Договор дороже денег

Все конфликты власти с американской энергетической корпорацией AES возникают из-за секретного соглашения, которое стороны подписали еще 13 лет назад

Договор дороже денег

У Казахстана, возможно, есть основания пересмотреть контракт с AES. В середине апреля этого года Агентство по регулированию естественных монополий (АРЕМ) Казахстана обвинило AES в неисполнении условий инвестиционных обязательств. По информации зампредседателя АРЕМ Анатолия Шкарупы, компания не выполнила обязательства на сумму 459 млн долларов. В том числе по Шульбинской ГЭС — на 396,59 млн долларов (94,4% неосвоения), по Усть-Каменогорской ГЭС (УК ГЭС) — на 32,97 млн (82,4%), по Усть-Каменогорской ТЭЦ (УК ТЭЦ) — на 21 млн (35%), по Согринской ТЭЦ (СТЭЦ) — на 8,96 млн долларов (35,8%). Предприятия AES по выработке тепловой и электрической энергии в Казахстане обладают ресурсами общей установленной мощностью более 6800 МВт.

В соответствии с законом о приватизации, сообщил г-н Шкарупа, контроль за надлежащим исполнением вышеуказанных условий осуществляется Министерством финансов Казахстана. Поэтому материалы расследования переданы в Минфин для урегулирования этих разногласий и пересмотра условий договора с возможностью возврата активов государству.

Минфин рассудит

AES считает необоснованными и недостоверными обвинения АРЕМ. «Компания выполняет свои инвестобязательства и не планирует прекращать свою инвестдеятельность в Казахстане», — говорится в ответном сообщении AES. По словам представителя компании Даулета Ахметова, АРЕМ не уполномочено делать подобные заявления. Минфин же, который обладает таким правом, претензий к компании не предъявлял.

Компания, по его словам, в 1997—2009 годах реализовала значительную инвестпрограмму, включая модернизацию блоков на Экибастузской ГРЭС-1 (ЭГРЭС-1), ввод двух золоотвалов на УК ТЭЦ (1,2 млрд тенге) и СТЭЦ (255 млн тенге).

В 2009 году все электростанции AES заключили соглашения с Минэнергетики и минеральных ресурсов по инвестиционным обязательствам до 2010—2011 года. «Обязательства по данным соглашениям полностью выполняются. Так, только в 2009 году компаниями AES было инвестировано 2,3 миллиарда тенге», — сообщила «Эксперту Казахстан» пресс-служба компании. В настоящий момент, по ее информации, на предприятиях AES проводятся работы по модернизации гидротурбины на УК ГЭС на сумму 1,15 млрд тенге, покупке новой турбины для СТЭЦ мощностью 50 МВт (2,7 млрд тенге) и установке новой турбины на УК ТЭЦ мощностью 80 МВт (7,5 млрд тенге).

Директор департамента АРЕМ по ВКО Бакытжан Кудаманов считает, что AES называет инвестициями оборотные средства, которые были получены в результате повышения тарифов. «И именно их компания вкладывает в текущий ремонт предприятий. То же самое делает каждый год любой бизнес. По сути, сама компания ничего не инвестировала», — говорит он. По его информации, по договору AES должна была вложить в модернизацию полученных в управление предприятий около 600 млн долларов.

Под грифом «секретно»

Взаимоотношения Казахстана с AES строятся на основе договора, который был заключен около 13 лет назад. «В рамках этого договора и будет производиться разбирательство. Единственная проблема для Казахстана — это то, что у нас предусмотрен в этом договоре лондонский арбитраж, то есть нам это не совсем удобно, все вопросы в итоге будут обсуждаться там, а с другой стороны, это дает нам гарантию объективности», — заключил г-н Шкарупа.

Напомним, что в 1997 году правительство Казахстана заключило договор концессии сроком на 20 лет (Алтайское соглашение) с AES о передаче последней в управление четырех компаний, производящих электрическую энергию, расположенных на территории ВКО и Павлодарской области. На втором этапе планировалось подписать инвестиционный план, согласно которому AES будет вкладывать в модернизацию переданных активов. Однако вторая часть договора, где, собственно, оговаривались сроки и объемы средств, так и не была подписана. Причем, по неофициальным данным, именно казахстанской стороной. Позднее многие упрекали AES в том, что компания не выполняет своих инвестобязательств.

После того как премьер-министр Карим Масимов потребовал вернуть в госсобственность ЭГРЭС-1, отношения AES с властью обострились. И в 2007 году АЕS продала станцию корпорации Kazakhmys за 1,5 млн долларов. А та 2 марта этого года объявила о завершении сделки по продаже 50% ЭГРЭС-1 «Самрук-Казыне» за 681 млн долларов.

«Алтайский договор, равно как и все сопутствующие ему дополнительные и вытекающие из него соглашения, являются неотъемлемой частью всей сделки, которая была в полной мере завершена 13 лет назад. Все договоры и соглашения являются юридически обязывающими для обеих сторон», — пояснил «Эксперту Казахстан» вице-президент AES Майкл Джонаган. При этом он отказался раскрыть подробности договора, сославшись на прописанные в соглашении условия конфиденциальности. По его словам, очевидно, что работники АРЕМ либо недостаточно внимательно изучили Алтайский договор, либо некорректно интерпретируют положения вышеупомянутого соглашения. «Мы выполнили все взятые на себя обязательства в стопроцентном объеме согласно Алтайскому договору и всем сопутствующим дополнительным и вытекающим из него соглашениям», — говорит г-н Джонаган и добавляет, что AES никогда не получала каких-либо уведомлений, касающихся инвестобязательств от участников Алтайского соглашения.

Из данного факта, по словам вице-президента AES, вытекает то, что позицию АРЕМ не разделяет ни одно другое ведомство или министерство Казахстана. «Доказательства корректности выставляемых претензий мы оставим на усмотрение АРЕМ и будем считать подобные заявления не более чем PR-ходом, направленным на ухудшение репутации и имиджа AES в Казахстане», — резюмирует он.

Ответ на запрос в Минфин на момент написания статьи получен не был.