Орнамент обыденности

Анна Маргацкая не просто пытается передать этнический колорит, а осмыслить c его помощью современность

Орнамент обыденности

В галерее «Тенгри Умай» открылась выставка алматинской художницы, пишущей в авторской технике акварели. Анна — не салонный художник, она работает с галереями. Ее экспозиции всегда отличались разными идейными и техническими подходами. Но выставка «Яблоки, когда их много», по ее мнению, особенное знаковое событие в жизни. Она знаменует приход к тому, чего художница давно хотела — к большим ковровым форматам, создающим особый зрительный эффект. Поиском собственной авторской техники Анна Маргацкая занялась еще в институте. «Когда долго пишешь маслом или классической акварелью, это быстро надоедает. Наступил момент, когда можно было перестать писать, поскольку не было смысла делать дальше то же самое», — признается она. В какой-то момент Анна поняла, что нужно экспериментировать. Этому способствовало важное событие в ее жизни — в 2001 году казахстанские художники организовали выставку «Поиск», название которой говорит само за себя. Тогда Анне и пришла в голову мысль развивать свою технику, которая бы отвечала ее творческим потребностям. «Я люблю большие форматы, мощную фактуру. Классическая акварель этого делать не позволяла. Я стала думать, как подойти к тому, чего хочу», — делится художница. Ей понадобилось 10 лет, чтобы понять сущность новой техники, как лучше ее показать, — получились огромные ковры, на которых она могла работать акварелью.

Усложнение фактуры

Ноу-хау Анны в том, что эту технику она придумала сама. Пришла к ней путем вычисления. Это была потребность. «Я могу использовать материал, который всегда под рукой, он эластичный и может долго прослужить. Когда работаешь с живописными техниками, то понимаешь их основу — от чего надо отталкиваться, зачем, как и почему. Какой связующий слой должен держать. С каждым годом все больше технологий, современных связующих вещей, с которыми можно работать», — признается художница. Оберточная бумага клеится на ткань, и на нее наносится акварель с пигментом, чтобы краска не выгорала. Пигмент обеспечивает особую прочность краске. Звучит просто, но на самом деле  это сложный технический процесс. Профессионал сразу понимает, как и почему он изобретен. Бумага быстро рвется — надо было ее сохранить на больших тканевых форматах. На создание фактуры уходит много времени — ее Анна делает вручную. Ведь это не просто закатка рулона, а проработка и усложнение фактуры.

Если посмотреть каталог с прошлогодней выставки «Без комментариев», то репродукция на обложке напоминает рисунок фломастерами. Но это обманчивое впечатление — это тоже акварель. Все работы прошлой выставки сделаны совершенно в другой технике, утверждает Анна. И только одна — «оранжево-желтый человек» — похожа на то, что можно видеть сейчас. Она и заложила основы авторской техники, представленной на этой выставке. «Идея прошлогодней выставки — акварель вылить в раз. Это сложный технологический процесс. Тот, кто работает акварелью, знает, если один раз не попадешь в цвет — бумагу придется выкинуть, так как она станет грязной. Я брала громадные форматы листов, наклеивала на ткань и писала один раз. В этом заключался смысл. Но это не была собственно авторская техника. Нужно было сделать что-то быстрое и экспрессивное. Хотелось экспериментировать», — поясняет художница.

Когда они повторяются

Название прошлогодней выставки отсылает к рубрике no comment на TV-канале Euronews. Оно подразумевает, что, с одной стороны, непосредственный визуальный опыт восприятия живописи ценен сам по себе, а с другой — проект локализуется в настоящем и требует рефлексии от зрителя. В нем художницу интересовало человеческое тело, как оно формирует окружающую среду, фрагментируется, отражает себя и множится. Таким образом, по мнению искусствоведа Маргариты Амвросовой, Анна Маргацкая репрезентирует коллективное тело в мифологической перспективе его вечной жизни. В выставке «Яблоки, когда их много» художницу интересует уже орнамент как неотложный элемент коврового ткачества. Но это не просто орнамент в традиционном смысле. Его Анна переносит в мировоззренческую, философскую плоскость, рассматривая как основополагающий элемент обыденности. Идея этой выставки — представить орнамент как повторяющиеся обыденные сюжеты, обрамляющие и вплетающиеся в основу нашей жизни.

Загадочное превращение

[inc pk='1505' service='media']

Оптический эффект, который возникает во время просмотра работ Анны, сравним с работами маслом — когда большое видится на расстоянии, а из мазков возникает изображение. Но работы Маргацкой по оптическому воздействию, скорее, приближаются к коврам, ткачеству — акварель, наложенная нитевыми штрихами, образует текстильные глубины и выпуклости, производя совсем иной эффект на расстоянии. Когда подходишь ближе — попадаешь в другой, уже плоский и мелькающий мир. Почти интерьерные мягкость и глубина загадочным образом трансформируются в протестную, обнажающую скелет и вены реальности, аскетичность. Восприятие движется от эстетики к антиэстетике. В связи с чем вопрос «повесили бы вы это у себя дома?» звучит провокационно. Сложно сказать, что нужно сделать, чтобы окончательно превратить эти работы в мягкие и уютные во всех отношениях ковры, создающие интерьерный дизайн дома или офиса и нужно ли это делать? Цветок в горшке рядом с таким «ковром» не поставишь. Конечно, если это не будет какое-то особое фантастическое растение. Например, хищная орхидея, поедающая насекомых, — манящий уют, скрывающий убийственную изнанку жизни.

Поп-арт многолик, но основные его черты — техницизм и минимализм. Постижение обманчивости того, что видишь, — наиболее притягательное и сильное чувство, которое возникает на этой выставке. Работы Анны Маргацкой не просто различаются в цвете или технике изображения. В них ощущается разница эстетик, принадлежащих не только самой технике, а чему-то большему — привычке восприятия, установкам ожидания, мировоззрению. Хочется понять, что же дает возможность сочетаться в работах столь разным эстетикам и, как следствие, переживаниям.

Вкладывает ли автор какие-то идеи в эту трансформирующуюся оптику или это просто случайность, результат чисто технической работы с материалом? «Идея деления цвета была изначальной. Живопись прежде всего означает цвет, — поясняет Анна. — Часто я использую горение цвета. Многие думают, что это масло так горит. И удивляются, когда узнают, что это акварель. Если маслом можно писать, как акварелью, то почему нельзя писать акварелью, как маслом?» Раньше Анна старалась передать горение цвета акварелью, а для этой выставки была другая задача — создание национального колорита: «В этот раз цвет не горит, потому что это попытка создания национального цвета, в котором преобладают темно-коричневые тона, которые вместе с тканевой фактурой создают мерцающий ковровый эффект. Классическая акварель этого, конечно, дать не может. Мне не хотелось в этот раз показывать цвет горения, напротив, я хотела забить его ковровой фактурой».

Колорит современности

Оставляя в стороне техническую составляющую, обратимся к идейно-философской, культурологической стороне дела. Если художница ощущает свою причастность к Казахстану на уровне этнического колорита, то какое место занимает в ее работах современность? По словам Анны, это не просто попытка передать традиционный этнический колорит. Казахская национальная школа живописи большей частью темноватая, серо-коричневая. Анна много думала об этом и решила, что такую цветогамму диктует степь, где много серо-коричневой глины. «Я погрузилась в этот колорит и попыталась перенести его в гамму нетрадиционных оттенков. И еще я хотела создать пространство, в котором живу. Это тоже повлияло на концепцию цвета», — рассказывает она.

Идея этнического колорита уже давно эксплуатируется в искусстве, становясь залогом коммерческого успеха. В результате он изрядно поднадоел и вышел в тираж. Задумка написать Казахстан возникла 10 лет назад, когда очередной раз, пройдя по алматинскому Арбату (улице Жибек жолы), у Анны вырвался крик души — неужели нельзя выразить национальную тематику творчески? И она решила подумать над ней глубже. Прошло много лет, и когда представился случай поехать писать за границу, Анна решила взяться за ее реализацию там. «Я хотела, чтобы не было подсказок, повторяющихся впечатлений. Хотела освободиться от восприятия повседневности и передать только главное, то, что осталось в памяти. Эту выставку я начала с тетрадочки, куда внесла свои ответы на вопрос: что я знаю о Казахстане», — рассказывает она. Но колорит — устоявшееся явление, основанное на классических образцах и традициях. По ним мы и понимаем, что это — казахская этничность, а то, например, немецкая. В этом и заключалась задача последнего проекта — создать ощущение казахстанской реальности, утверждает Анна. Это были смысл и тема. Эту вставку нигде так не поймут, как ее понимают здесь. Юрты, бараны, верблюды … часто встречающиеся образы, которые традиционно соотносятся с нашей страной. «Бараны — еще не так затасканы, а верблюдов в моих работах нет», — уточняет Анна. Она специально брала то, что попадается повсюду, и разворачивала в новом ракурсе. Это и есть большая внутренняя часть, содержание работы. «Когда постоянно ходишь через базар, который не меняется годами, понимаешь — это наш базар, такого нигде больше нет. Лотки, лотки… и вдруг они становятся громадным орнаментом. Это и есть наша современность, то, чем мы живем. Это не просто пастухи с овцами и орлами, которые где-то там, в горах, не просто экзотика. Это наша обычная жизнь, которая всегда рядом, и тем не менее экзотична. Продавцы, торгующие нижним бельем, домбристы, играющие на каждом празднике. Барахолка, присущая только нам. Все это современность, которую можно вытащить в орнамент», — уверена художница. Насколько Казахстан сплетается с современностью, оставаясь при этом национально колоритным? Наша страна вместе с праздничными юртами в центре города и барашками, которых часто видишь на базаре, вплелась в современный контекст, в постоянство тиражирования.

Анна Маргацкая участвовала в 45 выставках, из них семь персональных. С «Тенгри-Умай» сотрудничает с института, с 1996 года. Авторских выставок в этой галерее было четыре. Анна работает в самых разных техниках и жанрах. Ее произведения покупают. Одни любят классические акварели. Другие предпочитают масло. Некоторые просят писать на заказ. Есть и те, кому нравится ее авторская техника. «При всем разнообразии жанров и техник у живописца складывается свой почерк. Так или иначе, он склоняется к определенной технике. В этом суть творчества. Я отдыхаю на пленере, когда пишу пейзажи, но хочется делать более сложные работы», — признается Анна. Каждая ее выставка — решение технических оптических задач, ради этого все и задумывалось. Следующая покажет уже другие возможности авторской техники. По выражению Анны, она будет «вытаскивать из нее все что захочет» и дальше.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности