Под лупой банков

Банковское кредитование пока не в состоянии заменить господдержку малого и среднего бизнеса

Под лупой банков

Снижение банковского кредитования малого и среднего бизнеса имеет как общие причины, так и индивидуальные, связанные с особенностями деятельности предприятий МСБ. К первым можно отнести увеличение объема «плохих» займов, падение стоимости залогового имущества, рост кредитных и рыночных рисков, большие долги экономики перед банками. С ликвидностью у банков сегодня лучше, однако она в основном краткосрочная, что приводит к большому ГЭП-разрыву между депозитами и кредитами. Банки, привлекая краткосрочные депозиты, не могут выдавать деньги на долгосрочные проекты. Как показали исследования компании Zertteu DC Group, выдача кредитов банками сократилась с 2007 года по 2009-й на сумму, эквивалентную 35% ВВП.

Непрозрачность, неясность формирования денежных потоков, отсутствие грамотного ведения финансовой документации, а также перекредитованность — наиболее распространенные причины отказа банков кредитовать субъекты среднего и особенно малого предпринимательства. Многие банки пожинают плоды своей неразборчивости во время кредитного бума — ухудшение качества портфеля и снижение прибыли, поэтому обращают внимание на так называемое соответствие критериям приемлемости продуктов. Например, нельзя взять кредит на пополнение оборотных средств, а использовать его на самом деле на покупку квартиры. Банки в современных условиях первым делом изменили подходы к кредитованию МСБ, неважно из какого источника они финансируют этот сегмент — из собственных средств или государственных.

Останавливаться нельзя

Если бы не помощь государства, финансирование МСБ могло бы вообще прекратиться. До 2008 года кредитование сектора росло в среднем на 170% в год, в 2008-м — только на 4,3%, а в прошлом году благодаря госпрограммам рост составил более 8%.

При этом господдержка позволила значительно снизить долговое бремя МСБ. Например, ставка в рамках третьего транша стабилизационной программы — 12,5% — является годовой эффективной ставкой. Причем в соглашениях банков с «Даму» четко оговаривается различие между эффективной годовой и номинальной ставками. «Под номинальной ставкой по кредиту понимается ставка вознаграждения, указываемая в договоре банковского займа. А годовая эффективная ставка — расчетный показатель, включающий в себя все виды расходов, комиссий за рассмотрение кредита, ведение ссудного счета, обналичивание средств, выплачиваемых заемщиком банку дополнительно к номинальной ставке. Поэтому если у предпринимателя есть дополнительные платежи по кредиту, то его номинальная ставка в договоре будет ниже, чем 12,5 процента годовых. В расчет годовой эффективной ставки не берутся затраты заемщика в страховой компании по страховке имущества, в оценочной компании — при оценке залогов, расходы у нотариуса, на регистрацию залогов», — рассказали нам в Альянс Банке.

Сами банкиры высоко оценивают поддержку государства, потому что она позволила снизить кредитные ставки и заемщики улучшили свое финансовое положение. К тому же рефинансирование займов благоприятно отразилось и на состоянии кредитных портфелей банков: многие клиенты смогли войти в график погашения своих долгов. Поэтому банки ждут от государства дальнейшей поддержки МСБ.

Начальник управления кредитования департамента МСБ Банка ЦентрКредит Мурат Турсунханов считает, что госпомощь была и ко времени, и к месту, но нужно идти дальше. «В настоящий момент необходимы иные программы поддержки со стороны государства. Основы данных программ, как известно, уже разработаны — это программы субсидирования и гарантирования. Теперь нужно в максимально короткие сроки ввести их в действие», — говорит он.

Директор департамента кредитования юридических лиц ДБ «Сбербанк» Евгений Решетник уверен, что государству следует компенсировать затраты по процентной ставке отдельным категориям бизнеса. Это намного эффективнее простой раздачи денег, считает наш эксперт. «Можно рефинансировать ставки по кредитам тем отраслям, которые активно развиваются или развитие которых нужно стимулировать. Особенно это касается предприятий, которым недоступны кредитные ресурсы в силу их низкой рентабельности, например, сельхозпроизводителей. Вполне возможно, что в эту группу войдет и торговля, рентабельность которой зависит от оборотов, а они сейчас падают, расходы же — на содержание здания, зарплаты персоналу, налоги — остаются на том же уровне. Программа “Дорожная карта бизнеса-2020” как раз может стать тем инструментом, который позволит низкорентабельным предприятиям получить толчок в развитии», — полагает г-н Решетник. У самого Сбербанка в целом на низкорентабельное сельское хозяйство приходится 14% кредитования, но в совокупном кредитном портфеле банков — всего 4%. Даже осваивая средства «Даму», БВУ ухитрились в общей сложности 75% направить на кредитование предприятий в сфере торговли и услуг. На сельское хозяйство пришлось всего 5,5% госсредств. Кроме того, основные суммы шли на пополнение оборотки. Это вызвало много нареканий в адрес банков со стороны властей. Но банкиры утверждают, что они всего лишь следуют за сложившейся в экономике сегментацией бизнеса.

Малый бизнес предпочитает торговать

Опрошенные нами представители банков отметили, что кредитуют все отрасли экономики. Но вот в секторе МСБ превалируют торговля и услуги. Так, у упомянутого Сбербанка в кредитном портфеле в целом доля оптовой и розничной торговли составляет 28%, услуги — порядка 8%, а в кредитовании МСБ она еще выше. В портфеле Казкоммерцбанка на эти сектора приходится 52% и 29% соответственно.

«Здесь уместней говорить не о предпочтениях банка, а о ситуации в экономике в целом: у нас вообще в стране пока не так много предприятий малого и среднего бизнеса, которые самостоятельно что-то производят», — объясняет замдиректора департамента развития малого бизнеса Казкоммерцбанка (ККБ) Олеся Имашева.

По словам Евгения Решетника, то, что БВУ большей частью финансируют торговлю и сферу услуг, не зависит от желания банка кредитовать именно эти отрасли, просто предпринимателям комфортнее, может быть, даже проще работать в этих сферах. «Создание производственных фондов требует серьезных капиталовложений, что для МСБ порой не под силу. Как показывает опыт, малым бизнесом приобретаются фонды, доля которых в стоимости активов достигает 50 процентов, в основном в сфере услуг. В лучшем варианте это земельные участки, помещения, оборудование по деревообработке, по производству пластиковых окон, холодильное оборудование, пекарни, одним словом, все то, что не требует больших затрат. На мой взгляд, совершенно правильно, что малый бизнес избрал для себя нишу торговли и услуг, потому что он и не должен быть нацелен на металлообработку, машиностроение или “нефтянку”. Таким образом, в каких сферах малый бизнес представлен, туда и направлены основные ресурсы банков. Если он сосредоточится в производстве, значит, мы будем кредитовать производство», — поясняет он.

Сосредоточенность на оборотном капитале тоже имеет свои причины. Как говорят представители банков, кредитование оборотки отличается большей простотой в оформлении по сравнению с финансированием инвестиций в основной капитал. «Структурирование сделки на инвестиционные цели требует дополнительных затрат и от клиента, и от специалистов банка. Суть в том, что при инвестиционном кредитовании источником погашения является не только текущая выручка, текущая прибыль, но и денежные потоки, сформированные за счет введения новых мощностей или нового вида бизнеса. Мы считаем возможным, решая вопрос о предоставлении кредита, принимать в расчет определенную часть будущих потоков денежных средств», — рассказывает г-н Решетник.

Ау, хороший заемщик

Некоторые игроки на банковском рынке начинают кредитование МСБ вне рамок госпрограмм. Так, Альянс Банком запущена программа реструктуризации займов «Помощь бизнесу». Казкоммерцбанк намерен увеличить долю МСБ в этом году в среднем на 10%, а Сбербанк от 35% до 40%, и для этого со второй половины 2010 года планирует запустить целевую программу по кредитованию субъектов МСБ, так называемую кредитную фабрику. Сейчас Сбер разрабатывает пакетные предложения для предпринимателей. В банке считают, что для малого бизнеса этот вид кредитования интересен, потому что клиент в этом случае четко понимает, каким параметрам, в том числе и финансово-хозяйственного характера, он должен соответствовать, чтобы получить кредит.

И все же предпринимателям очень трудно получить банковское финансирование, особенно с учетом их перекредитованности. По словам г-на Решетника: «Сейчас кредитное плечо большинства компаний тяжелое, предприятия недополучили выручку и запланированного дохода, так как многие рынки снизились».

Тем не менее, как говорит Мурат Турсунханов, бизнес с хорошими финансовыми и хозяйственными показателями, но обремененный кредитами, не лишается возможности получить финансовую поддержку. А если дополнительное финансирование может помочь заемщику исправить свое положение, банк готов пойти на увеличение его задолженности.

Сейчас банки перенесли акцент с залогов на сам бизнес заемщика, его денежные потоки, возможность в срок погасить долги. Залоги, как показал кризис, могут в один момент упасть в цене, а перспективный бизнес, скорее всего, будет развиваться. Отвечая на наш вопрос, какой бизнес банки предпочитают кредитовать, г-н Турсунханов, очевидно, высказал пожелание всех своих коллег: «Сегодня, как и во все времена, банкам интересны заемщики с хорошими финансовыми показателями, позволяющими адекватно и своевременно обслуживать имеющиеся у них обязательства».

Евгений Решетник добавляет: «Деятельность, как минимум, должна быть в рамках действующего законодательства и достаточно открытой. Мы очень внимательно оцениваем возможности погашения кредита компанией или предпринимателем. На этапе сбора и рассмотрения документов нам, безусловно, все должно быть понятно. Клиент в первую очередь должен сам понимать, чем он занимается, чего он хочет достичь, каковы перспективы его бизнеса и, наконец, какие отчетные данные он должен представить, чтобы получить финансирование банка».

Финансовая несостоятельность, просрочки по банковским кредитам и платежам в бюджет, а самое главное, непрозрачность — основания для отказа в кредите. МСБ не могут показать полный отчет о финансовой деятельности. Иногда потому, что просто не хватает знаний на ведение таких отчетов, денег на профессиональных бухгалтеров и юристов, но чаще из-за нежелания открывать доходы и платить все налоги. Это мешает банкам понять, как формируются денежные потоки и как они расходуются, куда пойдут — на развитие бизнеса или на личные нужды. Как говорит г-н Решетник, в 60% случаев предприниматели не представляют разницу между личным бюджетом и бюджетом бизнеса.

Несколько лет назад много говорили о том, что средние компании должны выходить на фондовый рынок за финансированием. Они и вышли. В результате больше всего дефолтов по погашению облигаций именно у таких эмитентов. Вернуть доверие инвесторов будет очень сложно — и дорого. Банковское кредитование стало труднодоступным и тоже дорогим, потому что банки сами дорого платят за фондирование. А альтернатива государственному финансированию для большей части предпринимателей появится, очевидно, не скоро.