Попытка номер два

Казахстанские страховщики не теряют надежды объединиться в пул. Теперь уже совместно с иностранными партнерами

Попытка номер два

Отечественным страховым компаниям никак не удается создать эффективно действующий страховой пул. Первый и пока что последний опыт создания такой организации — отрицательный. Напомним, что в 2007 году страховые компании «Сентрас Иншуранс», «Номад Иншуранс», «БТА Страхование», «Альянс Полис» и «Аманат Иншуранс» сформировали добровольный страховой пул «Демеу» с целью поддержки малого предпринимательства. Основная задача пула заключалась в страховании гарантий и поручительств, выданных Фондом развития малого предпринимательства по банковским кредитам субъектов малого предпринимательства, а также других его рисков. В дальнейшем пул планировал расширить деятельность и предлагать коллективное страхование классических рисков предпринимателей: имущества, оборудования, простоев производства, сотрудников от несчастного случая, автотранспорта и т.д.

Тем не менее в течение того же года пул распался. Причиной стало стремление каждой из компаний быть более самостоятельной на рынке, а также слабая степень доверия компаний внутри пула. Разделяя совместные риски, страховщики должны доверять друг другу, специалистам других компаний в их качественной и грамотной оценке страховых рисков. Именно поэтому в пул целесообразно объединяться компаниям, имеющим одинаковое видение стратегии развития в будущем. В первую очередь, не быстрое извлечение прибыли, а стабильное наращивание конкурентоспособности в будущем. Скорее всего, в «Демеу» единого мнения о перспективах развития не было.

Вторая попытка была предпринята год назад, уже на более высоком уровне, когда казахстанские компании совместно с российским страховым бизнесом в лице компании «СОГАЗ» через Деловой совет ШОС стали активно лоббировать идею создания единого страхового рынка на пространстве ШОС. Предполагается, что основными участниками проекта станут Россия, Казахстан и Китай. Остальные страны (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан) пока не представляют особого интереса вследствие недостаточности развития национальных страховых рынков.

Объединение равных

Идея объединиться для трансграничного страхования логична. Расширение сотрудничества между странами в финансовой и инвестиционной сферах, увеличение перевозок грузов, миграционные процессы связаны с определенными рисками. В этой связи актуально решение вопроса их минимизации, наличия механизмов предупреждения и возмещения нанесенного ущерба через страхование.

Однако создание казахстанского страхового «индустриального» пула в рамках единого страхового пространства стран—членов ШОС временно приостановилось. Как пояснил «Эксперту Казахстан» директор представительства страховой группы «СОГАЗ» в Казахстане Сергей Лаврентьев, с казахстанской стороны все подготовительные работы выполнены, разработаны положения, регламентирующие деятельность пула, определен управляющий брокер, но немного опаздывают наши российские и китайские партнеры. Кроме того, есть и объективные причины. По казахстанскому законодательству пул — добровольное объединение страховых организаций, но пул в обязательном порядке избирает компанию-лидера или управляющего брокера для осуществления координации деятельности. Такая работа несет административные издержки, а пока конкретных объектов для страхования в пуле нет, тратиться на содержание руководящего аппарата не совсем целесообразно.

Тормозят начало работы пула и технические вопросы. По законодательству Казахстана перестраховщики-нерезиденты должны иметь международный рейтинг не ниже «А» одного из ведущих мировых рейтинговых агентств. В противном случае казахстанский страховщик обязан сформировать у себя дополнительные страховые резервы на передаваемые риски «неформатному» иностранному страховщику.

«Проблема в том, что российские и китайские перестраховщики не могут иметь рейтинг выше рейтинга своей страны. Значит, в перестраховщики опять надо звать европейцев и американцев, но тогда теряется смысл идеи создания пула, поскольку одна из целей его формирования — оставлять как можно больше рисков внутри стран — членов ШОС», — комментирует Сергей Лаврентьев.

Складывается парадоксальная ситуация, поскольку по объемам свободных активов крупным российским и особенно китайским страховщикам вполне по силам перестраховывать огромные риски. Но по формальным признакам — наличию определенного рейтинга — они не подходят. «Мы хотим обратиться в национальную часть Делового совета ШОС, с тем чтобы в рамках гармонизации законодательства стран — членов ШОС получить разрешение на обмен рисками между национальными страховыми пулами внутри единого страхового пространства стран — членов ШОС, без учета рейтинга. Думаю, что бизнес нас поддержит, — полагает Сергей Лаврентьев. — Со своей стороны, для большей прозрачности деятельности пула мы хотим видеть в составе совета пула представителя АФН, который сможет наблюдать изнутри за всеми процессами работы пула».

Ниша найдена

Однако и без трансграничного страхования сфера деятельности для страхового пула на казахстанском рынке огромна. Большие риски, уходящие на перестрахование за границу, можно частично оставлять в стране, если будет создана емкость, превышающая возможности отдельно взятого страховщика.

В первую очередь пул мог быть создан для страхования катастрофических рисков. Некоторые компании уже предлагают клиентам защиту от землетрясений, однако такой продукт, перестраховываемый за рубежом, стоит дорого. Тогда как формирование коллективной «кассы взаимопомощи» сбило бы тарифы и придало бы такому страхованию массовый спрос.

В текущем году в Казахстане наблюдался ряд крупных природных и техногенных катастроф — мощные паводки на востоке страны и прорыв дамбы на юге. Однако не факт, что это подвигнет граждан страховать свое имущество. «Мы не ожидаем, что люди придут к нам страховать свои дома после тех событий, которые произошли в Алматинской области и в Восточном Казахстане. Всегда проще надеяться на доброе государство (а оно у нас действительно доброе), которое не оставит человека наедине с бедой. После трагедии в Кызылагаше страховые компании попросили собрать информацию о количестве застрахованного в этом поселке имущества. Оказалось, что оно не застраховано вообще. Получается, что платить в таких случаях приходится государству, а точнее — налогоплательщикам. Хотя по идее собственник сам должен заботиться о своем имуществе», — считает заместитель председателя правления «СК «Коммеск-Өмір» Владимир Акентьев.

Пул по страхованию землетрясений создать можно, парируют в свою очередь скептики. Вопрос в том, откуда появится спрос на страхование такого рода рисков. Дело в том, что никто не заинтересован в развитии этого вида страхования в массовом порядке. В Казахстане нет обязательного страхования жилья сейсмозоны. А жители Алматы и ВКО не пойдут добровольно страховаться в пул по причине низкой страховой культуры и платежеспособности. Разговоры о введении обязательного страхования некоммерческого имущества, в том числе от рисков природных и техногенных катастроф, возникали неоднократно. Однако окончательного решения пока нет.

Хотя именно введение обязательного страхования катастрофических рисков как раз можно было совместить с созданием страхового и перестраховочного казахстанского пула. «По природным рискам ни одна, даже очень крупная, компания не удерживает риски самостоятельно, убытки слишком велики. Причем обязательное страхование природных рисков может распространяться не на весь Казахстан, а только на проблемные районы, например, где расчетная сейсмика выше семи баллов, например ВКО, юг Алматинской, Жамбылской и Шымкентской областей, а также там, где опасность возникновения таких катастроф велика», — говорит Владимир Акентьев.

Страховщики считают, что вполне реально создать страховой пул из отечественных страховых компаний, совместно разработать недорогой продукт, сумму страховой премии разделить на 12 месяцев и включить в ежемесячные счета по оплате коммунальных услуг. Оплата — по желанию потребителя. При стоимости квартиры или дома, к примеру, 100 тыс. долларов ежемесячный взнос составит около 1,5 — 2,0 тыс. тенге, что ниже стоимости электроэнергии.

При таком раскладе пул сможет довольно быстро набрать достаточные объемы премий для передачи рисков сверх собственного казахстанского удержания (в том числе и катастрофических) в иностранные страховые компании и стать более надежным.

Тем не менее отношение к созданию перестраховочного пула в среде страховщиков различно.

«В Казахстане были попытки создать пулы. Но, к сожалению, инертность участников рынка приводит к тому, что пулы не работают, хотя это действенный механизм для страхования некумулятивных рисков, которые можно оставлять на местном рынке, — уточняет председатель правления СК “Сентрас Иншуранс” Талгат Усенов. — В частности, риски эксплуатации мелкой авиации. За рубежом наша авиация в черных списках. Вопрос кооперации с компаниями из СНГ интересен, но если мы сами внутри своей страны не можем организоваться, то с другими компаниями еще сложней».

«Пулы создать можно. Но главное, чтобы организация и управление этим пулом были эффективны. Чем сложнее будет работать с пулом, тем меньше будет заинтересованность со стороны страховщиков. Сейчас его создание тормозит отсутствие опыта, инициативы, заинтересованности со стороны страховщиков, отсутствие доверия между страховыми компаниями внутри рынка», — указывает начальник отдела перестрахования СК «Лондон-Алматы» Сана Мусаева.

В этом случае остается ждать, когда потенциальные партнеры по «индустриальному» пулу — россияне и китайцы — договорятся с регулятором и объединят вокруг себя казахстанских коллег. Возможно, после их опыта на казахстанском рынке появятся локальные пулы.      

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?