Проблемы НПФ — проблемы государства

Проблемы НПФ — проблемы государства

По мнению управляющего директора по стратегическому развитию АО «НПФ “ҰларҮміт”» Владимира Ли, пока ужесточаются регуляторные требования только к инвесторам. С эмитентами, допустившими дефолты, никакой реальной работы по обеспечению их финансовой устойчивости и стабильности никто не ведет.

— Какие недочеты в законодательстве привели к тому, что НПФ оказались не защищены от дефолтов эмитентов?

— Мы столкнулись со стандартной ошибкой «динамичного экономического роста», когда в законодательном регулировании наблюдался перекос в сторону ускоренного развития внутреннего рынка ценных бумаг, без обеспечения его устойчивости. От привлеченных на фондовом рынке денег отдачи пока нет. В то же время из-за кризиса сократились другие источники кредитования, а долги по обслуживанию произведенных облигационных займов накапливаются и растут. Регулирование ведется не от текущих результатов эффективности портфеля инвестиций, ликвидности финансовых инструментов, а от статичных параметров собственного капитала эмитентов, долей от активов и так далее, которые меняются с запозданием. Но это остается проблемой одного участника фондового рынка — инвестора. С эмитентом, особенно в рамках регулирования по обеспечению его финансовой устойчивости и стабильности и предупреждению негативных фактов, работы нет. Если учесть, что основные заемщики на рынке — НПФ, то это автоматически переходит в проблемы государства.

— Можно ли часть вины за потери от дефолтов возложить на непрофессионализм управляющих портфелями?

— Если очень захотеть, то на любых управляющих можно возложить ответственность за все. Но они приобретали инструменты, предлагаемые рынком, торгуемые на бирже, имеющие в свое время высокий рейтинг, эмитенты которых декларировали перспективы развития. С другой стороны, управляющие многих компаний пытались найти баланс интересов вкладчиков с интересами акционеров и реальных владельцев бизнеса. Что получалось не всегда, а требования со стороны регулятора к управляющим стратегическим органам — к совету директоров, собранию акционеров — отсутствовали.

— Изменилось ли что-нибудь в регулировании после того, как произошли дефолты?

— Да, произошло ужесточение пруденциального регулирования со стороны АФН именно по отношению к инвесторам. Пенсионные фонды вынуждены покупать более консервативные инструменты, формировать за счет собственного капитала провизии на проблемные бумаги. На улучшение ситуации на рынке с дефолтами эмитентов это никак не повлияло, а даже, скорее, еще ее усугубило. Эмитентов, объявивших технические дефолты, стало больше. Стало удобнее объявлять о реструктуризации существующих облигационных займов (выпусков), проводить скрытый шантаж инвесторов в стиле «не пойдете на наши условия, объявим банкротство». Вот здесь, конечно, стоит поднимать вопросы «непрофессионального» или, наоборот, «чрезмерно профессионального» управления.

Все эти изменения могут вызвать очень много вопросов к пенсионному бизнесу или привести к глобальным объединениям пенсионных фондов.

— Как, на ваш взгляд, можно защитить инвесторов?

—Необходимо вернуть уверенность инвесторов во внутреннем фондовом рынке и его эффективности для долгосрочных инвестиций. И не только в государственном секторе, а прежде всего в корпоративном. Для этого прозрачность действий должна быть не декларируемой, а фактической. Регулятор должен заставлять участников рынка раскрывать все сделки и цели своего бизнеса, и в динамике следить за выполнением поставленных задач. Пока же ведется не стратегический контроль, нацеленный в будущее, а контроль средних результатов прошлого, что, естественно, влечет лишь ограничивающие меры, но уже не может внести корректировки.

В то же время увеличивающееся количество дефолтов эмитентов после дефолтов банковской системы вполне обоснованно. И уйти от них можно, лишь проведя реструктуризацию долгов корпоративных эмитентов, как это делалось с банками. В настоящее же время ни одной корпоративной реструктуризации до сих пор не проведено, что увеличивает проблемы в пенсионном секторе. Рынок ценных бумаг можно сравнить с командой. Если один из игроков плохо играет, то проигрывают все.

Финансовая система — это связь входов и выходов, которые должны регулироваться в соответствии с требованиями устойчивости, рентабельности и минимизации рисков финансовых институтов, что в настоящее время сильно деформировано и требует доработки.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?