Дело энтузиастов

Опыт Верхневолжского животноводческого комплекса показывает, что заниматься разведением мясных пород крупного рогатого скота в России возможно. Но для создания полноценной отрасли необходимы развитие собственной племенной базы и финансовая поддержка государства

Дело энтузиастов

Животноводство в последние годы стало одной из самых динамичных отраслей экономики. Его бурное развитие обеспечивают многомиллионные вложения инвесторов в производство молока, свинины и мяса птицы. Однако разведением мясных пород скота агрокомпании в большинстве своем не занимаются, считая эти инвестиции невыгодными. И все же по мере насыщения рынков свинины и мяса птицы бизнес по производству говядины постепенно возникает. Понятно, что пока это удел энтузиастов, которыми в большей степени движет любопытство, желание занять пустую рыночную нишу, нежели точный расчет эффективности вложений.

Одна из таких компаний — Верхневолжский животноводческий комплекс (ВЖК) — занимается мясным скотоводством в Тверской области. Для владельцев компании это непрофильный бизнес. Основные доходы им приносит издательский холдинг «Деловой мир» и реклама (холдинг выпускает такие издания, как «Недвижимость & цены», «Красота & здоровье», «Обучение & карьера» и др.).

Но в душе основной владелец холдинга Леонид Ещенко заядлый охотник, путешественник и первооткрыватель. Однажды побывав в Канаде, он увидел, как там разводят крупный рогатый скот, и вместе со своей командой решил попробовать делать то же самое в России. «Может, я сейчас скажу громкие слова, но нам захотелось вложиться в свою Родину. Несколько лет назад мы приехали в Канаду и увидели такие же, как у нас, просторы, схожие климатические условия и, главное, людей, которые в этих условиях успешно занимаются фермерством. Особенно нас впечатлило, как там выращивают на мясо крупный рогатый скот», — говорит президент Верхневолжского животноводческого комплекса Иван Максимович.

Несмотря на то что ВЖК начинался, скорее, как хобби, сегодня у его основателей довольно амбициозные планы на будущее. В прошлом году компания уже получила статус племенного репродуктора и к 2014 году намерена увеличить поголовье скота до 10 тыс., построить откормочную площадку на 4 тыс. голов,

а также мясокомбинат на 75 голов в сутки. Такие показатели ставят Верхневолжский животноводческий комплекс в один ряд с крупнейшими мясными хозяйствами страны.

Благородные животные

Развивать свой проект ВЖК начал с того, что привез в Россию из Канады маточное стадо и стал наращивать поголовье племенного стада — это необходимо для того, чтобы в дальнейшем запустить мясное производство. Был выбран скот двух наиболее популярных мясных пород, которые закупают за границей отечественные хозяйства: абердин-ангусской и симментальской. К примеру, абердин-ангусы — это крупные и крепкие животные без рогов, внешне похожие на зубров. Взрослые быки-производители весят почти тонну — это в полтора-два раза больше веса привычных нам черно-пестрых буренок.

Породы эти идеально приспособлены к жизни в суровых климатических условиях, неприхотливы, могут круглый год находиться на свежем воздухе и подходят для пастбищного содержания. По технологии производства только для стельных коров предусмотрено так называемое родовое отделение. Почти восемь месяцев в году животные кормятся на пастбищах, где они живут почти самостоятельно.

На сегодня стратегия развития ВЖК состоит из нескольких этапов и подразумевает создание полной производственной цепочки от выращивания телят на селекцию до реализации ценного мясного сырья. Сейчас компания формирует собственную базу племенного скота. На этом этапе в животноводческом комплексе создали маточные стада. «Мы подсаживаем коровам разных пород уже сформировавшихся зародышей абердин-ангусов, и родившиеся телята остаются чистыми племенными животными», — говорит Иван Максимович. В настоящее время в хозяйствах ВЖК свыше 5 тыс. коров маточного поголовья. Окончательный проект рассчитан на увеличение стада как минимум в два раза.

Следующий этап развития — откорм животных на мясо. Для этого компания уже в 2010 году намерена начать строительство откормочного хозяйства и собственной бойни. Пока на откорм идет не более 10% племенного стада — так называемое выбракованное стадо, те животные, которые не соответствуют требованиям, предъявляемым к племенному скоту.

Помимо технологии производства ВЖК перенял и канадский подход к территориальному распределению производственных мощностей. В Канаде производством скота занимаются на севере страны, а когда телят отнимают от коровы, их перевозят на юг, где в большей степени развито растениеводство и выращиваются зерновые для откорма — ячмень и кукуруза. Этому примеру решили последовать и в ВЖК: в Тверской области будут производить телят, а в Рязанской области их откармливать — там компания купила колхоз и уже в этом году планирует начать выращивать собственное зерно. «В Тверской области ячмень не вызревает, поэтому нам приходится его закупать минимум по пять рублей за килограмм. А в Рязанской области его производство обойдется нам меньше чем в два рубля», — говорит Иван Максимович.

Строительство животноводческого комплекса началось в 2005 году, и кризис подкорректировал планы компании. В прошлом году руководство приняло решение часть племенного стада продать на рынке фермерским хозяйствам. Оказалось, что это выгодный бизнес. «За породистую четырехсоткилограммовую нетель в среднем мы получаем порядка 100 тысяч рублей. Если бы такое животное сдавали на мясокомбинат, то получили бы почти втрое меньше, — рассказывает г-н Максимович. — Нетелей покупают в основном крупные хозяйства, чтобы создать племенное ядро. Небольшие фермерские хозяйства часто приобретают мясных быков-производителей, чтобы покрыть имеющийся у них скот молочных пород. Полученные при таком скрещивании телята лучше прибавляют в весе — до килограмма ежедневно, больше, чем молочные коровы».

Правильное мясо

Развитие племенной базы стало главным направлением бизнеса компании, однако в перспективе ВЖК планирует стать поставщиком качественного мяса, в первую очередь самого дорогого, так называемого мраморного. Мраморным называют мясо молодых бычков мясных пород, в котором присутствуют равномерные жировые прослойки. Чтобы получить такой рисунок на мясе, животных держат на специальной зерновой диете. Когда откормленный скот забивают, разделанное мясо необходимо правильно заморозить, как минимум на сутки, только тогда в мышечной ткани животного проявятся жировые прожилки.

По мнению Ивана Максимовича, в России производством мраморного мяса в «правильном» виде сегодня не занимается почти никто. «Некоторые хозяйства пытаются выращивать мясной скот на мраморное мясо, но их очень мало. И на рынке почти нет настоящих специалистов, поэтому мясо получается низкого качества. Но основная проблема в том, что в стране нет культуры потребления мраморного мяса. О нем знает всего пять процентов россиян, и в основном это посетители ресторанов в крупных городах», — говорит Максимович.

[inc pk='1498' service='media']

Именно рестораторы сегодня являются основными заказчиками мраморного мяса. Для них оптовая цена — от 1000 до 1500 рублей за килограмм. В ресторанах средняя двухсотграммовая порция, к примеру, стейка из мраморной говядины продается как минимум по 900 рублей.

Однако рестораторы предпочитают не связываться с отечественными производителями и импортируют мясо из Бразилии, Аргентины, Австралии и других стран. Проблема не столько в том, что в России дефицит сырья, сколько в некачественной его переработке. Многие мясокомбинаты еще работают по старинке и отказываются брать у сельхозпроизводителей дорогостоящее сырье, потому что мало знают о его свойствах и им сложно его реализовать. Если же мясокомбинаты и берутся за разделывание туш мясных пород скота, то в дальнейшем не занимаются расфасовкой сырья так, как нужно рестораторам.

Сегодня ВЖК думает о том, как обеспечить требования рестораторов по поставкам. По мнению Ивана Максимовича, проблема сможет решиться, только если компания в перспективе реализует свой план строительства собственных убойных и мясоперерабатывающих мощностей и сама организует логистику поставок своей продукции.

Несмотря на то что мраморное мясо в структуре туши составляет не более 25%, при нынешних ценах оно может приносить компании львиную долю доходов. Другое дело, что спрос на него в обычной рознице ограничен. «Например, в Канаде мраморное мясо не является элитным продуктом — его может позволить себе каждый. В России же цена на него сегодня не может быть низкой. Но по мере развития мясного скотоводства цены будут снижаться и мясо станет более доступным», — говорит г-н Максимович.

Трудности конкуренции

О рентабельности проекта ВЖК говорить пока рано — предприятию всего три года, оно еще строится. Для развития компания используют только собственные средства. «Мы не хотим брать кредиты, потому что сегодня это невыгодно, — говорит Иван Максимович. — Для нас гораздо интереснее найти партнеров, которые вместе с нами участвовали бы в проекте».

Результаты своей деятельности руководство животноводческого комплекса предполагает увидеть через пять лет. Однако, по словам Максимовича, «уже сейчас, если отбросить все непроизводственные затраты, которые мы несем, по текущему году можно говорить о рентабельности минимум в 30 процентов».

Впрочем, эксперты аграрного рынка дают более сдержанные оценки мясному скотоводству. В Институте аграрного маркетинга считают, что рентабельность в мясном скотоводстве сегодня может составлять не более 20–25%. Это несколько ниже, чем в производстве свинины и тем более птицы, где рентабельность в зависимости от мощности предприятия доходит до 35%. Оценивать племенные хозяйства сложнее, потому что на рынке сейчас почти не предлагается чистопородный мясной скот. «Если мы говорим исключительно о селекции, то надо знать количество покупателей у компании, — рассуждает генеральный директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. — Конечно, племенной скот разводить выгоднее, потому что его не надо откармливать, его можно моложе продать. Опять-таки здесь важна репутация хозяйства, которая может быть получена не сразу. По этой причине новые фермерские хозяйства чаще закупают скот не у отечественных производителей, а у иностранных компаний».

Конкурировать с импортерами племенного скота российским заводчикам пока сложно, несмотря на то что скот от отечественных производителей гораздо дешевле. Компании сталкиваются с тем, что сегодня государство выделяет средства в рамках программы поддержки отечественных производителей на приобретение крупного рогатого скота из других стран. При этом, например, в Канаде фермеры, которые разводят скот, продают его по 1–2 тыс. долларов за голову, а сюда поставляют за 4–6 тыс. долларов. Благодаря новой программе развития мясного скотоводства на 2009–2012 годы в некоторых районах дотируют приобретение скота едва ли не наполовину. «Но зачастую государство в большей степени обращает внимание на западные компании, забывая отечественных производителей», — сетует Иван Максимович.

Еще одна важная проблема для производителей мяса в нашей стране — нерегулируемость отношений в сбытовой цепочке. Основой доход в структуре розничной цены сегодня получают мясоперерабатывающие предприятия и торговля. На долю мясных ферм приходится не более 20–25% от розничной цены мяса. На Западе же доля производителя составляет 45–50%. Ценовой прессинг со стороны сбытовиков не позволяет производителям мяса наращивать объемы производства. «Именно поэтому нам самим придется строить мясокомбинат и выстраивать отношения с потребителями», — резюмирует Иван Максимович.

Важным риском для себя руководство ВЖК видит и возможный демпинг со стороны иностранных производителей мяса. По словам Ивана Максимовича, «сегодня цена мяса в живом весе — 145 рублей за килограмм, а завтра Белоруссия или Казахстан выкинет тонны мяса на рынок — и цена рухнет до 70–90 рублей. И здесь многое будет зависеть от того, как государство будет проводить таможенное регулирование отрасли».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики