Без слона не разберешься

Редакционная статья

Без слона не разберешься

Говоря о будущем, трудно обойтись без притчи. Например, ситуацию с многообещающим Таможенным союзом постсоветской «тройки» (Беларусь, Казахстан, Россия) прекрасно иллюстрирует одна из самых популярных буддистских притч. Некий царь призывает к себе слепорожденных, желая узнать у них, как выглядит слон. Слепорожденные по понятным причинам описать слона не могут, а царь приказывает привести слона и дает слепцам ощупать животное. Слепцы могли представить себе то, чего касалась их рука. Из этого они сделали разные, но, по их мнению, убедительные выводы, хотя и исследовали один предмет. Один незрячий человек, ощупав живот, предположил, что слон похож на ведро. Другой — он ухватил слона за ногу — сказал, что слон — это столб. Третий опровергал обоих, утверждая, что слон — это канат: слепец подержался за слоновий хвост.

То же и с Таможенным союзом. Кто-то видит в нем военно-политический союз, где Россия проводит политику «back to USSR». Действительно, наряду с экономической интеграцией обороты набирает военно-политическое сотрудничество: границы ТС закрепляют союзничество в рамках Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — в минувшем году созданы Коллективные силы оперативного развертывания (КСОР). Уделяя внимание демонстрации военной силы (югоосетинские события 2008 года и учения КСОР в текущем и прошлом годах), Москва утверждает свое влияние на утерянных ею ранее, а ныне партнерских территориях через экономические рычаги. Например, с января этого года Россия отказалась продавать белорусам нефть беспошлинно в прежних масштабах (менее трети взамен на прежние 2/3 всего объема), что вызвало искреннее возмущение Минска. Белорусский президент Александр Лукашенко в ответ заявил, что его страна теряет интерес к ТС. Политологи поговаривали о несостоятельности интеграционного объединения, но дальше слов и привычных «неприездов» у президента РБ дело пока не пошло. Попытка белорусов диверсифицировать импорт «черного золота» за счет Венесуэлы выглядит экзотично: планируемые объемы поставок — 10 млн тонн в год, при том что один танкер, пришедший в Одессу, перевез только 80 тыс. тонн, которые по железной дороге перегнать на Мозырский нефтеперерабатывающий завод можно лишь задействовав два десятка составов.

Несмотря на «панов», которые «ссорятся», для большинства бизнесменов трех стран уже очевидно одно — процесс освоения новых рынков значительно упростится. И это не воплощение наполеоновских планов, а нормальное и предсказуемое развитие экспортного потенциала стран, находящихся на приблизительно одинаковом культурном и технологическом уровне. Понимание ТС как способа реализации своих преимуществ, похоже, также есть. Для примера, сегодня казахстанский бизнес и общественность встречают ТС с Россией и Беларусью настороженно, но не панически, как полгода назад, когда ТС был только в плане. Очертания нового интеграционного объединения проясняются, хотя один из основных инструментов ТС — единый таможенный тариф (ЕТТ) — введен только с января текущего года, а таможенные границы пока на своих местах. Шатко, валко, но ТС набирает ход, и по его первым шагам можно предметно говорить о его потенциале. Реальные проблемы обострились, но стало понятно и то, как их решать. Это прекрасно понимают руководители «тройки»: чтобы созданный политическим решением в очень короткий срок ТС не стал формальным, надо переносить все решения в плоскость рыночного, а не административного регулирования и упрощения процедур для бизнеса. «Нам нужно сделать так, чтобы выгодами и преимуществами Таможенного союза можно было пользоваться легко и комфортно», — сказал на совещании по вопросам таможенного урегулирования в минувшую среду российский премьер-министр Владимир Путин. В конечном итоге важно не то, как слон выглядит, а то, какую пользу от него можно получить в народном хозяйстве.