Нефтяной разлив: шаг до катастрофы

Масштабная утечка нефти в Мексиканском заливе после аварии нефтедобывающей платформы заставляет задуматься и о возможности подобной катастрофы на Каспии

Нефтяной разлив: шаг до катастрофы

Принадлежащая British Petroleum (BP) нефтедобывающая платформа Deepwater Horizon после сильного пожара затонула в Мексиканском заливе. По спутниковым данным, следствием аварии стало ежедневное попадание в залив более 25 тыс. баррелей нефти и появление на его поверхности огромного нефтяного пятна. Ситуация усложняется тем, что нефть на этой платформе добывалась с глубины в полтора километра. По оценкам специалистов, нефтеразлив затронет около 20 охраняемых природных территорий. О масштабах аварии говорит тот факт, что этот разлив нефти уже отнесен к разряду самой крупной катастрофы за всю историю США.

Из-за угрозы экологической катастрофы в штатах Луизиана, Флорида и Алабама (где уже серьезно пострадали фермы по выращиванию устриц и креветок) объявлен режим чрезвычайного положения. Авария может негативно отразиться на важнейших секторах экономики штатов южного побережья США, приведя в них к всплеску финансовых и социальных проблем, и даже, в случае попадания нефти в течение Гольфстрим, создать серьезные проблемы для Европы.

В борьбу с последствиями аварии вовлечено уже около 5 тыс. человек и почти 200 кораблей. Однако поскольку нет отработанных и эффективных методик борьбы с такими авариями, то нет и ответа на главный вопрос: «Как быстро удастся заткнуть нефтяной фонтан и ликвидировать его последствия?».

Для сдерживания потока нефти и откачки ее на поверхность поврежденную скважину пытаются накрыть куполом. После первой неудачной попытки (внутри конструкции начали образовываться кристаллы газогидратов), на дно залива спущен второй купол. Существует и другой, более перспективный, но и более трудоемкий вариант — бурение наклонной скважины, которая пересечется с поврежденной и направит нефть по новому руслу.

Береговая охрана и служба управления минеральными ресурсами США ведут расследование причин аварии. По мнению некоторых специалистов, ее причиной мог стать выброс нефти из-за подвижки платформ земной коры.

Сколько стоит нефть разлить

Назвать точную цифру вызванных разливом нефти потерь сейчас невозможно, поскольку последствия аварии еще не ликвидированы. Однако некоторые эксперты полагают, что возможный ущерб может достигнуть 20 млрд долларов. И это несмотря на то что авария произошла в теплом регионе, где имеются необходимые для борьбы с ее последствиями инфраструктура и финансовые ресурсы.

Уже сегодня на устранение утечки нефти компания ВР ежедневно тратит по 6 млн долларов. Как заявил генеральный директор ВР Тони Хейворд, на полную консервацию скважины потребуется до трех месяцев и около 100 млн долларов. Кроме того, миллиардная компенсация может быть выплачена семьям 11 погибших бурильщиков, в 2,5 млрд долларов оцениваются потери рыболовецких компаний только штата Луизиана и в 3 млрд долларов — туристического сектора Флориды. Компания BP получила порядка 4,7 тыс. исков о возмещении убытков, по 295 из них она уже выплатила 3,5 млн. долларов. Само ЧП может также повлечь значительное увеличение тарифов на «энергетическое» страхование (риски, связанные с эксплуатацией буровых платформ). Дело в том, что согласно американскому законодательству ответственность нефтедобывающих компаний в случае аварии ограничивается 75 млн долларов. Однако на прошлой неделе в сенат было внесено предложение об увеличении возможной суммы компенсации до 10 млрд долларов.

Компания ВР, полностью признав свою ответственность за аварию, пока берет на себя только первоначальные расходы на ликвидацию ее последствий, часть затрат затем будет покрыта страховыми выплатами. Следует отметить, что бумаги ВР после аварии уже «усохли» более чем на 10% и рыночная стоимость корпорации сократилась на 24 млрд долларов.

Под угрозой — Каспий

Авария нефтяной платформы Deepwater Horizon стала новым «черным лебедем» — непредсказуемым событием с далеко идущими последствиями. Произошедшее в Мексиканском заливе еще раз доказывает, что нет стопроцентной страховки и гарантии от катастроф даже при применении самых последних технологий. В этом аспекте обеспокоенность по поводу безопасности нефтедобычи на Каспийском шельфе вполне оправданна. Если подобное произойдет в таком закрытом водоеме, как Каспийское море, то, поставив жирный нефтяной крест на его флоре и фауне, станет глобальной экологической катастрофой для всего региона.

Все прикаспийские страны — Россия, Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Иран — заявили о своем желании наращивать добычу нефти. При этом официальные лица на высшем уровне свою позицию к экологическим проблемам Каспийского моря выразили принятием Рамочной конвенции по охране окружающей среды. Однако она ровным счетом ничего не означает. Дело в том, что документ не принуждает стороны к определенным действиям по защите окружающей среды. Нет и никаких совместных решений по страхованию от экологических рисков и координации действий в случае аварии. А ведь в настоящее время в разработке каспийской нефти принимают участие около 60 иностранных компаний и предстоящее крупномасштабное освоение шельфовых ресурсов Каспия в ближайшие десятилетия приведет к резкому росту нефтедобычи в регионе.

Все это настоятельно требует ужесточения требований соблюдения экологической безопасности: любая внештатная ситуация на Северном Каспии (где риск загрязнения максимален из-за мелководья, высоких пластовых давлений и т. д.) чревата катастрофой. Но ни чиновники, ни сами нефтяные компании уроков из происшедших ранее аварий пока не вынесли. Так, в октябре 2002 года в 130 километрах от побережья Азербайджана затонул танкер «Меркурий-2». Вытекшая из его трюмов нефть образовала нефтяное пятно площадью 120 кв. км. Не ликвидированы и сотни старых протекающих нефтяных скважин на побережье, не определены полный штат государственной инспекции на Каспии и местонахождение Северо-Каспийской базы реагирования на разливы нефти.

Транснациональный консорциум NCOC, разрабатывающий месторождение Кашаган, планирует начать добычу нефти уже через три года. Даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, без крупных аварий, ожидаемое загрязнение моря резко превысит существующее. Сегодня, по данным экспертов, за период эксплуатации только одной скважины на Каспии в море попадает от 30 до 120 тонн нефти. Нефтяное загрязнение вод на большей части акватории Северного Каспия составляет от 1 до 80 ПДК (1 ПДК=50 мкг/л). Но это лишь цветочки. Ягодки появятся с «большой нефтью».

Исходя из ожидаемой добычи в 250 млн тонн в год в целом по Каспию ежегодные потери составят до 33 тыс. тонн. Большая часть — около 24 тыс. тонн — придется на Северный Каспий. Ведь на акваторию Азербайджана приходится семь миллиардов баррелей нефти, у Туркмении — один миллиард, а у Казахстана — 40 млрд. Российские запасы нефти составляют около 15 млрд баррелей. В мелководном Северном Каспии достаточно одного серьезного разлива нефти, чтобы нанести фатальный удар по осетровому стаду и гнездовьям птиц.

Экологи считают, что освоение Кашагана окажет мощное техногенное воздействие на окружающую среду. Проектом предусматривается строительство 240 буровых скважин. Кроме того, вся территория месторождения будет покрыта сетью внутрипромысловых трубопроводов в тысячи километров длиной. А ведь в зоне Кашагана проходят пути миграции осетровых рыб, а также каспийского тюленя.

Хроника отложенной смерти

На Каспии все чаще происходит массовая гибель животных. Если во второй половине ХХ столетия официально было зафиксировано восемь таких случаев, то в первом десятилетии этого века не менее пяти. В 2000 году погибло около 30 тыс. каспийских тюленей (только на побережье Казахстана было найдено более 10 тыс. туш). Тогда причиной гибели назвали хронический токсикоз: в телах животных нашли продукты разложения сырой нефти, мазута, пестициды.

В 2001 году погибло более 40% всего килечного стада Каспийского моря — около 2,5 млн центнеров, что составило годовую квоту вылова всех прикаспийских государств. При этом наибольшая плотность погибших рыб отмечена в акватории между побережьем Мангистауской области и Туркменистана. Результаты исследований кильки показали высокое содержание в ней тяжелых металлов и нефтепродуктов.

Весной 2006 и 2007 годов — очередной массовый мор. В первом случае погибли 337 тюленей и более 2 тыс. осетровых. Во втором — количество мертвых тюленей приблизилось к тысяче. Их находили на побережье между месторождениями Каламкас и Каражанбас. По мнению комиссии, расследовавшей гибель животных, наиболее вероятной ее причиной стал вирус собачьей чумки. Назывались также неблагоприятные погодные условия.

В мае 2009 года на побережье Каспия в Тупкараганском районе Мангистауской области были обнаружены 353 тушки мертвых тюленей.

Все это происходит, несмотря на заверения чиновников, что работы по обеспечению безопасности нефтедобычи на Каспии ведутся постоянно.

«Неожиданное» поручение

Случившееся с платформой Deepwater Horizon делает связанные с морским бурением риски очевидными. Необходимо вынести уроки из аварии и сделать все возможное, чтобы минимизировать риск ее повторения в будущем. В начале мая на заседании правительства премьер-министр Карим Масимов в связи с ситуацией в Мексиканском заливе поручил министрам нефти и газа и охраны окружающей среды создать комиссию для проведения проверки безопасности нефтедобычи на Каспийском море. Однако чиновники с выполнением поручения не торопятся.

Как сообщил ИА «Новости-Казахстан» сотрудник пресс-службы Министерства охраны окружающей среды, «в настоящее время в Министерстве нефти и газа готовят проект постановления о создании специальной комиссии, разрабатываются правила и положения этой комиссии, поэтому проверки еще не проводятся. Проверки начнутся после того, как комиссия будет юридически создана». Глава нефтегазового ведомства Сауат Мынбаев вообще назвал поручение премьера «неожиданным» и заявил, что Мексиканский залив «прямо не касается нас».

С такими «неторопливыми» чиновниками надо не группу изучения формировать, а карательную бригаду с широкими полномочиями. Иначе комиссия что-то доложит, правительство послушает, а нефтяные компании продолжат осваивать Каспий с прежними подходами. К примеру, казахстанские власти потребовали удешевить реализацию опытно-промышленной разработки Кашагана. Инвесторы пошли навстречу: за два последних года проект удешевили на более чем два миллиарда долларов. И не факт, что не за счет сокращения финансирования экологических мероприятий. Для консорциума важна прибыль от нефти, нежели здоровая экология. Только бдительный контроль со стороны общественности за всем процессом реализации проекта и особенно за отношением к окружающей среде со стороны консорциума может спасти Каспий.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом