Будем жить, пока шевелим мозгами

Редакционная статья

Будем жить, пока шевелим мозгами

Несмотря на обострение ситуации с Грецией, вторая волна кризиса для западной части мировой экономики не предопределена. Качество денежной политики государств и крупнейших финансовых институтов уже таково, что она не позволит свалиться в хаос ни валютным, ни кредитным рынкам. Трясти будет фондовый рынок, но сегодня не от него зависит состояние мировой экономики. Объем инвестиций уже не снижается, многие крупные компании перестали наращивать убытки, а значит, дно кризиса пройдено.

То, что мы наблюдали последние две недели, — это скорее новая волна очищения системы. Первый безусловный выигрыш — всеобщее понимание невозможности такого большого бюджетного дефицита. Эта был самый главный бич западных экономик — теперь его значение будет уменьшаться. Второй — сбрасывание новой порции плохих активов спекулянтами. То, что сегодня известно о сокрушительном обвале американского фондового рынка, свидетельствует об интенсивном очищении.

Конечно, риски остаются. Пока все позитивные изменения происходят в корпоративном секторе, но во многом это было вызвано масштабным вмешательством правительств — госстимулированием и фактической национализацией долгов. Теперь многое будет зависеть от того, сможет ли частный сектор вытянуть на себе экономику в условиях, когда слабеют правительства, столкнувшиеся с резким увеличением госдолга и дефицитом бюджета.

Россия и Казахстан тут оказываются в особом положении, прежде всего у нас нет проблем с госфинансами. Тревоги же экономистов, что в ответ на греческие события мы столкнемся со спадом экономики из-за снижения цен на нефть и курса валюты, лишены серьезных фундаментальных оснований. Точно так же лишены оснований и рассуждения о том, что сегодня мы растем за счет загрузки имеющихся мощностей, а новых инвестиций нет, и скоро рост прекратится. Во-первых, инвестиции есть. Их еще не очень много, но сам факт перехода с сокращения инвестиционной деятельности к ее росту — это свидетельство принципиального перехода к экономическому росту вообще, который не может быть сломлен практически ничем, кроме, разве что, катастрофического обвала курса рубля, для которого, вообще говоря, должны быть какие-то предпосылки, которые не заметить сейчас было бы невозможно. Во-вторых, малозаметный инвестиционный процесс был характерен и для первых лет прошлой десятилетней волны: и в 1999, и в 2000, и в 2001, и даже в 2002 году инвестиционная активность была очень невелика, но ее хватало для обеспечения роста. Сейчас она существенно выше. При этом и уровень убыточности экономических агентов у нас снижается даже быстрее, чем на Западе, за счет большой доли сырьевой экономики.

Какие еще есть причины нашего спокойствия? Небольшой дефицит бюджета, маленькая внешняя задолженность. Это важно для стабильности курса рубля и государственных финансов. Для простых экономических смертных важны факторы, обеспечивающие улучшение конъюнктуры: быстрый рост денежной массы и при этом очень низкая инфляция; медленно, но растущий потребительский спрос; наличие целого спектра государственных и полугосударственных инвестиционных программ. Наконец, есть два особых «ускоряющих» момента. Во-первых, это большой потенциал развития сельского хозяйства, которое становится новым центром для международных капиталов. А значит, расти этот сектор будет очень быстро, создавая вокруг себя волну инвестиционного и потребительского роста. Во-вторых, и это очень важно, для многих европейских компаний Россия сегодня — одна из немногих возможностей обеспечить себе стратегический рост. Поэтому они будут сюда и инвестировать, и везти технологии. И еще один важный момент — наши шаги, более или менее успешные, по экономической интеграции СНГ. В этом смысле показательно, что ухудшение внешней конъюнктуры — падение спроса на наш газ в Европе — для России в целом оказалось плюсом. Мы быстро сообразили, что есть и другой неплохой рынок — Украина. Хотя Янукович и отказался от экстравагантного предложения объединить «Газпром» с «Нафтогазом», очевидно, что сегодняшний тренд — расширение наших экономических возможностей в СНГ.

Так что пока мы в состоянии думать и реагировать на изменения, бояться Греции нам нечего.