Почти сторговались…

Казахстан вступит в ВТО.

Почти сторговались…

В начале апреля Казахстаном был подписан протокол о завершении двусторонних переговоров с Саудовской Аравией по доступу на рынок товаров и услуг. Тем самым республика завершила весь двусторонний цикл переговоров. Следующие на очереди, как напоминает министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова, многосторонние переговоры по системным вопросам внешнеэкономической торговой политики Казахстана и по объемам поддержки сельского хозяйства, которые должны быть завершены до конца текущего года. Таким образом, вступление страны во Всемирную торговую организацию после долгих лет обсуждений видится вполне реальным.

Важным в данном контексте является то, что в ВТО прежде Казахстана вступит Россия. Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) недавно заявила, что теперь будет работать в соответствии с нормами Всемирной торговой организации, поскольку Россия планирует стать членом ВТО в августе-сентябре 2012 года. По соглашению между Россией, Казахстаном и Белоруссией обязательства, которые принимает страна, первой вступающая в ВТО, становятся частью нормативно-правовой базы Таможенного союза. Сейчас ЕЭК готовит план согласованных действий трех стран по адаптации рынка Таможенного союза к условиям присоединения к ВТО. Сначала изменится единый таможенный тариф, установленный тремя странами. Как ожидается, уровень средневзвешенной ставки упадет на два процента. Проект корректировки единого таможенного тарифа в связи со вступлением России в ВТО должен появиться уже в текущем месяце. Польза для Казахстана состоит в том, что Россия с ее весом в подобных переговорах с членами торговой организации способна получить более выгодные условия, чем Казахстан, а ее успехи скажутся на всех странах ТС. Нелишне будет напомнить, что члены ЕЭП и Узбекистан являются последними крупными рынками в мире, не работающими по правилам ВТО.

Несколько лет назад была сделана масса заявлений о том, что члены ТС вступят в ВТО как единое объединение, однако в итоге Россия, Казахстан и Белоруссия все же становятся членами организации по отдельности. ВТО разрешает странам участвовать в преференциальных торговых соглашениях, включая соглашения о свободной торговле и таможенные союзы (ЕС и МЕРКОСУР — хорошо известные объединения стран-членов ВТО), однако накладывает определенные ограничения. Основным из них является то, что общий уровень защиты рынка не может быть выше обязательных уровней при создании преференциальной торговой зоны.

«Россия, предположительно, станет членом организации уже летом этого года. Успех ее переговоров позитивно повлиял на переговоры Казахстана, а со временем окажет поддержку и “биду” Белоруссии! Кроме того, российское и казахстанское членство в ВТО существенно облегчит переговоры с Киргизией, старейшим членом ВТО на постсоветском пространстве, по вступлению последнего в Таможенный союз, — объясняет директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Евгений Винокуров. — Фактически снимается вопрос о структуре таможенных тарифов — Казахстан будет вступать по единому таможенному тарифу (ЕТТ) Таможенного союза. Разница же между странами заключается в том, какие условия казахстанские переговорщики выторгуют по защите отдельных отраслей и секторов. Надо отметить, что Россия добилась максимально длинных переходных периодов (до 7 лет) по целому ряду чувствительных отраслей и отдельных товарных позиций».

Новый колониализм

Что ждет Казахстан после вступления в данную организацию? Открытых исследований непосредственно по нашей республике «Эксперт Казахстан» не обнаружил. Однако поскольку наша страна является частью Евразийского экономического пространства и в дальнейшем, судя по всему, все больше будет сближаться с Россией и Белоруссией, нам нелишне будет взглянуть на анализ вступления РФ в ВТО.

На сайте этой организации в разделе, посвященном возможному вступлению России в данный клуб, можно найти около десятка статей. Все они написаны до кризиса и выдержаны в подчеркнуто экономико-либеральном духе. Самая последняя опубликована в октябре 2007 года Дэвидом Тарром, бывшим главным экономистом Всемирного банка, и в ней сказано следующее. Поскольку основными экспортными товарами для РФ является сырье: углеводороды и металлы, и потребители и так не заинтересованы в том, чтобы облагать их какими-то особенно высокими пошлинами, само по себе вступление в ВТО не может как-то радикально позитивно отразиться на экспортном потенциале страны. Однако автор ожидает, что улучшение регулирования, которое произойдет вследствие вступления в организацию, позитивно скажется на росте прямых иностранных инвестиций в страну. В другой работе, написанной тем же г-ном Тарром совместно с Томасом Резерфордом из Университета штата Колорадо и Олександром Шепотило из Университета штата Мериленд, особо подчеркивается, что ощутимый позитивный эффект для страны наступит только в том случае, ­если страна создаст идеальные условия для прямых иностранных инвестиций и для иностранных компаний из сектора услуг, в частности финансовых.

В апреле этого года весьма впечатляющее исследование по вступлению России в ВТО опубликовала компания Ernst&Young. Основной вывод, сделанный в обзоре, таков: «Эффект неравномерно распределен между отраслями экономики. В масштабе всей страны наибольший рост объема производства ожидается в цветной металлургии (14,45%, в процентах от уровня базового года), в черной металлургии (3,63%), в химическом и нефтехимическом производстве (2,05%). Наибольшее сокращение объема производства ожидается в следующих отраслях: обработка древесины, целлюлозно-бумажное производство и производство изделий из дерева (–6,74%, в процентах от уровня базового года), легкая промышленность (–4,35%) и машиностроение (–2,77%)».

Отсюда видно, что в России в результате вступления в организацию сожмутся самые высокомаржинальные отрасли, но вырастут сырьевые или первичные переделы. РФ, таким образом, спустя десять лет в гораздо большей степени окажется сырьевым придатком индустриальных стран, чем она является сейчас. Однако если брать более отдаленную перспективу, когда основным источником сырья станут уже не рудники или месторождения, а мусорные свалки, Россия отстанет в технологическом плане еще больше, чем сейчас. Для Казахстана с его гораздо менее диверсифицированной экономикой, чем российская, это справедливо в еще большей степени.

В исследовании Ernst&Young также приведены графики роста экспорта-импорта по Польше и Болгарии, где четко видно, что после вступления в организацию импорт там растет быстрее экспорта. То есть торговый баланс изменился не в пользу новых членов.

В этом контексте полезно взглянуть на другое постсоветское государство, уже вступившую в ВТО Украину. В сентябре прошлого года, после трех лет членства, эта страна инициировала процедуру пересмотра условий участия в организации. Причиной тому стало падение производства в ряде секторов. Отрицательное сальдо торгового баланса Украины в 2010 году увеличилось по сравнению с 2009 годом в 1,6 раза и составило 9,3 млрд долларов, в первом полугодии 2011 года в 2,3 раза превышало уровень первого полугодия 2010 года и составляло 5,5 млрд долларов. За три года производство автомобилей в Украине снизилось в шесть раз, а из 36 тыс. человек, работавших в отрасли на момент вступления страны в ВТО, осталось всего 18 тыс. человек. Остановилось более 50 украинских заводов, производящих сахар. В легкой промышленности в 2010 году объемы производства основных видов товаров по сравнению с 2007 годом сократились на 40—45%, экспорт товаров упал на 28,4%, тогда как объемы импорта легкой промышленности за этот период выросли на 45,9%. С 1 января 2011 года Украина в рамках обязательств, принятых перед организацией, обнулила импортные сборы на алкогольную продукцию. В результате производство виноградных вин за 6 месяцев сократилось на 41,3%. И так далее. Очевидный прорыв у Украины после вступления в ВТО случился только в ­производстве семечек.

Динамика ВВП Украины после вступления в ВТО действительно не впечатляет. Конечно, большую роль в этом сыграл кризис, но и членство в организации внесло свою посильную лепту. Разумеется, в данном случае столь сильный провал по множеству направлений объясняется тем, что Украина в процессе переговоров не смогла отстоять свои позиции и стала членом организации на крайне невыгодных для себя условиях. Однако если бы попадание в этот клуб несло столько выгод, сколько обычно называется, они хотя бы частично должны были бы компенсировать потери.

Если взглянуть на страну, которая сравнительно удачно провела предварительные переговоры, на КНР, то и здесь не все гладко. В докладе Ernst&Young большая глава посвящена Китаю. В ней говорится, что вступление в организацию, несомненно, привело к притоку прямых иностранных инвестиций в страну. «Период членства Китая в ВТО совпал с мощным ростом экономики и торговли в стране. С 2001 по 2010 год экспорт Китая вырос в шесть раз — до 1,57 трлн долларов США, импорт увеличился почти в шесть раз — до 1,39 трлн долларов, ВВП — в четыре раза. Безусловно, открытие рынков во многом способствовало расширению торговли в стране. Однако трудно ответить на вопрос, является ли этот бум последствием вступления страны в торговую организацию или он произошел бы и без него», — честно признают исследователи. К слову, несмотря на упорные поиски, нам не удалось найти ни одного крупного исследования, которое убедительно доказывало бы, что вступление в ВТО в целом позитивно сказывается на экономике нового члена организации.

Минусы же видны невооруженным глазом. «Предприятия, созданные иностранным капиталом, конкурируют с появляющимися и быстро развивающимися китайскими производителями, а также вытесняют их, — говорится в отчете Ernst&Young. — По данным министерства торговли Китая, в 2005 году 60% китайского экспорта приходилось на компании, принадлежащие иностранцам. Прямые иностранные инвестиции зачастую предполагают использование только дешевой рабочей силы и направлены в отрасли с низкой добавленной стоимостью». Стои­мость производства в Китае, по данным специалистов Ernst&Young, часто составляет лишь 10—15% от совокупной стоимости товаров. «Особенно ярко проблемы проявляются в автомобильной отрасли. Здесь китайские компании получают наименьшие преимущества. После либерализации китайские компании создали совместные предприятия с иностранными инвесторами, в которых часто контроль принадлежал иностранцам. Иностранные инвесторы не были заинтересованы в развитии китайских технологий и переориентировали компании на сборку автомобилей из готовых комплектующих, эффективно защищая собственные технологии от распространения в Китае. Например, вскоре после того, как китайская Dongfeng Motor Corp. образовала совместное предприятие с Nissan Motor Co., Ltd, масштабная программа исследований и разработок компании была приостановлена и китайские модели автомобилей были заменены на модели, разработанные в Nissan. Это привело к уходу из компании большинства высококвалифицированных инженеров».

Китаю теперь приходится долго и тяжело отбиваться от давления транснациональных корпораций. Например, в 2001 году при подготовке к вступлению в ВТО в КНР были разработаны новые технические стандарты, а также стандарты безопасности в области биотехнологий, которые существенно затруднили импорт генетически модифицированной сельскохозяйственной продукции в Китай. Этот факт вызывает постоянные нападки со стороны Америки — одного из главных поставщиков ГМО-семян в мире.

Реки капиталов

Несмотря на все это, сторонников вступления в ВТО в Казахстане и России хватает. Вот что говорит Евгений Винокуров: «Казахстан может получить значительные выгоды от своих совокупных обязательств по вступлению в ВТО. По оценкам Всемирного банка, Казахстан получит около 6,7 % ВВП в среднесрочной перспективе от вступления в ВТО. В случае Казахстана, как и в России, либерализация барьеров, препятствующих вложению иностранных инвестиций в сферу услуг, которая способствует росту конкурентоспособности и производительности производства, является наиболее мощным источником получения выгоды от вступления в ВТО».

«Прежде всего, необходимо отметить, что ВТО базируется на Генеральном соглашении по тарифам и торговле от 1947 года, а значит, имеет большую историю и огромную базу правоприменительной практики, — отмечает первый заместитель председателя правления Национальной экономической палаты Казахстана «Союз «Атамекен» Рахим Ошакбаев. — По сути, ВТО есть воплощение лучших достижений цивилизованной международной торговли. За десятилетия работы участниками организации был выработан ряд основополагающих принципов и правил, среди которых: принципы недискриминации, правила о доступе на рынок, правила в отношении недобросовестной торговли, принципы разрешения конфликтов между либерализацией торговли и другими общественными ценностями, правила, содействующие гармонизации национального разрешения в определенных областях, в частности соглашения ТБТ, СФС, TRIPS».

Эти пять групп правил охватывают практически весь спектр торговых взаимоотношений между участниками ВТО, включая возможные торговые споры, и подкреплены практическими решениями по множеству вопросов. Вступая в ВТО, Казахстан получает в распоряжение возможность использовать опыт и институциональную площадку этой организации для отстаивания своих интересов на зарубежных рынках, что, безусловно, для нас является плюсом. «Следование этим правилам должно сделать наш рынок более привлекательным для иностранных инвестиций в несырьевые секторы, — полагает г-н Ошакбаев. — Участие иностранного капитала в наших предприятиях должно помочь нам с внедрением современных управленческих технологий ведения бизнеса, где-то усовершенствовать свое производство. Сложно сказать, как скоро это произойдет, но хочется надеяться, что и этим потенциальным преимуществом Казахстан сможет воспользоваться».

Без меня меня женили

Похоже, по какой-то причине и Россия, и Казахстан все же предпочли вступить в ВТО, и избежать членства не удастся. Что ждет различные отрасли казахстанской экономики после вступления?

Большой проблемой для прогнозирования является то, что промежуточные результаты переговоров по ВТО не разглашаются со ссылкой на их секретность. То есть важнейшие для страны вопросы решаются за закрытыми дверями. Так что бизнес-сообщество не имеет доступа к необходимой информации, и ему, как и экспертам, сегодня трудно однозначно судить о конкретных последствиях для отраслей и компаний.

Рахим Ошакбаев предполагает, что сложнее всего будет тем секторам, которые сегодня в большей степени защищаются государством. Это сборка автомобилей и в целом машиностроение, некоторые секторы сельского хозяйства, пищевой промышленности. По автомобилям основной негатив ожидается из-за снижения пошлин. По сельскому хозяйству и пищевой промышленности это еще и льготы.

Из представителей бизнеса в первую очередь выигрывают экспортеры. При этом, что понятно, стимулы для роста получают секторы с конкурентоспособным экспортом. Это отрасли, которые и сегодня практически не защищены тарифными барьерами. Низкие ставки позволят снизить цены на некоторые средства производства. А те отрасли, которые до сих пор были защищены высокими тарифами, испытают конкурентное давление.

«Однозначного ответа относительно положительного или негативного влияния членства Казахстана в ВТО, видимо, нет, и это связано с тем, что экономика Казахстана по уровню организации менеджмента, технического развития производства продукции, емкости внутреннего рынка и его привлекательности для иностранных инвесторов весьма неоднородна, — высказывает свою точку зрения экономист ­Шамиль Дауранов. — Например, сырьевые отрасли, за исключением сельского хозяйства, — довольно привлекательная сфера для иностранных инвесторов. Но вот потребительский рынок, вследствие незначительной его емкости и уровня доходов населения, им малоинтересен с точки зрения вложения прямых инвестиций в развитие производства товаров и услуг».

Как уже было сказано, преимущества получат те отрасли, которые уже сильны в экспорте. Например, отечественная металлургия. Однако эти компании и так уже заняли крепкие позиции на международном рынке. Например, в компании «Казахмыс» нам рассказали, что в части экспорта вступление Казахстана в ВТО отразится на компании несущественно, так как выпускаемая продукция известна основным международным импортерам и давно соответствует стандартам. Хотя, возможно, увеличится рынок сбыта продукции. К возможностям здесь относят потенциальное упрощение процедуры экспорта продукции, то есть отмена лицензирования и ряда других разрешительных документов. «На наш взгляд, “Казахмыс” готов к вступлению в ВТО, так как выпускаемая продукция конкурентоспособна, узнаваема на международном уровне, соответствует международным стандартам по качеству. <Наше> серебро зарегистрировано на LBMA (Лондонской бирже драгоценных металлов)», — отмечают в компании.

Сложнее будет тем отраслям, которые сильных экспортных позиций не имеют, например ИТ. Президент профильной казахстанской ассоциации Нурлан Исин считает, что неподготовленное вступление в ВТО для Казахстана будет иметь негативные последствия. «К сожалению, несмотря на наличие многочисленных инициатив и программы по поддержке казахстанского содержания, для ИТ-отрасли, как, думаю, и для других отраслей, до сих пор не выработана политика выявления и поддержки конкретных сегментов рынка, в которых Казахстан способен или будет способен организовать выпуск конкурентоспособных товаров и продуктов», — отмечает г-н Исин.

На самом деле подобные возражения вполне справедливы и для многих других отраслей. Каким образом планируется создавать новые экспортные позиции в условиях свободной торговли — отсутствия защиты и возросшей конкуренции — на уровне правительства пока не обсуждается или, по крайней мере, на обсуждение с бизнес-сообществом не выносится. Россия начала проводить переговоры с бизнесом, когда вступление в ВТО уже стало свершившимся фактом. У нас, по всей видимости, будет так же. Однако в таком случае остается неясным, будут ли вообще найдены для отечественных производителей перспективы в рамках ВТО или перспективы для себя найдут только иностранные поставщики товаров и услуг на казахстанском рынке. Это не касается тех отраслей, где успешный экспорт был налажен и без ВТО.

Шамиль Дауранов считает, что говорить о пострадавших в этом процессе было бы неправильно. Можно предположить, что вступление в ВТО создаст предпосылки для развития конкурентоспособной продукции в рамках уже существующей в странах ВТО государственной поддержки развития проблемных отраслей. В любом случае ВТО, как верит экономист, ратует за честную конкуренцию и внедрение передовых технологий и методов управления. 

Снижение размеров государственной поддержки неконкурентоспособных отраслей, полагает эксперт, позволит увеличить размеры финансирования развития образования, здравоохранения, выплаты социальных пособий и др. бюджетных затрат. Г-н Дауранов отмечает, что вступление Казахстана в ВТО является одним из важных шагов в области повышения мотивации к интенсификации и индустриализации производства, а в конечном счете к повышению производительности и конкурентоспособности казахстанской экономики.

ВТО должно привести к существенным изменениям, но они произойдут не мгновенно. Предполагается, что у наших предприятий будет время адаптироваться. Эффективный бизнес будет иметь возможность развиваться и дальше.

Сам бизнес, похоже, тоже старается с оптимизмом смотреть в будущее. Павел ­Беклемишев, директор АО «СП ­“Белкамит”», например, не считает, что на его компанию членство Казахстана в ВТО окажет какое-то негативное воздействие. Наоборот, республика продвинется в вопросах технической стандартизации. «Наша компания, — говорит он, — уже много лет работает по международным стандартам, но они не признаны и не понимаются госчиновниками РК. Это приводит к дополнительным затратам нашей компании и наших клиентов». Он предполагает, что со вступлением в организацию ситуация изменится к лучшему. Однако и не исключает, что внутри ВТО развитые страны, как у них принято, будут массово использовать двойные стандарты. Что касается ожиданий по части условий вступления, г-н Беклемишев говорит следующее: «Я лично знаком и глубоко уважаю нашего основного переговорщика по ВТО г-жу Айтжанову. Она владеет вопросом очень хорошо. Для нас и наших коллег проблема обеспечения преимуществ при поставках товаров при реализации крупных проектов очень важна. Это противоречит принципам ВТО, но допустимо на первом этапе (до 7 лет). Глубоко убеждён, что в определённой степени дисбаланс сформировался вследствие неправильного поведения наших иностранных партнёров <в нефтяных проектах> и их подрядчиков. Мы должны использовать это как аргумент в переговорах».

Директор департамента совершенствования менеджмента Банка ЦентрКредит Ризвангуль Вахидова, отвечая на запрос «Эксперта Казахстан», ответила следующее: «Финансовый сектор Казахстана — один из немногих, который наиболее близок к международным стандартам. Как уже отмечалось выше, казахстанской банковской системе предоставлен пятилетний переходный период. Для адаптации национальной банковской системы к новым условиям этого вполне достаточно. Легче всего будет банкам, которые стремятся использовать в своей работе международные стандарт. БЦК тут не является исключением.

Три корзины

Одним из инструментов поддержки могут быть государственные закупки. Например, в России Минэкономразвития планирует предоставить преференции на участие в системе государственных закупок тем российским производителям, импортные пошлины на продукцию которых были снижены при присоединении России к ВТО. Схожий режим национального содержания планируется в будущем использовать и в Казахстане. Однако в целом потребуются новые эффективные методы помощи предпринимателям. Прежние инструменты поддержки — пошлины, субсидии, льготное кредитование и т.п. — должны быть заменены на поддержку общего характера: развитие инфраструктуры, улучшение бизнес- и инвестиционного климата.

Шамиль Дауранов отмечает, что нужно четко определиться в размерах государственной поддержки для развития отдельных отраслей экономики, которая позволит казахстанским товарам выдерживать конкуренцию на внутреннем и внешнем рынке. «Если члены ВТО посчитают, что казахстанские товары выдерживают конкурентную борьбу на рынке за счет государственных субсидий или других мер поддержки, такая поддержка будет отменена. Вероятно, это в значительной мере касается продукции агробизнеса, в первую очередь размера пошлин на ввоз мясо- и молокопродуктов, овощей, фруктов в натуральном и консервированном виде», — говорит Шамиль Дауранов.

Икра заморская

Сельское хозяйство обычно является одним из самых острых вопросов на переговорах. Это стратегическая для любой экономики отрасль, поскольку от нее зависит продовольственная безопасность. При этом она обычно сильнее всего защищена пошлинами и субсидиями.

Соглашение ВТО по сельскому хозяйству предполагает сокращение поддержки, имеющей искажающее воздействие на международную торговлю. Все меры господдержки подразделяются на меры «зеленой» и «желтой» корзин. В «зеленую» входят те, что могут предоставляться без ограничения, поскольку они не оказывают или, как предполагается, оказывают минимальное искажающее воздействие на торговлю. К таким мерам, например, относятся строительство сельской инфраструктуры, проведение научных исследований, борьба с вредителями и болезнями сельскохозяйственных животных и растений, а также адресные выплаты сельхозтоваропроизводителям при получении ими убытков. «Желтая» корзина включает стоимость прямой и косвенной поддержки сельхозтоваро­производителей, влияющая на цену и себестоимость продукции. В частности, речь идет об АМП (субсидии, подлежащие сокращению), de minimis (субсидии в размере 5—10% от ВП сельского хозяйства исключаются из сокращений, для развивающихся стран — 10%), специальном и дифференцированном режиме.

При создании ЕЭП учитывались перспективы вступления в ВТО, так что страны должны быть теоретически к этому режиму более или менее подготовлены. Соглашение ЕЭП, как и правила ВТО, запрещает применять запрещенные субсидии и стимулирует поддержку «зеленой» корзины. Обозначенный уровень поддержки в 10% из трех стран нарушает сегодня только Белоруссия, которая и без ВТО должна в ближайшие годы что-то в этом плане предпринять.

Для сведения: в прошлом году в Казахстане валовой продукт сельского хозяйства составил 2257 млрд тенге, то есть 5%=112 млрд тенге. В то же время на поддержку животноводства и растениеводства было выделено 54,5 млрд тенге субсидий.

Вице-президент Союза фермеров Казахстана Акжол Абдукалимов полагает, что ВТО положительно скажется на ценах сельхозпродукции, поскольку появится более дешевый импорт, но для производителей станет серьезным испытанием. «Проблема в низкой эффективности производства в отрасли и, как следствие, низкой конкурентоспособности отечест­венной продукции. Это относится и к уровню технологий, к производительности рабочей силы, к качеству продукции. «Наше государство не может дойти до того уровня поддержки, который оказывается в развитых странах Европы или США. Это, в частности, касается уровня субсидирования», — отмечает эксперт. В том числе и в Китае уровень субсидирования сельхозпроизводителей и эффективность этих субсидий гораздо выше, чем в Казахстане, что в конечном итоге позволяет производить более конкурентоспособную продукцию. «В Европе субсидии — 360 евро на гектар, у нас около 4 долларов. Сможет ли наш фермер в таких условиях конкурировать с западным? Конечно нет. Если государство не доведет поддержку хотя бы до 10% ВП, наши фермеры завтра не будут способны конкурировать», — отмечает Акжол Абдукалимов. Предприятия поставляют на рынок только 3—4% мяса и молока, остальное поставляют фермеры и личные подсобные хозяйства. И эта основная часть производителей имеет ограниченный доступ к финансовым ресурсам. Именно по этим производителям конкуренция ударит сильнее всего. Г-н Абдукалимов считает, что стоит ожидать массовых банкротств крестьянских хозяйств.

Страны, вступающие в ВТО, часто сталкиваются с резким ростом импорта сельхозпродукции, которая отличается низкой ценой и зачастую низким качеством (что опять же может иметь опасность с точки зрения продовольственной безопасности), выращена с использованием большого количества ядохимикатов или других агрессивных агротехнологий. Именно с этой проблемой столкнулись Украина и Китай, став членами ВТО, поскольку местная продукция этих стран, как оказалось, имеет слабую конкурентоспособность в условиях снижения использования мер господдержки. Китай начал проводить стратегическую реструктуризацию отрасли, сосредотачиваясь на продукции, обладающей конкурентными преимуществами на мировом рынке. Украина и вовсе пока мало что смогла противопоставить.

Ситуация с сельским хозяйством демонстрирует два важных аспекта для производственных отраслей при вступлении в ВТО. Во-первых, ВТО не блокирует все же полностью меры господдержки. Такое условное разделение на «зеленые» и «желтые» меры будет существовать и в других отраслях. Обычно запрещаются экспортные и импортозамещающие субсидии. ­Во-вторых, всегда определяется способность выпускать конкурентоспособный товар, при поддержке государства или без таковой. В данном случае многое будет зависеть от возможности государства и бизнеса создавать эффективные производства.

Групповое выступление

Важным моментом является то, что Россия при вступлении в условиях «ВТО-Минус» обозначила необходимость интеграции в рамках Таможенного союза. «Для страны, не имеющей выхода к морским торговым путям, как Казахстан, важной является более глубокая интеграция с соседними странами, — говорит начальник отдела странового анализа Евразийского банка развития Эльвира Курманалиева. — Это означает, с одной стороны, еще большее усиление конкуренции внутри ЕЭП и, с другой стороны, одинаково больший доступ на рынки для всех предприятий внутри ЕЭП, что обязательно должно принести выгоды в виде улучшения эффективности работы предприятий, в то же время защищая их от конкуренции из третьих стран».

 «Региональная торговая интеграция (ТС) и глобальная торговая интеграция (ВТО) — параллельные, не взаимоисключающие процессы, — отмечает Евгений Винокуров. — Их комбинация облегчает борьбу за более выгодную позицию в международном разделении труда. Вступлению в ВТО нет альтернативы: членство в этом “торговом клубе” не гарантия, но необходимое условие цивилизованного участия в мировой торговле. Важно, однако, не делать это любой ценой, не сдавать все позиции по защите собственного рынка».

 «Что нужно было бы сделать до вступления? — задается вопросом Шамиль Дауранов. — Над этой проблемой правительство работает уже около 15 лет. Видимых результатов в части индустриализации отраслей, обеспечивающих спрос потребительского рынка и увеличение экспорта такой продукции, за названный период не наблюдается. Хотя ресурсов было затрачено немало».

Стать избранным

Из развивающихся стран только некоторые страны Латинской Америки, Юго-Восточной и Восточной Азии смогли как-то использовать возможности ВТО и нарастить производство и экспорт. Большинство развивающихся стран не получили какого-либо заметного эффекта роста благосостояния от присоединения к этой организации. К тому же развитые страны обычно находят эффективные методы ограничения импорта, который угрожает их национальным производителям.

Мартин Хор, исполнительный директор организации «Южный Центр», объединения пятидесяти развивающихся стран, не раз заявлял, что богатые страны в ВТО систематически или тянут одеяло на себя, или поддерживают свои транснациональные корпорации. Он приводит несколько примеров. В среднем так называемые развитые страны устанавливают более высокие таможенные пошлины, при этом блокируя попытки развивающихся стран устанавливать такие же ставки. Разбирательства по поводу мер нетарифного регулирования, особенно антидемпинговые, в большинстве случаев направлены против развивающихся стран. Развитые страны имеют более высокий уровень защиты сельского хозяйства, в то же время оказывая давление на развивающиеся страны, чтобы те открывали свои рынки. Большинство развивающихся стран не имели возможности полноценно участвовать в переговорах по ВТО, когда проходил Уругвайский раунд. Соглашение по интеллектуальной собственности TRIPS способствует тому, чтобы развивающиеся страны не перенимали передовые технологии, а использовали менее совершенные старые, в частности в медицине и сельском хозяйстве.

Так что выдержать напор «развитых» с их многоопытными юристами будет непросто. Но это возможно. К счастью, строгость правил Всемирной торговой организации компенсируется необязательностью их исполнения. Китай постоянно подвергается нападкам со стороны развитых стран за недостаточную защиту авторских прав на своей территории, но не предпринимает никаких реальных действий. Кроме того, хотя, вступая в организацию, КНР обязалась либерализовать свой финансовый сектор, республика все-таки ограничила присутствие в нем иностранных игроков, например, в банковском сегменте — 25%. В ходе кризиса члены ВТО, прежде всего из Европы и Северной Америки, не раз прибегали к протекционистским мерам, которые действовали до тех пор, пока суд в результате разбирательств их действие не прекращал. При этом разбирательство может начаться только в том случае, если какой-то другой член организации подает жалобу, но не по инициативе самой организации. Так что какой-то небольшой шанс побороться за место под солнцем еще остается.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности