользуются три однодневных маршрута — Или, Тургень и Чилик. В компаниях говорят, что цена такого тура (Или и Тургень) — около пяти тысяч тенге с человека. А вот поездка на Чилик обойдется уже в два раза дороже — он дальше от Алматы.

Дикий и несимпатичный

Одна из главных проблем, мешающих развитию цивилизованного туризма, — отсутствие правовой базы и поддержки со стороны местных органов власти. «Взять Тургеньское ущелье. Если образуется новая компания, то ей вряд ли разрешат делать сплав. А несколько лет назад договоры на использование просто не заключали. Власти апеллируют к такому понятию, как перегруженность ущелья. Получается, если две компании работают — третья уже лишняя. Но как мы будем развиваться, если у нас не будут открываться новые компании. О какой конкуренции можно говорить?» — задается Сергей риторическим вопросом. Никакой перегруженности не может быть, уверен он: «Там же не сотня рафтов стоит, а два-три ходят по реке. Это бюрократизм и выжимание денег». С ним согласен и руководитель клуба водников «Жетысу», кандидат в мастера спорта Анатолий Душкин: «Дикий туризм у нас определяется еще и тем, что столкнуться на пути следования можно с чем угодно. Хотя по закону Или — река республиканского значения и 500 метров от каждого берега считаются природоохранной зоной, нередко встретишь места, огороженные забором. Часто землю берут в аренду, как бы для выращивания баранов. Люди, там находящиеся, запрещают причаливать и высаживать туристов. Бывает — требуют плату. Место само по себе живописное, построили пару вигвамов на скорую руку. При этом цены определяются на глазок — нет ни списка услуг, ни прайса. Высаживаешь туристов на ночевку, откуда ни возьмись появляется пьяный пастух и начинает требовать мзду. После такой ночной «беседы» не всякий турист пожелает еще раз отправиться в путешествие. Пути часто перегорожены шлагбаумами. Мы ведем туристов, которые заплатили деньги, а такое часто происходит неожиданно». Как рассказал Валерий Кораблев, есть еще одна проблема. В прошлом году пограничники перекрыли границу с Киргизией, и популярные у наших и иностранных туристов маршруты по Чилику и Чонг-Кемину оказались недоступны. «Мы пытались получить разрешение в управлении пограничных войск — нам отказали. Вопрос не был согласован между госведомствами — подсекли дерево отечественного туризма. Многие зарубежные команды отвернулись от Казахстана, люди сорвали отпуск. Не поедут они к нам и в этом году», — переживает он.

Бюрократизм и нежелание чиновников и правоохранительных органов на местах идти навстречу туркомпаниям и туристам считает основным препятствием и Александр Сабельфельд. «Чтобы попасть на Бартогайское водохранилище, приходится постоянно сталкиваться с местными органами власти — полицией и работниками Большого Алматинского канала», — сетует он. Много проблем возникает и с оформлением документов для иностранных туристов.

Когда не хватает всего

По мнению Сергея Крадинова, второе препятствие для развития не только водного, но и внутреннего туризма в целом — нехватка койко-мест в городских гостиницах. «Туристы (как иностранцы, так и наши соотечественники) приезжают, селятся в отели и потом уже смотрят достопримечательности и выбирают виды отдыха. У нас за последние годы не построено ни одной новой гостиницы, — объясняет он и жалуется на нехватку недорогих трехзвездочных отелей. — Не у всех есть возможность платить за “Рахат-палас” или “Интерконтиненталь”. Среднеценовой сегмент не развит».

Есть проблемы и у самих компаний. Не всегда удается набрать клиентов на тур — а это минимум 10 человек в группе. Возможно, одна из причин этого — недостаток рекламы. Так, «Рафт-сервис» фактически нигде не рекламируется, за исключением рассылки новостей по e-mail. «В основном пиар нам делают по бартеру за экскурсионные услуги. Остаются — интернет-рассылка, сайт и одна специализирующаяся на туризме газета, где мы изредка размещаемся за деньги», — говорит Сергей.

Не хватает не только клиентов, но и квалифицированных специалистов в области водного туризма. Сегодня специальной школы туристов-водников в стране нет. Есть, правда, клубы водного туризма, навыкам в этом виде спорта обучают в университете «Туран». А вот дипломированных специалистов-водников учебные заведения Казахстана не выпускают. Производственная база для выпуска снаряжения тоже отсутствует. Как рассказал опытный турист-водник Максим Григорьев, в РК есть мастерские, занимающиеся оптовым пошивом одежды для охоты и рыбалки, но снаряжение для водного туризма они изготавливают только по индивидуальным заказам. Он сам разрабатывал лекала и закупал необходимые материалы для пошива спасательных жилетов — изделия с китайской барахолки не соответствуют требованиям безопасности. Что касается серьезного оборудования — катамаранов, рафтов, парусников и гидрокостюмов — то они завозятся из-за рубежа, в основном из России и Украины. И это дорогое удовольствие. Например, рафты стоят от двух до пяти тысяч долларов. Сергей Крадинов пробовал наладить производство весел, но не набрал заказов — мелкотоварное производство оказалось невыгодным. Проще купить весла в России.

Спасение утопающих

Водный туризм — особый сегмент рынка. Он связан с повышенной опасностью — все-таки вода есть вода, тем более если речь идет о горных реках. Как рассказал Анатолий Душкин, сплавы требуют соблюдения определенных правил. На одной из конференций туристов-водников, которая проходит в Алматы ежегодно, были утверждены правила поведения на реках. Они служат правилами безопасности не только для общественных спортивных сплавов, но и коммерческих маршрутов. А вот законодательно правила не прописаны. Это скорее инициатива сообщества водников, решивших для общей безопасности регулировать самих себя. К тому же услуги водного туризма страховать никто не хочет. Поэтому компании сами знакомят клиентов с правилами безопасности, под которыми те расписываются, выдают памятку правил в печатном виде и проводят живой инструктаж в экипировке. Как рассказывает Сергей, за пять лет ни одного серьезного травматического случая в его компании не было. Коммерческие туры обычно занимают не больше дня, а категорийные маршруты на них короткие и хорошо отработанные.

По словам Валерия Кораблева, сейчас спасение утопающих — в прямом смысле дело рук самих утопающих. Советская система спасения практически не работает. Надеяться, что тебя спасут — утопия. Бесплатной санитарной авиации, как в советское время, сейчас нет. В МЧС нет специалистов по горным рекам. Хотя шел разговор о создании группы для оказания спасательных операций на реках, но дальше дело не продвинулось. Спасательные работы превратились в дорогостоящие услуги. «Но откуда и как звонить в такой экстренный момент?» — задается риторическим вопросом Валерий. На этот случай нужно иметь спутниковую связь, а она тоже стоит приличных денег.

По мнению экспертов, необходима помощь правоохранительных органов и скоординированная работа госведомств. А также законодательная база, на которую могли бы опираться как туристы и туркомпании, так и госорганы. Помимо этого, надо развивать гостиничный бизнес в среднем ценовом сегменте, строить доступные по ценам турбазы и зоны отдыха для молодежи. Чтобы охват желающих был более полным, нужно оборудовать стационарные пункты с инструкторами, как на турецких курортах, считает Сергей Крадинов. «Заплатил на месте и получил кучу адреналина», — полагает он. Эффективной рекламой водного туризма могли бы стать телеигры и передачи по типу «Терра инкогнита» или «Последний герой», снятые с участием отечественных спортсменов и туркомпаний в условиях родной природы. Пока этого не будет — вода и дальше будет течь, не прибавляя турфирмам и государству доходов, а казахстанцам и гостям из-за рубежа — здоровья и впечатлений.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики