«Пустышки» финпола

«Пустышки» финпола

Прошедшая неделя ознаменовалась новостями по трем громким делам с фронта борьбы с мошенничеством и нарушениями в финансовой сфере. Как заявил официальный представитель Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция) Мурат Жуманбай, «проводимая совместно органами финансовой полиции и АФН проверка деятельности Банка ЦентрКредит на стадии завершения. На сегодняшний день АФН каких-либо нарушений банковского законодательства в деятельности банка не обнаружило». Основанием для внеплановой проверки послужило анонимное письмо, содержавшее обвинения в нарушении банком кредитной политики.

Ранее в своем пресс-релизе банк выразил сомнения в законности проводимой проверки, поскольку она «противоречит требованиям закона, который допускает вмешательство финансовой полиции и проверку с ее стороны только на основании писем и заявлений, имеющих идентифицированного автора». Напомним, что крупными акционерами БЦК являются южнокорейский Kookmin Bank (41,93% акций), Бахытбек Байсеитов (25,11%) и Международная финансовая корпорация (IFC) с долей 10%.

Второй «пустышкой» финпола оказалось дело, заведенное против известного своей эпатажностью экс-руководителя Евразийского и Альянс банков Жомарта Ертаева. Арестован банкир был девять месяцев назад по обвинению в хищении ни много ни мало 1,1 млрд долларов: финпол заподозрил его в незаконной выдаче кредитов офшорным компаниям. Однако виновных в хищении миллиарда финполовцы так и не нашли, а следствию пришлось отказаться от прежних обвинений в адрес экс-главы Альянс Банка. Теперь ему предъявляется лишь нарушение законодательства о бух­учете и финансовой отчетности. Однако «меру пресечения» Медеуский районный суд ему пока не изменил. Опальный банкир (как и бывший главный бухгалтер Абылкасым Момырбеков) остается в СИЗО, поскольку ими «не возмещен причиненный банку ущерб».

Прокуратурой прекращено и уголовное дело в отношении руководства консорциума Karachaganak Petroleum Operating (KPO), возбужденное финполом по факту мошенничества. Как сообщалось, финансовая полиция возбудила уголовное дело в отношении руководства KPO по факту хищения 187 млрд тенге «путем завышения своих расходов по добыче нефти на указанную сумму за 2002—2007 годы и реализации нефти своим получателям на эту сумму». Но это лишь одно из целого ряда дел, заведенных против КРО: в последнее время в консорциуме проводятся проверки, охватывающие вопросы своевременности уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет республики в период с 2005 по 2009 годы, соблюдения природоохранного, трудового и миграционного законодательств Казахстана. Так, еще в январе текущего года заведено дело в отношении должностных лиц казахстанского филиала КРО по статье «Незаконная предпринимательская деятельность». В ходе проверки было установлено, что в 2008 году консорциум сверх утвержденной Министерством энергетики и минеральных ресурсов годовой программы работ извлек из недр 1,1 млн тонн нефти и 94 тыс. тонн конденсата, получив незаконный доход на сумму свыше 104 млрд тенге.

Напомним, что транснациональный консорциум КРО ведет разработку Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения согласно подписанному с правительством Казахстана в 1997 году и рассчитанному на 40 лет Окончательному соглашению о разделе продукции (ОСРП). В настоящее время Карачаганак обеспечивает более 45% общей добычи газа и 17% общего объема добычи жидких углеводородов в стране и является единственным крупным углеводородным проектом, в котором нет доли Казахстана.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее