Китайский баррель

Китайский баррель

В марте этого года группа депутатов мажилиса обратилась к министру нефти и газа Сауату Мынбаеву с просьбой дать ответ на ряд вопросов, связанных с присутствием китайских компаний в казахстанской «нефтянке». На прошлой неделе г-н Мынбаев дал подробный ответ на них.

В письме министра, в частности, указано, что по состоянию на 1 января 2010 года в Казахстане работает 15 компаний, в которых китайская доля составляет от 50% до 100%. Крупнейшие из этих компаний планируют добыть в 2010 году шесть миллионов тонн нефти («Актобемунайгаз»), пять миллионов («Мангистаумунайгаз») и три миллиона тонн («Казгермунай»). Совокупный доход добытой китайцами нефти в этом году составит 25,135 млн тонн. Учитывая, что по прогнозам этого же министерства в Казахстане в 2010 году будет добыто 80 млн тонн нефти, доля компаний с китайским участием составит около 31%. К 2020 году прогнозируется снижение объема добываемой ими нефти до 20,07 млн тонн, то есть на 20,1%.

По мнению Миннефтегаза, это связано с тем, что в большинстве случаев китайские инвесторы участвуют в освоении старых месторождений, которые обладают относительно низкой инвестиционной привлекательностью и рентабельностью, требуют привлечения значительных финансовых средств для обеспечения устойчивости добычи. При этом никакие налоговые льготы для компаний с китайским участием заключенными контрактами не предусмотрены.

Отвечая на вопрос об объеме китайских инвестиций в нефтедобывающий сектор Казахстана, министр привел цифру 4,172 млрд долларов, однако отметил, что это объем инвестиций, сделанных компаниями с китайским участием, а собственно китайскую составляющую в них выделить невозможно.

Министр счел необходимым подчеркнуть, что все сделки по приобретению доли и передачи прав недропользования китайским инвесторам совершались в соответствии с законодательством РК в области недропользования, с учетом приоритетности прав государства.

На вопрос о том, сколько наемных иностранных работников и среди них китайских граждан работает в энергетическом секторе РК, Сауат Мынбаев сообщил, что на 1 января 2010 года численность рабочего персонала, привлеченного по контрактам на предприятия с участием китайских компаний, составила 17733 человека, из них казахстанцев — 17519 человек, или 98,8%.

Социальная ответственность китайских нефтяников выражается не только в использовании казахстанских рабочих рук, но и в инвестициях в развитие социальной сферы регионов и местной инфраструктуры на местах деятельности компаний-недропользователей. Их объем в 2009 году составил 34,7 млн долларов. Министр подчеркнул, что объемы китайских инвестиций в нашу «социалку» зависят от того, насколько местные власти сумели наладить сотрудничество и взаимопонимание с китайскими инвесторами. В качестве примера для подражания он привел опыт сотрудничества акимата Актюбинской области и компании «СНПС-Актобемунайгаз». Последняя ежегодно по согласованию с акиматом перечисляет по шесть миллионов долларов на различные социальные проекты области. Кроме того, ежегодно выделяет свыше миллиона долларов на развитие инфраструктуры сельских районов Актюбинской области и проведение посевных и уборочных кампаний. В результате такой практики общий объем спонсорских и благотворительных расходов «СНПС-Актобемунайгаз» за период с 1997 по 2009 год включительно составил около 50 млн долларов. Действительно, в отличие от взаимоотношений с западными инвесторами, которые не всегда складываются безоблачно (см. «Нефтяники признали свою вину»), особых претензий к компаниям из КНР не предъявляется.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее