Свет с Востока

В отношениях с Южной Кореей меморандумы о развитии новых технологий отражают наши желания, а открытие отверточных производств — наши возможности

Свет с Востока

Недавний визит Нурсултана Назарбаева в Южную Корею был обставлен таким образом, чтобы обозначить выход двух стран на качественно новый уровень сотрудничества.

В отношениях между Казахстаном и Южной Кореей всегда присутствовал какой-то особый компонент, выводивший их за рамки обычного торгово-экономического сотрудничества и политического диалога. Сначала это был фактор корейской диаспоры, работе с которой корейские власти придают особое значение. В первой половине 90-х наш МИД пытался выступать своего рода медиатором в отношениях между КНДР и Республикой Корея. Для этого использовался и вопрос о «гражданстве» Хон Бом До, героя партизанской борьбы с японцами начала XX века, похороненного в Кызылорде, и привлечение обеих Корей в процесс подготовки Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Со второй половины 90-х Южная Корея — единственная страна, в которую направляются казахстанские трудовые мигранты в рамках специального межправительственного соглашения. А в 1997 году в первом послании президента народу Казахстана, в котором была изложена знаменитая стратегия «Казахстан-2030», Нурсултан Назарбаев указал на Южную Корею как на образец страны, за короткий срок сумевшей вырваться из нищеты и стать процветающим государством.

Но что мы копировали с ученической добросовестностью, так это государственное регулирование экономики, которое лежало в основе не только корейского экономического рывка, но и всей экономической истории Республики Корея.

Создание госхолдингов было во многом попыткой повторить корейский успех, скопировав некоторые черты южнокорейских бизнес-конгломератов (Hyundai, Samsung, Daewoo и др.) — огромный размер, господдержка, направленность на решение задач, поставленных государством. Создав фонд «Самрук-Казына», мы, пожалуй, не только догнали, но и обогнали Южную Корею, но лишь по этим показателям. Что касается эффективности в создании новых производств и освоении внешних рынков, то здесь наше сходство с корейцами практически исчезает.

Повторение пройденного

В ноябре 2003 года Ли Мен Бак уже принимал в Сеуле Нурсултана Назарбаева, правда, как мэр южнокорейской столицы, а не президент. И даже присвоил нашему лидеру звание почетного гражданина Сеула. Направления двустороннего сотрудничества с тех пор мало изменились. Как сказал казахстанский президент, лидерство Республики Корея в технологической сфере и наличие природных ресурсов в Казахстане делают наши страны естественными партнерами и определяют широкие возможности и большой потенциал для развития. Иначе говоря, корейцы по-прежнему проявляют интерес к возможности поучаствовать в реализации нефтегазовых проектов, а мы — к переносу из Кореи высоких технологий. Соответствующие меморандумы подписываются, но реализовать намеченное непросто по объективным причинам. У нас высокие технологии просто некуда внедрять, поэтому все ограничивается сборкой телевизоров и холодильников корейских фирм.

Весной прошлого года Ли Мен Бак приехал с визитом в нашу страну уже президентом. Стороны договорились 2010 год объявить Годом Казахстана в Южной Корее, а 2011-й — Годом Южной Кореи в Казахстане. В остальном все осталось без изменений — мы интересовались новыми технологиями, а корейцы — нашей нефтью, интересовались скорее из вежливости, поскольку у нас в «нефтянке» конкуренция жесточайшая, а новые технологии на сборочных линиях ни к чему.

Основные статьи казахстанского экспорта — уран, ферросплавы, прокат нелегированной стали и железа, золото, медь. Импортируем мы в основном продукцию машиностроения и электронику.

В 2007 году товарооборот между Казахстаном и Кореей составил 843,3 млн долларов, в 2008-м он снизился на 10,5% — до 754,1 млн долларов, в прошлом году вновь снизился, составив 505 млн долларов. Нурсултан Назарбаев возложил ответственность за это на мировой финансовый кризис и заявил о намерении переломить негативную тенденцию. «Я думаю, мы наверстаем и снова выйдем на более чем двухмиллиардный рубеж», — сказал он. Но не стал уточнять, когда это может произойти.

Прямые южнокорейские инвестиции, напротив, в позапрошлом году резко выросли, а в прошлом так же резко упали, но это связано не с мировым кризисом, а с приходом в наш Банк ЦентрКредит крупного южнокорейского инвестора — Kookmin Bank.

Отверточная индустриализация

Практические итоги нынешнего визита таковы. «Казатомпром» подписал меморандум о взаимопонимании в отношении сотрудничества в атомной отрасли с компаниями Korea Resources Corporation (KORES) и Korea Electric Power Corporation (KEPCO). Первая примет участие в разведке и добыче полезных ископаемых в нашей стране, вторая будет покупать у нас уран для своих атомных электростанций. По данным «Казатомпрома», Южная Корея — пятый по емкости рынок урана в мире, причем Казахстан обеспечивает около 26% потребностей корейских АЭС в урановом топливе.

Если KEPCO удастся закрепиться на казахстанском рынке, эта компания, один из ведущих производителей АЭС, может предложить проекты строительства атомных электростанций более привлекательные по сравнению с российскими.

Компания «Астана Моторс» подписала меморандум о взаимопонимании с корейской Hyundai Motor о строительстве в Казахстане завода по крупноузловой сборке малотоннажных грузовых автомобилей Hyundai. Насколько крупными будут эти узлы, пока не раскрывается, но «Астана Моторс» намерена привлечь кредит для реализации проекта в рамках Программы форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана.

Учитывая неудачи с попытками скопировать корейский опыт госуправления экономикой, можно только радоваться тому, когда наши автокомпании отказываются от заведомо провальных попыток повторить успех корейского автопрома и довольствуются открытием отверточных производств. Сборочная линия будет располагаться в Алматы, первые грузовики будут собраны уже в конце этого года, а в течение пяти лет планируется выйти на проектную мощность до пяти тысяч грузовиков в год.

Национальный инновационный фонд подписал целых три меморандума о сотрудничестве. Совместно с Корейским институтом научной и технологической оценки и планирования фонд намерен составлять стратегические планы инновационного развития, Корейская корпорация индустриального комплекса проведет семинары и тренинги в технопарке «Алатау», а Корейская ассоциация технопарков поможет разработать пятилетний план развития сети казахстанских технологических парков. Поскольку деятельность технопарка «Алатау» к новым технологиям никакого отношения не имеет, можно предположить, что инновационный фонд к традиционным инновациям — выпуску новых продуктов и внедрению новых технологий — добавил еще одну — подписание новых меморандумов.

Можно согласиться с утверждением, что потенциал казахстанско-корейского сотрудничества пока полностью не раскрыт. Но если в отечественной экономике не произойдет серьезных структурных сдвигов, то он так и не раскроется.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики