Сто лет — тобет

Отечественные производители научились использовать ребрендинг и «казахстанское содержание» не только в финансовой сфере и промышленности, но и в собаководстве

Сто лет — тобет

В середине мая этого года в Алматы пройдет первая международная научно-практическая конференция «Среднеазиатская овчарка как достояние народов Средней Азии и Казахстана». На ней несколько казахстанских кинологических организаций будут отстаивать право каждого государства Средней Азии на собственное историческое название породы, известной в регионе как среднеазиатская овчарка (САО). В Казахстане САО уже называют тобетом и даже включают в список национальных пород, которые являются «национальной гордостью и выведены аборигенами». Мнения собаководов разделились: часть полагает, что тобет — действительно уникальная и при этом исчезающая порода, для восстановления которой требуется господдержка. Другие считают, что называть САО тобетом неправомерно и апологеты тобетов просто пытаются заработать на переименованной САО, которой, кстати, ничего не угрожает.

Рожденная мажилисом

Идея придания некоторым животным статуса национальной породы впервые прозвучала в начале ноября минувшего года в мажилисе. Внесенный в парламент законопроект о племенном животноводстве предусматривал придание статуса сельскохозяйственных животных рыбам, пчелам, оленям и ряду других животных. Незадолго до пленарного заседания нижней палаты разработчики из комитета по аграрным вопросам добавили в законопроект понятие «национальная порода», к которым наскоро отнесли лошадей, крупный рогатый скот, овец. Заодно, по мнению разработчиков законопроекта, особым статусом следует наделить две породы собак — тазы и тобета.

Если придание статуса «национальной породы» традиционным сельхозживотным специалистов не смущает, то внесение в данный список собак, в особенности тобета, вызывает у кинологов споры. Глава фонда «Казаки ит тобет» Данияр Даукей считает, что тобет — древнейшая порода, которую кочевники разводят вот уже несколько тысяч лет. На этой почве ее можно считать исконно казахской. В подтверждение тому приводятся письменные источники и петроглифы, описания которых представляют нашему вниманию в общих чертах крупного волкодава. По словам г-на Даукея (один из организаторов майской кинологической конференции), занимающегося собаководством вот уже 10 лет, в условиях перехода казахов к оседлости в конце 1920-х годов и последовавшего за этим голода тобет частью вымер, а частью ушел в Туркмению, Кыргызстан и Китай. В Казахстане осталась лишь очень малая часть собак.

Это мнение разделяет и руководитель Клуба кровного охотничьего собаководства Константин Плахов: «Мы ездили по Казахстану с экспедициями и нашли этих собак на территории Южно-Казахстанской области, где они сохранились в небольшом количестве у нескольких казахских семей». По его словам, в 1929 году тобеты были описаны советскими исследователями как самостоятельная порода. Их назвали киргизской овчаркой, но ареал их распространения, который был указан в тогдашних документах, — южнее и юго-западнее города Орск, то есть Казахстан. По данным кинолога, численность тобетов в Казахстане сегодня равна пятидесяти взрослым особям. При этом, чтобы представить породу на международной арене, требуется не менее тысячи особей.

По мнению г-на Даукея, тобет — не только историческое достояние, он актуален и сегодня. «Отара или стадо без тобетов — это мясо для волка, — утверждает Данияр Даукей и предлагает активно использовать эту породу как стадных сторожей.

А была ли собака?

Глава Союза кинологов Казахстана Светлана Худайкулова считает, что породы тобет не существует, а есть САО, представителей которой ряд собаководов называет этим казахским словом, а оно в переводе означает «кобель» (г-н Даукей возводит этимологию слова к «тобе» (холм) и «ит» (собака) — «собака, сидящая на горе»). «Казахстан — не прародина САО. Это порода таджиков и туркмен, которая была завезена к нам, в Казахстан, в 1970-х и активно здесь развивается», — рассказывает г-жа Худайкулова.

Авторитетный казахстанский кинолог Алик Янатханов также утверждает, что те собаки, которые сегодня г-ном Даукеем названы тобетами, являются САО, завезенными лично г-ном Янатхановым из Туркмении. По его словам, он сам продавал г-ну Даукею потомков тех самых импортных САО. «По-казахски это звучит “тобет”, по-узбекски — так-то, по-туркменски — иначе, но все это — одна и та же порода — САО», — полагает кинолог.

«По моему мнению, САО и есть тобет, только в идеале, то есть не метизированные особи», — признает г-н Даукей. Он считает, что задача популяризаторов тобета — увеличить рабочее поголовье. «Для этого надо открыть глаза владельцам скота, что САО, выведенные в заводских условиях, но которые идеально подходят под стандарт породы, это и есть тобет», — говорит он.

«Я вырос в сельской местности и выезжал на джайлау, — вспоминает заместитель президента-председателя республиканского общественного объединения “Союз фермеров Казахстана” Акжол Абдукалимов. — У чабана всегда были большие собаки — волкодавы, их называли тобетом или кобелем. Пастухи имели и другую собаку — тазы. Она была меньше волкодава, но тоже могла расправиться с волком». К слову, существование тазы и принадлежность ее к казахской истории признают все эксперты. По словам г-на Плахова, сегодня численность тазы также очень мала — около 300 особей. Однако вокруг тазы — классической борзой — нет такого ажиотажа, как вокруг тобета.

Субсидии определяют все

«В 2007 году проводилась конференция по аборигенным породам, где приняли резолюцию. Первый пункт гласил: каждый народ имеет право на собственную породу», — рассказывает г-н Плахов. Грядущая майская конференция будет неким логическим продолжением этой тенденции, ведь, по-видимому, там планируется доказать, что популярную во всей Средней Азии САО туркмены могут называть алабаем, а казахи — тобетом.

По мнению г-жи Худайкуловой, тобет интересен г-ну Даукею и его сторонникам отнюдь не с точки зрения сохранения уникального вида и не утверждения права каждой нации на собственную породу. «Они говорят о том, что САО, которую они называют тобетом, надо спасать от исчезновения. Но это не так, — негодует г-жа Худайкулова. — САО — это одна из самых популярных пород в Казахстане и даже в России. На нашей выставке 60 пород на 300 собак, из которых не менее 50 — САО. Только в Казахстане зарегистрированных САО, по нашим данным, около пяти тысяч особей.

Кинолог уверена, что популяризаторы тобета ставят на первое место меркантильный интерес: им нужна господдержка. «На одном из последних собраний кинологов господином Даукеем говорилось, если мы признаем, что САО — это и есть тобет, он будет проводить рекламу тобета среди местного населения. Он обещал, что сбыт щенков не будет иметь границ, чабаны будут покупать собак для охраны стад», — свидетельствует г-жа Худайкулова.

По словам г-на Плахова, в казахстанских условиях невозможно сохранять породы без господдержки. «Должна быть создана специальная госпрограмма по сохранению вида: создание питомника и субсидии владельцам, — полагает он. — Применение субсидий, по-моему, должно быть таким, как это прописано в законе о племенном животноводстве: субсидии даются тем, кто разводит племенных животных. От правительства требуется лишь финансирование научных исследований, если мы будем выходить с породой на международный уровень». В то же время г-н Даукей говорит, что ему лично субсидии не нужны.

Г-н Янатханов считает, что «национализация» САО не даст позитивного эффекта для казахстанских кинологов, а только создаст конфликтные ситуации с кинологами наших соседей.

Усилия противников тобета, видимо, все же окажутся тщетными. Документ, где тобет уже фигурирует как нацпорода, прошел нижнюю палату, а сенат вряд ли существенно изменит положения уже одобренного мажилисменами законопроекта. Если только положения о тобете не изменит Минсельхоз, который сейчас дорабатывает проект закона. Собаководам стоит внимательнее присмотреться к САО, которые в результате этакого «ребрендинга посредством национализации» получат еще большую популярность. Владельцам же стад стоит запастись средствами на покупку этих старых-новых «уникальных» собак, не иметь их, похоже, станет дурным тоном: не зря ведь тобета так активно продвигают наверху.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее