Весь бизнес – в группе риска

С введением новой системы управления рисками проверки бизнеса станут жестче

Весь бизнес – в группе риска

Министерство туризма и спорта и Министерство экономического развития приказом от 20 апреля нынешнего года утвердили «Критерии оценки степени рисков в сфере туристской деятельности и игорного бизнеса».

Пока госорганы официально не комментируют этот документ. Но  на условиях анонимности чиновники говорят, что продемонстрированная в данном приказе модель системы управления рисками в МСБ будет применена во всех отраслях с учетом их специфики. Бизнесмены считают, что подобная система управления рисками в условиях Казахстана только увеличит нагрузку на бизнес, а проверки станут жестче. Выход предприниматели видят в снижении количества надзорных органов и унификации норм, касающихся проверок МСБ.

Семь лет до приказа

У казахстанского сектора МСБ немало проблем, но одной из самых важных предприниматели считают нагрузку на бизнес, которую создают контрольно-надзорные органы. Их в Казахстане, с учетом центральных и местных, 57, в том числе сан­эпидемстанция, налоговая полиция, пожарный надзор и т.д. Они подразделяются на  общие, например финансовая полиция, и отраслевые — фармацевтический контроль. По словам вице-президента Независимой ассоциации предпринимателей РК Тимура Назханова, система проверок выстроена так, что, к примеру, алматинского бизнесмена может проверить как центральный орган из столицы, так и навестить проверяющие из  местного департамента. Вред бизнесу массированные  проверки несут, с одной стороны, отнимая у предпринимателя время на сбор документов и непосредственный процесс проведения проверки, с другой — лишая его средств, которые бизнесмен вынужден платить в качестве штрафов за каждое, даже мизерное, нарушение. При этом казахстанские коммерсанты не скрывают, что в порядке вещей откупиться от «мытарей» из контрольно-надзорных органов. Это дешевле и быстрее, чем платить штраф или обжаловать их решение в суде.

При этом президент Казахстана Нурсултан Назарбаев всегда подчеркивал приоритетность МСБ в развитии страны. Именно его решениями дважды вводились моратории на проверки: в 2003 году на несколько месяцев, а в январе 2008 года ввиду кризиса было решено не проверять МСБ целый год, позже мораторий был продлен еще на полгода. Но мораторий — вещь экстренная и временная, поэтому его должны были сменить усовершенствованные законы. В июле прошлого года парламент принял закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам частного предпринимательства». В соответствии с документом урезалось количество проверок и мотивов для их назначения, а контрольно-надзорные органы должны были разработать и предоставить критерии проверок субъектов МСБ, на что им выделялось полгода.

Перемена мест имеет значение

Революционные тезисы июльского закона о делении всех субъектов МСБ внутри отраслей на три категории по степени риска (высокая, средняя, незначительная — чем опасней, тем больше проверок) стали калькой для  дальнейших приказов. Дело стало за самым щепетильным вопросом — выработкой этих самых критериев по отраслям.

Процесс этот, как оказалось, нескорый: совместный приказ о критериях степени рисков для туриндустрии и игорного бизнеса утвердили только в феврале, зарегистрировали в Министерстве юстиции в начале марта, а опубликовали более чем через месяц.

Субъектов игорного бизнеса и туроператоров распределили по группам и начислили им соответствующие баллы (см. таблицу). Это деление основывается на критериях, которые в приказе называются «объективными» — в зависимости от значимости возможных рисков.

Также были выделены конкретные нарушения и баллы, которые за них причитаются. А «субъективные» критерии — нарушения установленных в приказе правил. Так, набравшие определенное количество баллов нарушители будут переходить в разряд наиболее «рисковых», а значит, встречаться с проверяющими все чаще и чаще. Данная система, по признанию специалистов, сама по себе хорошая и уже отработана на Западе.

«Система управления рисками, а точнее, ее составляющие одинаковы во всем мире, — рассказывает региональный консультант проекта ЮСАИД по улучшению бизнес-среды Игорь Гуцан. —  Единственные отличия это, конечно же, применяемые критерии, а также  соответствующие профили риска, которые формируются с учетом практики работы контролирующего органа и культуры предпринимательства в той или иной стране».

Именно субъективные критерии (это и есть казахстанское содержание в принятой  у нас на вооружение иностранной схеме), где указана качественная градация нарушений, скорее всего, и вызовут  множество вопросов у предпринимателей. Исполнительный директор Казахстанской туристской ассоциации (КТА) Рашида Шайкенова считает, что грубые и незначительные нарушения в документе будто нарочно поменяли местами. «В приказе к группе грубых нарушений отнесено несвоевременное или неполное предоставление сведений об особенностях путешествий, — поясняет она. — Для нас понятие «несвоевременное или неполное» абстрактное, так как в документах нет стандартов своевременности и полноты». Недоумение г-жи Шайкеновой вызывает тот факт, что в то же время в разряд незначительных нарушений попало предоставление лицензиатом заведомо недостоверной информации при получении лицензии, что не менее опасно, чем  деятельность без лицензии. По ее мнению, самое грубое нарушение — когда компания заходит на рынок туриндустрии без лицензии. «Предположим, это иностранный туроператор, — рассказывает г-жа Шайкенова. —  Особенность туриндустрии состоит в том, что турагент покупает услуги у туроператора. Если компания начала работать без лицензии — это серьезный риск как для его партнеров на рынке, так и для потребителя».

Г-н Гуцан, принимавший участие в разработке критериев для данного приказа, отмечает, что для первой попытки проделанную работу можно назвать хорошей. «Только практика покажет, насколько верно были определены данные критерии, да и в целом распределение по группам риска», — делится мнением эксперт.

«По большому счету, наши министерства заморачиваются ненужными вещами, — критично замечает г-жа Шайкенова. — Туриндустрия в Казахстане оформилась недавно, она находится в периоде становления, на рынке большая конкуренция. Только конкуренция на рынке может определять степени риска».

Одной мерой не отделаешься

Новая система управления рисками еще только начинает работать, а в бизнес-сообществе к ней настроены уже сверхкритично. Главная причина — она не решает проблем, которые связаны с проверками.

«В реальности усилится контроль со стороны проверяющих органов, — считает г-н Назханов. —  Если ранее госорганы осуществляли контроль, скажем так, отрывочно, то теперь  проверки будут методичные и жесткие». И добавляет, что предприниматели опасаются, что бизнес может попросту не выдержать таких проверок.

По словам эксперта, предложенная система — это кусок, вырванный из стройной западной мозаики. На деле же, не в пример загранице, полномочия казахстанских госорганов так и остаются огромными, а права предпринимателя по-прежнему ничтожны. Да и поле для коррупции не оскудевает. «Принцип движения предприятий по группам риска тоже не отработан, — говорит г-н Назханов. — Ведь это только госорган решает, в какую группу поставить тот или иной бизнес». Как вспоминает эксперт, еще в прошлом году к предпринимателям приходили чиновники и небезвозмездно предлагали включить их фирму в группу незначительного риска. «Вопрос о сокращении количества контрольно-надзорных органов уже давно никто не обсуждает», — сетует г-н Назханов.

С последним, впрочем, можно согласиться лишь наполовину: госорганы действительно предпочитают не поднимать тему сокращения своих надзорных функций, но в обществе эта тема постоянно поднимается. Причем наиболее радикальное высказывание по этому вопросу принадлежит Нурсултану Назарбаеву: в конце минувшего февраля президент заявил, что право приходить к бизнесмену с проверкой можно оставить только за налоговиками.

У участников рынка и специалистов тоже есть варианты решения проблемы. Г-н Гуцан считает идеальной систему, когда контролеры следят только за нарушителями и не беспокоят добросовестных предпринимателей. Но так происходит, только когда ресурсы проверяющих ограничены и они должны использовать их максимально эффективно. Кроме того, по мнению наших собеседников, госорганы должны быть открыты, и не чинить необоснованных препятствий. «Нужен комплекс мер: унификация всех норм касательно проверок в один закон, сокращение количества проверяющих органов и паритетная ответственность сторон», — резюмирует г-н Назханов.

[inc pk='128' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики