Нужны ли перемены?

Поспешное изменение правил игры в перестраховании может навредить рынку

Нужны ли перемены?

Внутреннее перестрахование в Казахстане остается рынком специфических, мелких рисков. Слабая капитализация местных игроков не позволяет им оставлять на собственном удержании большие объемы, возникает необходимость переправлять их за рубеж. Тем самым половина собираемых премий из года в год оседает в карманах иностранных компаний.

То, что компании предпочитают перекладывать возможные проблемы с крупными рисками на более сильных игроков, закономерно. Риск распыляется, и кумулятивная ответственность гарантирует клиенту денежное возмещение. Но для локальных рынков уход премий означает замедление развития и не способствует росту надежности страховых компаний. Подобная ситуация не устраивает регулятора рынка, который грозится «принять меры для ограничения необоснованного оттока средств за рубеж».

Неправильный рост

Рынок перестрахования восстанавливается вслед за общим ростом собираемых премий. В апреле 2010 года на перестрахование было передано больше средств, чем годом ранее — 24 млрд тенге против 15,7 млрд тенге. Тем не менее средний объем перестраховочной суммы не изменился, оставаясь в уже привычных пределах шестидесяти процентов, из которых до 55% уходит к нерезидентам.

Большой объем зарубежного перестрахования объясняется особенностью передаваемых рисков, которые почти на 100% покрывают имущественное страхование корпоративных клиентов. Риски касаются масштабных проектов и связаны, как правило, с эксплуатацией нефтяных и горнорудных месторождений, крупными строительно-монтажными рисками. Поскольку большинство занятых в проектах компании с иностранным участием, свои риски они страхуют и перестраховывают в зарубежных организациях в силу привычки работы со знакомыми брендами и определенным качеством услуг.

Но, с другой стороны, даже существующие емкости внутреннего рынка задействованы не в полную силу, есть риски, с которыми можно и нужно работать внутри страны, но этого не происходит. Например, внутри Казахстана можно перестраховывать риск утраты имущества при техногенных и катастрофических рисках. «В этом направлении мы проводим аналитику и, наверное, введем меры по требованию страхования катастрофических рисков. В то же время считаем, что другие риски, которые могут быть перестрахованы на внутреннем рынке, должны оставаться на внутреннем рынке», — отмечает заместитель председателя АФН Алина Алдамберген. Она также указывает, что внешнее страхование не всегда является эффективным, приводя в пример статистику: начиная с 2000 года из переданных иностранным перестраховщикам 275 млрд тенге премий в качестве возмещения вернулось лишь 30 млрд тенге. Эти цифры наглядно показывают неэффективность внешней перестраховочной деятельности отечественных страховых организаций.

С точки зрения организации внутренний перестраховочный рынок работает слаженно. Компании принимают в перестрахование именно те суммы, которые отвечают их платежеспособности, и обмениваются рисками, которые не удается передать за рубеж из-за специфики страхования, прежде всего по обязательным видам, в частности обязательного страхования ответственности работодателя. «К сожалению, в законе о страховой деятельности не указан лимит ответственности по одному страховому случаю, поэтому страховщики отвечают по обязательствам в рамках общей страховой суммы. А по западным стандартам страхования аналогичного класса ответственности работодателя обязательно имеется лимит ответственности по одному случаю. Если проанализировать цифры, то из 5,2 млрд тенге входящего перестрахования по итогам первого квартала 3,4 млрд приходят из-за рубежа, остальные 1,8 млрд — обмен рисками между нашими компаниями. На сегодняшний день это неплохой уровень», — считает председатель правления СК «Сентрас Иншуренс» Талгат Усенов. Надо отметить, что у ГПО работодателя есть еще одна особенность. Пока что рынок собирает премии, растет, и выплаты небольшие. Но риски накапливаются и при страховом случае могут составлять многомиллионные суммы. Никто не знает объема страховых случаев в будущем, поэтому этот класс страхования в перспективе может быть достаточно убыточным.

Тем не менее участникам рынка вполне понятно беспокойство АФН по поводу перестрахования за рубежом большинства рисков. «Перестраховочные премии, уходящие на Запад, огромны, а возврат в виде перестраховочных выплат сравнительно невелик. Даже те риски, которые свободно могут принять казахстанские перестраховщики, все равно передаются за рубеж. Внутри страны преимущественно перестраховываются мелкие и разрозненные риски», — замечает заместитель председателя правления АО «СК “Коммеск-Өмір”» Владимир Акентьев.

Тем самым перед казахстанским перестраховочным рынком стоит задача поиска точек сбалансированного роста. С одной стороны, есть риски, которые нельзя оставлять внутри страны, закрыть их не смогут даже пулы местных страховщиков, например нефтяные, авиационные, космические риски. Они в обязательном порядке перестраховываются за рубежом, причем в надежных перестраховочных компаниях. Также надо учитывать, что небольшие единичные риски, в частности имущественные, могут вызвать кумулятивный эффект в результате стихийного бедствия. Такие риски должны также обязательно перестраховываться за пределами национального рынка. Иначе страховые компании понесут глобальные убытки.

«Конечно, есть риски, которые можно и нужно перестраховывать внутри страны, — это обязательные виды страхования и гражданско-правовая ответственность. Однако емкости нашего внутреннего перестраховочного рынка не хватит на такие виды, как авиация, морское страхование, страхование нефтяных рисков и страхование крупных имущественных объектов, — полагает начальник отдела перестрахования СК “Лондон-Алматы” Сана Мусаева. — Кроме того, у нас нет специализированной перестраховочной компании, которая имеет опыт, знания адекватной перестраховочной защиты собственного портфеля, включая катастрофическое покрытие — CAT XOL. До сегодняшнего дня у нас не происходили события катастрофического характера, когда можно было бы оценить уровень перестраховщика. Голословно заявлять, что рынок отправляет в перестрахование больше премий, чем получает назад в качестве возмещения, неправильно».

Как жить дальше?

Активизировать внутреннее перестрахование можно несколькими способами: за счет создания государственной перестраховочной компании, законодательно оформленным обязательным удержанием части рисков в стране, а также поступательным развитием перестраховочного рынка через повышение капитализации и надежности отечественных компаний.

На создание госкомпании не стоит надеяться по причине того, что у государства, скорее всего, не найдется на эту цель нескольких десятков свободных миллиардов долларов. Да и просто потому, что не стоит задача создания международного страхового хаба и национального противовеса глобальным европейским перестраховочным организациям.

Добровольная капитализация — дело хорошее, и к ней надо всегда стремиться. Однако сомнительно, что владельцы страхового бизнеса будут в него основательно вкладываться в ближайшем будущем. Большинство собственников компаний — банковские группы, которые лишь начинают выходить из кризиса, и лишних денег на страхование у них нет. Даже в хлебные годы собственный капитал компаний рос не так быстро, как хотелось бы регулятору. Поэтому страховщики больше склоняются к варианту волевого решения регулятора об оставлении доли перестраховочных сумм в Казахстане.

Талгат Усенов считает шаг вполне реальным, но уточняет, что местный рынок большой объем перестрахования не потянет, особенно по имущественным классам, так как здесь может иметь место кумуляция рисков. Поэтому оставлять получится лишь небольшие объемы. «Все зависит от возможности каждой конкретной страховой компании. Не каждая из них готова принимать риски: кто-то не имеет емкости, кто-то лицензии. Поэтому львиная доля все равно будет перестраховываться за рубежом», — поясняет г-н Усенов.

В идеале, по мнению представителей компаний, внутри рынка можно оставлять на обязательное перестрахование до 20% премий, уходящих к иностранцам, вместо сегодняшних 6%. По мнению Владимира Акентьева, можно оставлять добровольное имущественное страхование до 10 млрд тенге, перераспределив риски между несколькими компаниями. Ссылки же на недостаточную капитализацию казахстанских компаний для принятия ими многих рисков зачастую необоснованны. Потенциал развития у внутреннего рынка хороший. «На внутреннем рынке легче получить перестраховочную выплату. Во-первых, все компании прекрасно знают друг друга и работают только с надежными и устойчивыми партнерами. Во-вторых, страховой рынок достаточно надежно контролируется регулятором — АФН. В крайнем случае вопрос может решиться в нашем суде по нашему законодательству. За рубежом и право совсем другое», — комментирует эксперт.

«Важно поддерживать баланс между передаваемыми и удерживаемыми премиями, чтобы обеспечить эффективность работы компании, не подвергая ее риску невыполнения страховых обязательств. Отсутствие перестрахования должно беспокоить регулятора так же, как и его избыток, — говорит Сана Мусаева. — Чем больше в портфеле страховой компании крупных рисков, тем больше будет процент переданных в перестрахование премий».

Идти к качественному росту

Говоря о развитии внутреннего перестрахования, надо помнить о небольшой емкости казахстанского страхового рынка, что вряд ли позволит отечественным игрокам выйти за рамки региональных перестраховщиков для более слабых компаний из Киргизии и Узбекистана.

К слову сказать, мировой перестраховочный рынок достаточно чувствителен к любым изменениям в тарифной политике компаний. Это наглядно демонстрирует постоянно меняющаяся географическая структура рынка перестрахования. В апреле 2009 года ведущими перестраховочными рынками для казахстанских рисков являлись Россия — 47,2% премий и Британия — 24,3% премий. Лидерство северного соседа объяснялось схожестью специфики и проблем развития казахстанского и российского страховых рынков. Наши рынки развиваются одинаково, и нам проще найти перестраховщиков в России, чем в той же Америке, поясняли страховщики. А кроме того, в кризис перестраховочные компании Европы и Америки, растерявшие активы на падении фондовых рынков, ужесточили требование к андеррайтингу рисков и увеличили стоимость перестраховочных программ на 10—20%. Россияне же оказались более устойчивыми к волатильности на фондовых рынках и могли удерживать цены на перестрахование на прежнем уровне. Поэтому они даже нарастили внутреннее перестрахование: доля международного бизнеса в портфелях российских перестраховщиков выросла с 6,4% в 2006-м до 23,5% в 2009 году.

Тем не менее к апрелю 2010 года картина резко поменялась. Теперь уже Британии больше доверяют рисков, чем России, 38% против 19%. Поскольку вместе с дешевизной услуг российских страховщиков выявилась проблема неплатежеспособности: некоторые компании просто не платят по переданным премиям. Для российского рынка сегодня это серьезная проблема. Многие ведущие игроки практически отказались от размещения рисков на российском рынке, другие сокращают количество партнеров, оставляя в списках лишь самых надежных перестраховщиков.

К сожалению, слабое развитие внутреннего перестрахования часто связывают с низкой капитализацией отечественных компаний. С одной стороны, капитализация большинства наших компаний в сравнении с зарубежными коллегами меньше в разы. С другой — статистика показывает высокий уровень достаточности собственного капитала и страховых резервов компаний. То есть компании имеют избыточный капитал, но он не работает. Тут в самый раз вспомнить, что перестрахование не является главным заработком для большинства отечественных страховых компаний. По оценкам специалистов, до 50% объемов рынка — схемное страхование, которое позволяет оптимизировать затраты. Фронтирование рисков с малым собственным удержанием (пропуск через себя страховых премий и передача основного риска крупной компании) — реальный и эффективный способ заработать маржу, не прикладывая усилий, а также повысить величину активов для усиления конкурентоспособности на рынке. Велик соблазн заключить договор с крупным клиентом и прокачать значительную сумму премий, доведя до минимума собственное удержание. Игроков, для которых перестрахование — первостепенный бизнес наряду с прямым страхованием на рынке, единицы.