Джаз без границ

Алматинский фестиваль джаза показал — на нашей сцене, в отличие от европейских площадок, не появляется новых имен. Впрочем, казахстанская публика и так не готова слушать непривычную для нее музыку

Джаз без границ

В Алматы прошел девятый по счету джаз-фестиваль, именуемый Международным праздником джаза. Как и в прошлом году, его спонсорами выступили посольства Франции, Австрии, Турции и Гете-Институт, пригласившие за свой счет музыкантов из своих стран. Фестиваль продолжает развиваться по пути представления многообразия джаза — в том числе маргинальных направлений. Но в этот раз в плане яркости и профессионализма он был не таким запоминающимся, как в прошлый. Гости из-за рубежа приехали новые, а вот Казахстан представляли те же самые музыканты, что и в прошлом году. Причем некоторые из них играют сразу в нескольких джаз-бэндах. Как, например, Виктор Хоменков (клавишные) и Валерий Насибулин (бас-гитара). Помимо секстета Хоменкова/Осипова они входят в состав другого отечественного коллектива Magic of Nomads. Все эти коллективы (а также образовавшаяся в 2007 году «Джаз Сессия») играют на нашем фестивале из года в год. Правда, в этом году впервые на фестивале выступил квартет Александра Филиппова (отметим, что Валерий Насибулин играет и в нем). Как охарактеризовал творчество коллектива сам руководитель, соло-гитарист и композитор — «Немного романтики, немного джаза». К сожалению, это пока единственный новый коллектив, появившийся за последние три года на сцене ежегодного джаз-фестиваля. Кстати, он же играл и на Первом фестивале клубного джаза Jazzystan осенью прошлого года. Поэтому не удивительно, что для постоянных посетителей таких мероприятий истинным подарком становятся выступления гостей из других стран. Спонсоры фестиваля — иностранные представительства стараются каждый год знакомить отечественного слушателя с новыми исполнителями.

Задать регламент

Хотелось бы сказать несколько слов об организации фестиваля. Он пока является единственным мероприятием, направленным на развитие музыкальной культуры, носящим благотворительный гуманитарный характер. В этом смысле его возможный в будущем конкурент Jazzystan — скорее, коммерческое предприятие. И хотя билеты в этом году стоили две тысячи тенге, было заметно, что большая часть публики прошла по пригласительным билетам и аккредитациям. Было много молодежи — студентов и школьников, слушавших выступления, стоя или сидя на ступеньках. При этом в первые дни в зале было немало свободных мест. Публика посещала концерты в свободном режиме, я бы даже заметила — слишком вольном. Зрители сновали туда-сюда поодиночке и парами, а иногда и группами по нескольку человек, хлопая дверьми во время выступлений. Это очень мешало не только зрителям, но и музыкантам. Возможно, большинство было случайными посетителями, плохо знакомыми с джазом, или им не понравились исполнители. Свою роль сыграло и отсутствие регламента в выступлении групп и ведущих фестиваля — так, например, первый вечер растянулся на четыре часа, второй — на пять, а третий — почти на шесть. Все концерты начинались на полчаса позже, каждая группа играла не меньше часа, а то и полтора, прибавьте сюда приветственные слова Тагира Зарипова, благодарность спонсорам, представления музыкантов, оживляющие публику шутки ведущей и переводчицы Карлыгаш Макатовой и антракты по 15-20 минут между выступлениями коллективов. Демократия — большая ценность, но главное, чтобы она не превращалась в хаос. К сожалению, пока наши зрители плохо самоорганизуются, поэтому нужно задавать рамки.

Традиция и современность

По традиции фестиваль открыл Jazz Band Almaty под руководством Тагира Зарипова, выступающий в двух составах — детском и подростковом. Малышня, как всегда, не могла не вызвать умиления, а более взрослые ребята продемонстрировали, какими дети станут, когда подрастут. В общем, такая преемственность поколений, в чем-то неумолимая и безжалостная. Тагиру Зарипову в деле воспитания подрастающего поколения теперь помогает его дочь — Валентина. Она тоже уже не один год поет джазовые стандарты на сцене фестиваля. Когда отчет о деятельности джазовой школы был окончен, на сцену вышли швейцарские музыканты — Gallio 3. Группа исполнила произведения своего руководителя, саксофониста Кристофа Галлио. Кристоф играет в стиле free jazz, для которого характерны отказ от классической структуры произведения, отход от каких-либо принятых стилей, нарушение канонов и развитие исполнения в непредсказуемом направлении. Это, скорее, абстрактное видение музыки. Хотя он утверждает, что джаз — это сама жизнь, непредсказуемая, как импровизация. Прозвучали авторские произведения, чьи оригинальные названия, Cheap metal glass или Lisa in Pisa, не уступали духу самого исполнения. Особенно запомнился «Дешевый металлический стакан» — короткое сочинение, блестяще выстроенное по структуре и исполненное в интенсивной нарастающей манере, эмитирующей звук дребезжащего металла. Если вначале игра Gallio 3 местами напоминала настройку инструментов в оркестровой яме, то затем в ней проявились скрытые до этого интеллектуализм, профессионализм и подлинная страсть к эксперименту.

Смех сквозь слезы

[inc pk='1510' service='media']

Следующий джазовый вечер начался с выступления казахстанских музыкантов из «Джаз сессии», исполнивших джазовые стандарты и произведения современных авторов. На этот раз запоминающимся стало выступление киргизской команды из Бишкека Salt Peanuts. И внимание к выступающему ежегодно на алматинской джаз-сцене коллективу было вызвано не только текущими событиями в Бишкеке. Выступление музыкантов было поставлено под угрозу — они с трудом пересекли границу, а ежегодный Международный джаз-фестиваль, проходящий в Бишкеке почти одновременно с нашим и в котором участвуют те же, что и у нас, зарубежные музыканты, был сорван. Почему-то о ситуации в Киргизии со сцены не было сказано ни слова. Не были выражены ни соболезнования, ни поддержка, что выглядело не просто досадным упущением, а проявлением гражданского безразличия и человеческого безучастия как со стороны организаторов фестиваля, так и самих приехавших музыкантов. Тем не менее выступление группы красноречиво свидетельствовало само за себя. В этот раз группа не ограничилась популярными джазовыми стандартами, а исполнила произведения собственного сочинения. Одно из них было посвящено народной игре кокпар («козлодрание»), которая, как пояснил один из участников группы, есть не только у киргизов, но также и у казахского и украинского народов, что можно было понять как прямой намек и оценку текущих событий в Киргизии. Впечатляющим, но зловещим перформансом стало выступление приехавшего с группой сказителя киргизского эпоса «Манас». И хотя я не знаю киргизского языка, оно было понятно без слов. Речитативное пение, одеяние и поза молодого сказителя, освещение в багровых тонах были довольно выразительными. Казалось, он повествует не о событиях древней истории, а пугающем настоящем. Погруженная в шаманское камлание, в какой-то момент краем уха я услышала реакцию зала. И была поражена — слушатели смеялись. Почему? Неужели пропасть между людьми так огромна, что незнание языка может стать препятствием для искусства и цивилизованной коммуникации? Возможно, что смех был просто защитным механизмом обывательской психологии, не желающей принимать трагичность и чудовищность происходящего. Контраст между происходящим на сцене и в зале стал еще разительнее, когда в конце выступления сказитель заплакал, а публика, вскочив, начала, улюлюкая, аплодировать. Да и сами музыканты, как будто стараясь оправдать свое звание соленых орешков к пиву, резко сменили траурную ауру на драйвово-забойную, исполнив пару веселых популярных стандартов. Так и осталось непонятным, был ли это смех сквозь слезы или просто недоразумение. В любом случае шутки со сцены и веселье выглядели, мягко говоря, не совсем к месту, учитывая, что страна в это время объявила траур по погибшим.

Забудьте о печалях

После антракта публика окунулась в воздушный джаз из Германии от группы Max.bab. Их мелодичная и умиротворяющая музыка пользуется большой популярностью и представляет немецкий джаз по всему миру. Созданная четырьмя одноклассниками Мюнхенского лицея, за 10 лет своего существования группа дала 400 концертов и выпустила шесть альбомов. Музыку пишут пианист Бенедикт Яхнел и саксофонист Макс фон Мош. С Max.bab сотрудничал знаменитый Чарли Мариано, ветеран джаза, перепробовавший в своей музыкальной карьере почти все стили, от бопа до фьюжн. Группа приобрела своеобразный и легко узнаваемый стиль, характеризующийся виртуозностью и гармонией. Им удается не впадать в тривиальность и заигрывание с массовым слушателем, благодаря индивидуальному таланту каждого из музыкантов, проявляющемуся не только в слаженной игре, но и в сольной импровизации.

Чем отличается птица-говорун

[inc pk='1511' service='media']

Третий, самый длинный день начался с выступления турецкой группы с «оригинальным» названием Swing a la Turc («Свинг по-турецки»). Музыканты отдают предпочтение мелодичному бопу в сочетании с этническими мотивами. Если две первые композиции поразили своей гармоничностью и легкостью, то остальные уже не производили особого впечатления. Поскольку оказались точно такими же однообразными по звучанию и структуре. Используемый почти во всех композициях турецкий народный инструмент нэй превратил их в продолжение друг друга, в части одного и того же затянутого на полтора часа произведения.

Порадовал своим исполнением секстет Хоменкова/ Осипова. В этот раз, оставив в стороне эксперименты с фольклором, коллектив исполнил программу, состоящую из авторских сочинений, напоминающих по долготе и строению целые симфонии. По словам Виктора Хоменкова, на них его вдохновили различные жизненные ситуации, что отражено в названиях — «Звонок в день рождения», «Хитрая птица», «Не спрашивайте меня». Это была не совсем отвлеченная музыка, требующая абстрактного подхода, довольно часто она вызывала эмоции и образы. В ней встречались места, вызывающие ощущение чего-то знакомого, но давно забытого. Например, звуки саксофона звучали как из далекого детства, из «Тайны третьей планеты».

Шутки с джазом

Подлинное мастерство зажигательной импровизации и профессионализм продемонстрировало французское трио Clip! La Lune из Тулузы. Не так давно это был квартет под названием Pulcinella. Мастерство музыкальной импровизации в соединении с лицедейством стало залогом успеха группы, играющей зажигательную народную музыку. От игры тулузцев веяло Балканами и Кустурицей. Как выяснилось, Clip! La Lune не только умеет шутить, исполнять шансон и забойные танцевальные ритмы, но и плавно переходить от них к джаз-импровизации. Выступление группы никак не назовешь однообразным — в манере игры она сумела объединить и передать самые разные стили, гармонично вплетая шансон, испанское танго, восточно-европейские танцы и джаз. При этом последний не стал просто довеском и не потерялся в танцевальных ритмах и клоунаде. Статные тулузские парни, проявив завидный артистизм и широкий музыкальный диапазон, покорили сердца алматинской публики.

Ритм голоса, ритм ладоней

[inc pk='1512' service='media']

Заключительный, четвертый день был более сдержанным как в плане регламента, так и по музыкальному содержанию. Вечер начался с выступления гитарного квартета Александра Филиппова, исполняющего мелодичные авторские композиции. И продолжился традиционной программой Magic of Nomads, использующего в игре народные казахские инструменты и создавшего симбиоз популярной музыки и этнических мелодий. Если еще добавить электронную аранжировку, то группа могла бы пополнить ряд последователей Enigma или Deep Forest.

Завершившие не только вечер, но и фестиваль австрийцы Ангела Трондель и группа Mosaik (саксофон, бас-кларнет и фортепьяно) отличились вокальным выступлением в духе а cappella. Ангела сама пишет композиции для своего голоса. Это не песни в чистом виде, а скорее ритмические голосовые модуляции. Слова звучат в них крайне редко. Но это полноценные произведения, на которые певицу вдохновляют переживания и эстетика окружающего мира. Ангела Трондель активно использует не только вокальные, но и перкуссионные возможности, отбивая ритм ладонями. При этом активно подключая к этому делу и публику в зале. Такие эксперименты не всегда удачны, но зато создают эффект взаимодействия, превращая зал из пассивных слушателей в исполнителей.

В завершение фестиваля Карлыгаш Макатова посетовала на недостаток спонсоров и пожурила публику за бестактное поведение. Учитывая, что следующий, десятый по счету фестиваль будет юбилейным, хотелось бы пожелать ему больше богатых спонсоров и интересных гостей, что очень важно — новых имен на отечественной сцене и, конечно, заинтересованных и умных слушателей.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?