Союз и раздел имущества

Союз и раздел имущества

В рамках формирования Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана всплывают проблемы одна за другой. О новой возможной проблеме предупредила министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина: «Не секрет, что в странах-партнерах по Таможенному союзу — Казахстане и Белоруссии — ряд таможенных процедур более продвинут, более либерален, более благоприятен для бизнеса, чем в России. У нас может возникнуть реальная конкуренция систем таможенного администрирования».

Ее поддержал директор департамента внешнеэкономической деятельности этого же ведомства Алексей Лихачев: «Потерь бюджета мы не ожидаем, но может быть переход бизнеса, логистических цепочек в те зоны, которые более прозрачны и более понятны по таможенным процедурам». В связи с этим министр подчеркнула, что существенное упрощение российских процедур таможенного оформления и таможенного администрирования является одной из приоритетных задач правительства РФ.

Как известно, первый тур переговоров по заключению соглашения о механизмах распределения экспортных пошлин уже завершен. Члены комиссии Таможенного союза договорились о распределении суммы ввозных таможенных пошлин для каждой страны-участницы: в бюджет РФ будет перечисляться 87,97% от объема ввозных таможенных пошлин, в бюджет Белоруссии — 4,7%, Казахстана — 7,33%. Но эти цифры вряд ли можно считать окончательными. Они будут утверждены и войдут в трехсторонний договор после того, как эксперты тщательно изучат статистику внешней торговли на основе международных методик.

Ожидается, что Минэкономразвития РФ доработает проект соглашения о механизмах распределения экспортных пошлин в рамках Таможенного союза к 16 апреля. Исключение касается пошлин на нефть, которые будут оговариваться в рамках двусторонних межправительственных соглашений. Безусловно, особенно трудные переговоры России придется вести с Белоруссией, которая закупает значительные объемы российской нефти, а продукты ее переработки поставляет в страны Восточной Европы. Пока стороны заключили временное соглашение до 1 июля 2010 года, когда Беларусь получит беспошлинно нефть для внутреннего потребления (в объеме 6,3 млн тонн) и нефть, перерабатываемую на давальческих условиях для российских компаний. Остальные объемы нефти облагаются 100-процентной таможенной пошлиной.

Однако президент Белоруссии Александр Лукашенко считает, что в формируемом Едином экономическом пространстве Таможенного союза трех стран не должно быть никаких изъятий и требует беспошлинных поставок нефти. Астана занимает в целом солидарную позицию с Минском. А белорусы даже обратились в Экономический суд СНГ по поводу незаконных, по их мнению, пошлин на нефтепродукты. И это понятно. Ведь для Минска основной стимул вступления в Таможенный союз — получение дешевых энергоресурсов. Как заявил в одном из своих интервью посол России в Белоруссии Александр Суриков: «Это просто сумасшедшие деньги. Энергоносители в процессе поступления, переработки и вывоза составляют больше 30 процентов белорусского бюджета». Он также отмечает, что, требуя от России снижения цен на энергоносители, Белоруссия ведет выгодный для себя диалог по собственным товарным позициям. В частности, Москва не требует от Минска снижения цен на белорусское молоко и тракторы.

Россия, возможно, продемонстрирует готовность пойти на уступки Минску. В частности, Москва может уменьшить или вообще отменить пошлины в обмен на допуск к белорусским НПЗ. Другим фактором может стать изменение топливного баланса Белоруссии в связи с поставками нефти из Венесуэлы, о которых Александр Лукашенко договорился в ходе прошедшего 15—22 марта визита в эту страну.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики