Идя чужим путем

Вьетнам ищет свое место на экономической карте мира, опираясь на опыт двух своих злейших врагов прошлого столетия — Китая и США

Идя чужим путем

Вьетнам неожиданно стал источником новостей из мира высоких технологий. С промежутком в несколько дней местные блогеры опубликовали фотографии и подробные описания трех новых прототипов от Apple — iPhone 4G, iPod touch и обновленного MacBook Pro. Утечки из империи Стива Джобса происходили и до этого, но ограничивались США или Европой.

Еще два года назад представить себе подобную новость из Вьетнама было практически невозможно, если, конечно, речь не шла о новой секретной модели обуви или рисунке ткани. Но в 2008 году один из крупнейших производителей компонентов для Apple, тайваньская компания Foxconn, открыла два завода на севере Вьетнама, еще один должен приступить к работе до конца этого года. Уже известно, что по крайней мере один из прототипов забыл в ресторане сотрудник Foxconn. Понятно, что до Силиконовой долины технопарку Hoa Lac под Ханоем еще далеко, но сама новость показательна — сочетание слов «Вьетнам» и «Apple» перестало казаться чем-то невероятным и, видимо, будет встречаться все чаще и чаще.

Впрочем, понятно, что хотя бы в силу размеров Вьетнаму никогда не стать вторым Китаем — новой всемирной фабрикой, производящей всю номенклатуру продукции. Чтобы найти свое место в мировой экономике, Ханою необходима более тонкая игра. В XX веке у коммунистического Вьетнама было два главных стратегических противника: Штаты, поддержавшие Юг страны в его борьбе с Севером и потерявшие на той войне десятки тысяч своих граждан, и Китай, колонизировавший Вьетнам в течение столетий и предпринявший еще одну, на этот раз неудачную, попытку в 1979 году. Но в XXI веке именно эти две страны становятся для Вьетнама главным источником знаний и возможностей для развития.

«Американская торговая палата сегодня — это самая влиятельная иностранная организация на территории Вьетнама, власти к ней действительно прислушиваются», — рассказал «Эксперту» заместитель директора Вьетнамской промышленной и торговой палаты Нгуен Хо Ха.

«В своих реформах и развитии Вьетнам отстает от Китая примерно на десять лет. С одной стороны, это недостаток, с другой — преимущество, так как у вьетнамских властей появляется возможность учиться на ошибках Пекина», — утверждает профессор Ханойского международного университета Джеймс Мерфи.

Помешал кризис

Начало 2010 года для Вьетнама оказалось вполне успешным. С января по май объемы промышленного производства увеличились более чем на 13%, а рост ВВП в первом квартале составил чуть меньше 6%. По оценкам аналитиков Royal Bank of Scotland, в целом за год экономика страны должна увеличиться на 7%. Примерно такие же цифры называют государственные экономисты. В целом в Ханое полагают, что им удалось справиться с финансовым кризисом, теперь здесь пытаются решать другие проблемы — сократить дефицит торгового баланса и усмирить инфляцию, вызванную ростом цен на импортное сырье и девальвацией национальной валюты. В марте цены поднялись на 9,4% по сравнению с аналогичным периодом годом ранее, в апреле — на 9,3%. В этой ситуации вьетнамские власти решили ограничить рост банковских кредитов в 2010 году уровнем в 25% (в 2009-м — 37%), не исключено и повышение базовой процентной ставки с нынешних 8%.

Проблему торгового дефицита решить сложнее: все первые месяцы этого года импорт рос значительно быстрее экспорта. Вьетнамские власти дважды девальвировали национальную валюту за последние восемь месяцев, чтобы поддержать экспортеров, но рост внутреннего потребления привел к резкому увеличению спроса на импортную продукцию. Кроме того, значительную долю (около 60% в 2009 году) во вьетнамском экспорте занимают уголь и сырая нефть, спрос на которые во время кризиса упал даже больше, чем на промышленные товары. Этот рынок не восстановился до сих пор. Так, за первые месяцы 2010 года экспорт нефти из Вьетнама был на 50% ниже аналогичных прошлогодних показателей.

Понятно, что вьетнамские власти заинтересованы в изменении структуры экспорта, благо у них перед глазами пример Китая. Впервые о Вьетнаме как о новой мировой фабрике заговорили в 2007 году, еще до начала кризиса. Тогда власти КНР приняли целый ряд законов, резко осложнивших положение иностранного бизнеса в стране. Новое экологическое законодательство делало невыгодным ряд вредных производств в развитых восточных и южных районах Поднебесной. Трудовой кодекс давал слишком много прав трудящимся, которых теперь было очень сложно уволить, кроме того, при увольнении им полагалась значительная компенсация. Были отменены и сокращены налоговые льготы по целому ряду товаров, в том числе по пластику, текстилю и обуви. В беседах с корреспондентом «Эксперта» владельцы фабрик на юге Китая жаловались тогда на нехватку рабочей силы, которая к тому же стала необычайно мобильной и информированной. «Теперь у каждого мигранта есть сотовый телефон, поэтому о повышении зарплаты на соседней фабрике он узнает уже на следующий день и требует от меня того же», — жаловался корреспонденту журнала гонконгский владелец завода по производству электроники в провинции Гуандун.

Многие компании оказались перед непростым выбором — переносить производство в глубинные провинции Китая или вовсе уходить из страны. Многие тогда собирались переносить производства во Вьетнам, но не все успели: начался кризис, тысячи предприятий просто закрылись, выжившие существенно снизили объемы производства. Показателен пример того же Foxconn — еще в конце 2007 года эта тайваньская компания объявила о том, что собирается инвестировать 5 млрд долларов в течение пяти лет в строительство заводов во Вьетнаме. Но с начала кризиса эта программа была резко сокращена, Foxconn успела построить лишь два завода на севере страны, вложив немногим более 20 млн долларов.

Так же повели себя и другие крупные и средние компании. «Многие тайваньские корпорации, которые планировали активно работать во Вьетнаме, пересмотрели свои планы развития», — рассказывает председатель Тайваньской торговой палаты во Вьетнаме Хуан Цзяньлин.

Подтянуть инфраструктуру

Сегодня острая фаза кризиса уже позади, и перед бизнесом вновь встает задача развития. Ситуация на юге Китая только ухудшилась, найти рабочую силу здесь с каждым месяцем все труднее, многие мигранты из центральных районов страны предпочитают искать работу ближе к дому, где жизнь дешевле, проще и понятнее. При этом, по данным опроса, проведенного в апреле это года компанией Booz&Co совместно с Торговой палатой США в Шанхае, лишь 16 из более 200 крупных иностранных компаний с производственными мощностями в КНР собираются полностью уходить из страны, и это вполне объяснимо. За последние два года Китай превратился из фабрики в очень перспективный рынок, и производить товары для самих китайцев выгоднее внутри страны.

Но все больше компаний задумывается и о диверсификации производства: продукция, произведенная в Китае, в любой момент может попасть под торговые санкции. Обычно речь идет о системе «Китай+1» или «Китай+2», когда некоторая часть заказов размещается на фабриках за пределами КНР. «За последний год мы увеличили долю некитайских заказов с 10 до 20 процентов», — рассказывает владелец гонконгской компании Smart Factory Энди Хов.

В этой ситуации Вьетнаму приходится конкурировать не с самим Китаем, а с другими развивающимися странами ЮВА за право стать прицепленной к КНР «единичкой». Главные конкуренты — Таиланд, Камбоджа, Индонезия. Основные плюсы Вьетнама — близость к КНР, схожая политическая система, наличие дешевой рабочей силы. «Мы надеемся, что политическая нестабильность в Таиланде привлечет к нам инвесторов, которые раньше работали там», — говорит директор Европейской торговой палаты в Хошимине Трам Нгуен. Вьетнамская рабочая сила дороже камбоджийской, но дешевле тайской и китайской (если говорить о развитых восточных и южных провинциях КНР).

Одной из главных проблем остается отсутствие инфраструктуры — дороги во Вьетнаме узки и с трудом пропускают даже имеющийся транспорт, есть проблемы с портами. «Стоимость поставки из Хошимина в Лос-Анджелес на 30 процентов выше, чем из Гонконга. Это связано с тем, что во вьетнамский порт не могут входить крупнотоннажные суда и груз приходится перегружать несколько раз», — утверждает аналитик China Intelligence Online Майкл Макдональд. Другие компании жалуются на очереди на погрузку, из-за чего не всегда удается отправить товар в срок, особенно в горячий сезон.

Решить инфраструктурную проблему на китайский манер одним могучим рывком здесь не получится — в отличие от Китая у Вьетнама нет значительных валютных накоплений и в целом возможностей для серьезных государственных трат, поэтому властям приходится прибегать к услугам частного бизнеса почти во всех своих начинаниях. Обычно это происходит в форме частно-государственного партнерства: местные власти привлекают частные компании к инфраструктурным проектам в обмен на налоговые или иные преференции или просто выгодные участки земли и объекты недвижимости.

Есть у Вьетнама и еще один козырь. «На Вьетнамском экономическом форуме в декабре прошлого года я впервые услышал, как крупные бизнесмены всерьез говорили о вьетнамском рынке как о причине для начала производства внутри страны», — рассказывает «Эксперту» управляющий директор вьетнамского представительства Nielsen Дарин Вильямс. Вьетнам активно пытается продать инвесторам свое население — 86 млн человек, половине которого нет 30 лет. При этом лишь 15% торговли в стране идет через современные розничные каналы, 85% осуществляется на организованных и стихийных рынках.

Китай и США

«В конце декабря я ездила в Китай, и меня попросили во вьетнамской юридической ассоциации навести справки о том, как подобная структура организована в КНР, чтобы затем скопировать», — рассказывает «Эксперту» юрист вьетнамского офиса французской юридической компании Gide Loyrette Nouel У Тхи Цюэ. Китай действительно служит Вьетнаму главным образцом для подражания. С китайских списаны многие вьетнамские законы, да и сама логика экономических реформ с преференциями для иностранных инвесторов и постепенной приватизацией государственных компаний.

«Китайские компании приходят во Вьетнам, потому что хотят себя почувствовать иностранными инвесторами, в Китае для них не будет преференциального режима», — говорит председатель Торговой палаты КНР в Хошимине Сунь Янь. Правда, отношение к китайцам во Вьетнаме все еще крайне настороженное. Когда два года назад вьетнамские власти разрешили китайской компании Chinalco разрабатывать крупное месторождение бокситов в центре страны, это вызвало взрыв возмущения во вьетнамском обществе, в результате китайскому алюминиевому гиганту пришлось отложить проект. В то же время подобное соглашение с австралийской Alcoa прошло почти незамеченным.

«Это как футбол: неинтересно играть, когда одна команда вообще ничего не умеет, ну то есть другой команде играть неинтересно», — как и все американцы, исполнительный директор Торговой палаты США в Хошимине Херб Кочрэн любит спорт и выбирает пример, понятный мне — европейцу. Он рассказывает о том, как торговая палата по просьбе Госдепа США наняла вьетнамскому правительству лоббиста в Вашингтоне, который смог выторговать для местных компаний льготные правила импорта. «Мы его оплатили, собрали с каждого члена небольшую сумму. А то бы у них не было ни одного шанса, силы все же должны быть примерно равны», — утверждает он. В 2001 году Вьетнам и США подписали соглашение о двусторонней торговле, которое облегчило доступ американских компаний на вьетнамский рынок — за четыре года до вступления Вьетнама в ВТО.

Вьетнам редко становится объектом критики со стороны США. «Иногда в Конгрессе пытаются поднимать вопросы, связанные с правами человека во Вьетнаме, но в Госдепе стараются сглаживать углы и не допускать охлаждения отношений», — рассказал «Эксперту» информированный сотрудник консульства США в Хошимине.

В целом роль зарубежного капитала во Вьетнаме крайне важна — на него приходится треть всех инвестиций в основные активы и почти половина экспорта из Вьетнама в третьи страны. Неудивительно, что к иностранному бизнесу стараются прислушиваться: министерства регулярно проводят встречи с представителями торговых палат. «Я был на паре таких мероприятий, разговор шел очень предметный», — говорит сотрудник вьетнамского офиса одной из крупных американских компаний. Консультации между иностранным бизнесом и правительством проходят и во время экономических форумов, которые проводятся два раза в год — зимой и летом. Также каждый новый законопроект направляется в торговые палаты для внесения предложений или изменений. «Обычно государство идет навстречу по восьми из десяти наших предложений», — говорит Херб Кочрэн.

В ближайшие годы роль иностранного капитала во Вьетнаме должна еще больше вырасти. Согласно условиям вступления в ВТО, уже в следующем году для зарубежных компаний откроют телекоммуникационный сектор, будут ослаблены требования к ним. Ждут иностранные инвесторы и продолжения приватизации, начатой в конце 90-х и фактически замороженной в середине нулевых. «Сегодня вьетнамское правительство уже обсуждает с потенциальными иностранными инвесторами условия будущей приватизации», — говорит генеральный директор инвестиционного фонда PXP Asset Management Кевин Сноуболл. В руках государства остается еще около двух тысяч самых крупных компаний в сфере строительства, транспорта, коммуникаций.

Ханой—Муйне—Хошимин—Гонконг

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики