Кто-то должен начинать

Кто-то должен начинать

В нашей экономике есть отрасли, где бизнес ведут в основном энтузиасты: слишком уж высоки там трудозатраты и неочевидны прибыли. Например, виноделие или все отрасли легпрома: производство одежды, обуви, текстиля. К таким «неочевидным» на сегодня отраслям относится и производство говядины. Вложения в эту отрасль считаются невыгодными прежде всего из-за длительного срока окупаемости проектов. Если свинья за один опорос приносит 12 поросят и они превращаются в полноценных свиней за год, то корова приносит одного теленка, которого до товарных кондиций нужно выращивать почти три года. На рентабельность бизнеса влияет и конверсия кормов: для получения 1 кг говядины нужно порядка 5–6 кг кормов, в то время как на 1 кг свинины нужно 2,3 кг, мяса птицы — 1,8 кг.

Однако, что бы ни говорили апологеты дешевых и быстрых мясных проектов — производства свинины, курицы, — говядина все равно остается востребованным продуктом и у населения нет причин от нее отказываться. Да, сейчас это дорогое мясо — в среднем говядина в рознице стоит в два с половиной раза дороже, чем мясо птицы, и на 10—15% дороже, чем свинина. Но мы еще не приложили никаких усилий для того, чтобы сделать его дешевле: не запустили масштабного производства. Почему в Бразилии, Аргентине и Канаде получилось, а у нас не получится?

При всех существующих объективных ограничениях в развитии мясного животноводства есть главное препятствие: нежелание и опасение отечественного бизнеса работать вдлинную. И с точки зрения эффективности инвестиций это понятное поведение.

Впрочем, как и везде, в этой отрасли есть люди, которые хотят и готовы работать на перспективу. Именно они способны вдохнуть жизнь в проекты, которые многим сегодня кажутся непривлекательными. К числу таких энтузиастов, безусловно, относятся и создатели Верхневолжского животноводческого комплекса, развивающего современное производство мясных пород крупного скота. Таких компаний в стране пока немного — несколько десятков, в основном они занимаются разведением племенного скота, и никто из них не имеет существенного влияния в отрасли.

Верхневолжский животноводческий комплекс создается стараниями людей из непрофильного, издательского, бизнеса. Цели у компании достаточно амбициозные — наладить производство самого дорогого и качественного «мраморного» мяса, в перспективе сделать его более доступным потребителю. Пока нет ясности в том, насколько выгодными будут их вложения, будет ли достаточным спрос на их продукцию. Однако важен сам прецедент: с таких проектов может начаться «большая отрасль» — за энтузиастами подтянутся инвесторы с большими деньгами, выстроится инфраструктура отрасли.

Понятно, что начинают производители с наиболее высокодоходных сегментов — производства племенного скота и наиболее ценного мяса. Это позволит получить больший доход. Очевидно, что следующим этапом станет создание товарного производства мяса и собственной мясопереработки. Смешно сказать: мы не можем продать мясо, потому что не можем его упаковать. Если есть спрос и продукт, то упаковывать мы уж точно должны научиться.

И наконец, важным моментом является поддержка государства. В этом смысле агропром имеет больше шансов на успех, чем, например, легпром, где компании до сих пор пытаются расти и создавать продукт вопреки объективным условиям выживания.

До кризиса правительством была принята программа «Развитие мясного скотоводства России на 2009–2012 годы», которая в первую очередь предусматривает предоставление субсидий производителям маточного и племенного скота. В соответствии с этой программой до 2012 года планировалось увеличить поголовье мясного скота с 2 до 5% от общего стада. Однако пока игроки рынка говорят, что масштабного финансирования проектов до сих пор не началось — из-за кризиса банки отложили финансирование. Судя по всему, интенсивного развития отрасли ожидать в ближайшие годы не приходится, так что еще некоторое время она будет на плечах энтузиастов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее