Называть вещи своими именами

Называть вещи своими именами

Аудиторские компании должны быть классифицированы по видам услуг, считает управляющий партнер, генеральный директор компании «BDO Казахстанаудит», президент Палаты аудиторов Республики Казахстан Сапар Кошкимбаев.

— Какие тренды будут оказывать наибольшее влияние на рынок аудита?

— Главный тренд — участие казахстанских компаний в международных сетевых организациях.

В мире насчитывается почти сотня сетей, а ведущими считаются 17, которые подписали меморандум о качестве. В Казахстане присутствует 15 сетей, и это не предел. Чем больше сетевых компаний зайдет на наш рынок, тем лучше. Самостоятельно аудиторы не разовьются, нужны компьютерные программы и технологии, а их в одиночку купить не под силу — слишком дорого, обеспечение стоит несколько миллионов долларов.

Членство в сети позволяет покупать программы вскладчину, для аудитора это уже другие деньги — 10—15 тысяч долларов. Дополнительно разрабатывается собственная методика оценки качества и проверки членов. Проверка со стороны сети заставляет компании поддерживать определенное качество услуг, иначе можно лишиться так называемой аккредитации в сети.

Хотя мы хорошо понимаем, что, приглашая сети в Казахстан, мы, являясь членами сети BDO, создаем себе конкурентов. Но логика объединения конкурентов такова, что компании начинают понимать растущую роль аудиторской ответственности и что без вхождения в мировые сети не получится реальной конкуренции, иначе на рынке останется лишь «большая четверка».

— Может ли компания нормально развиваться без вхождения в сеть за счет собственной ниши?

— В современных условиях без вхождения в сеть развиваться нереально, аудитор может быстро стать «карманным», и тогда это будет уже не независимая компания. Понятно, что участие в сети усложняет жизнь локальной компании, ведь партнерам и среднему звену специалистов, например, необходимо выучить английский язык. Тем не менее затраты на сеть оправданны.

— Почему так много копий сломано вокруг методики контроля качества работы аудиторов?

— Потому что никак не получается найти вариант, который устраивал бы все стороны. Вообще, вариантов проведения проверок предлагалось много. В свое время АФН выходило с инициативой организовать контроль качества работы аудиторов профессиональными организациями, в состав которых входил бы представитель государства, контролирующий соблюдение стандартов контроля качества. Предположим, он увидел, что проверка со стороны СРО проводится формально, тогда заключение комитета по контролю качества могло бы быть признано недействительным. Но не все компании были согласны на такой вариант методики проверки. Дошло до того, что госорганы предлагали проверять аудиторов единолично, даже без участия профессиональных организаций, хотя не имеют на это права.

В свою очередь мы как члены международной сети получили из европейских профорганизаций оригинальную методику. В ней игроки рынка классифицировались по характеру своих услуг. Высший уровень состоял из аудиторов, работающих с листинговыми компаниями, средний — из компаний, производящих обязательный аудит организаций, где аудит обязателен. На третьем уровне находились аудиторы, работающие с инициативным аудитом. Для каждой классификации прописывались свои стандарты качества.

Многие коллеги не одобрили такое разделение. В итоге компании оцениваются по единым стандартам, но возник риск, что не все они соответствуют критериям контроля. Если крупные компании имеют возможность организовать требуемый уровень контроля, то как быть мелким компаниям, где работают три-пять человек? Они не могут это сделать физически. А с внесением поправок в закон об аудите, когда в компаниях разрешается наличие всего двух сертифицированных аудиторов вместо трех, вообще нереально.

— Как вы относитесь к тому, что аудиторов хотят нагрузить получением международной сертификации для повышения качества аудита?

— Это не совсем правильный подход, вернее преждевременный. Желание АРД РФЦА ввести дополнительный образовательный ценз для аудиторов обернется ростом цен, ведь аудиторам придется приглашать дорогих специалистов из-за рубежа.

— Если не все игроки пройдут контроль качества, останется ли в Казахстане достаточное число аудиторов?

— У нас 30 процентов компаний только числятся аудиторами, а на самом деле осуществляют сопутствующие услуги — проверки по заявкам финпола и собственника бизнеса, оказывают консалтинговые услуги, восстанавливают бухучет. Таким компаниям лучше всего признать, что обязательным аудитом они не занимаются, тогда контроль качества им проходить не нужно.

— Многие компании жалуются на нехватку работы. Есть ли возможность найти свою нишу и остаться на рынке?

— Работа для аудитора есть всегда. Когда аудитор сначала консультирует компанию, а потом сам же ее и проверяет, это прямой конфликт интересов. Поэтому принципиальные аудиторы делают лишь одну из работ, оставляя другую часть другому аудитору.

Несмотря на спад в экономике, ни одна сетевая компания не сидит без работы. Когда поток клиентов слишком велик, мы отдаем часть заказов на подряд другим компаниям. Иногда начинаешь их прозванивать, чтобы передать клиента, и выясняешь, что все они заняты! Жалуются на отсутствие работы только те, кто не хочет работать.

— Насколько эффективно заниматься консалтингом?

— Вопрос консалтинга — довольно сложный, консалтингом надо уметь заниматься. Проконсультировать небольшого клиента по восстановлению бухучета, разработке учетной политики, налогообложению несложно. А вот проектная работа с крупным клиентом требует другого уровня подготовки, специальных программ, наработок, специалистов, финансирования. Поэтому даже наша компания берется не за все заказы, у нас консалтинг занимает всего пять процентов наших услуг.

— Есть ли конфликт интересов между «BDO Казахстанаудит» и другими членами Палаты аудиторов?

— Конфликта нет, поскольку мы не боимся конкуренции. Аудиторский рынок в Центральной Азии в ближайшее десятилетие будет формироваться в Казахстане. Наши аудиторы востребованы в Киргизии, Узбекистане и Таджикистане. Мы активно идем в эти республики за своими клиентами, а также развиваем клиентскую базу за счет крупных местных компаний.

Но мы не ставим своей целью заполучить их рынок, а обучаем местных аудиторов, принимаем их в наши международные сети в качестве равноправных партнеров. Это позволяет нам доверять качеству их услуг и снижать себестоимость аудита по совместным проектам.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?