В тылу друзей

Хотя казахстанские компании опасаются Таможенного союза, он на самом деле поможет им выйти на российский и белорусский рынки; при этом административные барьеры не позволят россиянам захватить рынок РК

В тылу друзей

Отечественный бизнес окончательно свыкся с мыслью, что Таможенный союз, в котором с 1 января этого года Казахстан участвует вместе с Россией и Беларусью, это данность, которую лучше воспринимать позитивно, потому что противиться данному политическому решению попросту нет смысла. Несмотря на то, что российско-казахстанская граница перестанет быть таможенным барьером лишь после 1 июня 2011 года, наши игроки уже готовятся выйти на российский рынок. Благо, положительный опыт имеется: более полусотни наших компаний уже успешно присутствуют в различных отраслях обрабатывающей промышленности на территории РФ. Вопреки страхам тех, кто работает на внутреннем рынке РК, «союзное» сосуществование сулит казахстанскому бизнесу незначительное обострение конкуренции. При этом у компаний, «сидящих» на импорте продукции и комплектующих в РК, есть время переориентироваться на Россию и Беларусь или расширить потребительскую аудиторию за счет приграничных российских областей.

Импорта бояться — в ТС не вступать

Поговорив с бизнесменами, можно составить целый перечень фобий, связанных с Таможенным союзом. Существует мнение, что казахстанский бизнес и так неконкурентоспособен, а внутри общей таможенной границы он и вовсе потеряет свои позиции. Причина — низкий научно-технический уровень, кадровый дефицит и доставшаяся в наследство от КазССР сырьевая направленность экономики. В результате зависимость Казахстана от импорта во многих отраслях реального сектора экономики достигает 80% (особенно в части машин и оборудования, а также текстиля). При этом до создания Таможенного союза доля российского импорта стабильно составляла чуть более трети. Главными статьями российского импорта была продукция обрабатывающей промышленности. Казахстанский импортировал в Россию всего 8%, а по структуре — это первые переделы продукции горно-металлургического комплекса. Один из наиболее пессимистичных сценариев: российские гиганты придут в Казахстан и, используя свое преимущество в более низких издержках производства, устроят на местном рынке демпинг на какое-то время. Когда казахстанские конкуренты выдохнутся в гонке понижения цен, россияне без особых проблем займут рынок и вновь поднимут цены.

Но это из разряда гипотез. Но уже сегодня заметное неудобство казахстанским предприятиям доставляет единый таможенный тариф (ЕТТ), на который три страны перешли с начала текущего года. Спустя почти полгода работы ТС импортеры уже успели почувствовать, как стало невыгодно завозить комплектующие или готовую продукцию из-за рубежа Таможенного союза. В начале этого мая мажилисмен Аманжан Жамалов посчитал, что с учетом ЕТТ расходы на таможенные выплаты крупнейшего казахстанского авиаперевозчика — компании «Эйр Астана» — могут составить 276 млн долларов, что за пять лет сделает авиакомпанию убыточной. А в результате — убытки государственной казне. По словам премьер-министра РК Карима Масимова, весь импорт вырастет в цене в среднем на 2%. Однако, например, для импортеров автомобилей пошлина (она рассчитывается пропорционально объему двигателя) может превысить саму стоимость.

Случай с «Эйр Астаной» показателен еще и в том плане, что потребности ряда компаний невозможно удовлетворить за счет «внутритаможенных» аналогов. «Ведущие перевозчики Таможенного союза уже перешли на западную авиационную технику. На сегодняшний день российский авиапром не в состоянии удовлетворить их потребности», — резюмировал г-н Жамалов.

Успокойтесь, нас уже «съели»

Отдельные издержки от ТС уже налицо. Но вот стоит ли ждать порабощения казахстанкой экономики российским бизнесом? Видимо, нет.

Во-первых, эта экспансия россиян на наш рынок началась довольно давно, но казахстанский бизнес все еще подает признаки жизни. «Все российские крупные компании уже представлены в Казахстане, никаких препятствий <для них> нет. И ничего кардинально не изменится», — полагает президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности РК, директор Алматинской мебельной фабрики Михаил Глухов. Впрочем, и сами представители российского бизнеса отмечают, что они уже заняли те рынки, которые физически (учитывая, главным образом, издержки, связанные с транспортировкой продукции) могли занять. По словам руководителя отдела Торгового представительства РФ в Алматы Вадима Вержбицкого, крупные казахстанские сырьевые предприятия давно действуют в условиях мирового рынка, и Таможенный союз мало что привнесет в практику их функционирования. А ведь именно они являются двигателями экономического роста, тогда как на малый и средний бизнес (МСБ) приходится чуть более 30% ВВП, и этот показатель из года в год падает именно на фоне подъема в добывающей промышленности. Надо учесть, что большая часть МСБ традиционно занята в сфере услуг, а ведь парикмахеры и автослесари к нам вряд ли будут импортироваться из России.

Во-вторых, те, кто должен был бы столкнуться с наибольшими трудностями после создания ТС — казахстанские компании-производители — только приветствуют создание Таможенного союза. Г-н Глухов признает, что казахстанская деревообработка недоразвита, но полагает, что ТС создает условия для ее роста. «Я не думаю, что наши мебельщики погибнут с приходом россиян. Мы будем развиваться, расти. В Алматы только сейчас работает более трех тысяч фирм по производству мебели, и они будут отстаивать рынок», — уверен он.

«Конкуренции и сейчас достаточно на казахстанском IT-рынке, и мы уже привыкли к конкурентной среде, — говорит корпоративный директор Glotur Production, производящей компьютеры, Юрий Кулиняк. — Здесь рынок складывался годами, и новым игрокам будет тяжело». Г-н Кулиняк прогнозирует: «Если новые игроки придут, им также нужно будет налаживать сеть, выстраивать бизнес, и на это уйдет не один день. Потребуются также большие финансовые затраты на рекламу и пр. Новые российские игроки скорее всего будут создавать совместные предприятия или покупать бизнес здесь, со сложившейся инфраструктурой».

Роста конкуренции ожидают и машиностроители. По словам коммерческого директора АО «Алматинский завод тяжелого машиностроения» Руслана Габдульманова, он ждет, что на казахстанский рынок придут ОАО «Уралмаш», ОАО «ИЗТМ», ОАО «ЮМЗ», ОАО «Тяжмаш». Президент усть-каменогорского АО «АЗИЯ АВТО» Ержан Мандиев соглашается: «Проникновение российских игроков, безусловно, усилит ценовую конкуренцию. Но мы к ней были готовы еще в минувшем году — средняя стоимость казахстанских автомобилей не уступает российским аналогам в привлекательности». Кроме того, он надеется на разветвленную дилерскую сеть компании на территории РК — россиянам таковую еще только предстоит создать.

У отечественного производителя есть и еще один немаловажный козырь — его готовы поддержать местные власти. Не зря ведь правительство в последние два года внимательно контролирует уровень казахстанского содержания в товарах и услугах (всего по стоимости порядка 20 млрд долларов в год, по структуре 25% — товары, 75% — услуги). Отметим, что требования по казсодержанию касаются лишь госорганов, государственных активов (АО «Фонд национального благосостояния “Самрук-Казына”») и иностранных компаний, заключивших с казахстанским правительством контракты на извлечение ресурсов. Причем за иностранцами следят внимательно: в конце минувшего марта Министерство нефти и газа РК обратило внимание иностранных недропользователей на низкий уровень казсодержания (до 10%). Тогда же из слов представителя ведомства Канатбека Сафинова стало понятно: Казахстан скорее пойдет на расторжение контрактов, чем оставит свой бизнес ни с чем. Требования казсодержания становятся решающими и для создания совместных производств в Казахстане: российский производитель сельхозтехники ОАО «Ростсельмаш» вот уже несколько лет не может запустить свое производство в РК. В числе проблемных вопросов, связанных с открытием производства, один из главных — казсодержание, которое «Ростсельмаш» не может обеспечить на должном уровне, ведь важнейшие комплектующие производятся вне границ не только Казахстана, но и всего ТС.

Главное же — сам российский бизнес пока не собирается в своей массе расширять присутствие на нашем рынке. Хотя положительный эффект от ТС все же ожидает. Замдиректора по маркетингу ОАО «Племенной птицеводческий завод “Свердловский”» Алексей Подоляко рассказывает: «В Казахстан мы уже несколько лет возим нашу племенную продукцию — живых суточных цыплят. В силу разных причин машины простаивают на таможне по 6—8 часов. Приходится цыплятам вводить физраствор, чтобы они были более жизнестойкие. Надеемся, что прохождение поста сократится хотя бы до полутора часов, в этом случае на расстояние до двух тысяч километров мы не будем колоть цыплятам физраствор — а это освобождение от работы на полдня, снижение расходов на материал».

С ним согласен первый замгендиректора южноуральского государственного унитарного предприятия «Агентство по развитию рынка продовольствия» Вячеслав Вегнер: «Радикальных изменений, в том числе цен на продукты, мы не ожидаем, поскольку с Казахстаном мы давно работаем по поставкам зерна… Единственное — произойдет изменение таможенного режима, упростятся и станут короче процедуры по оформлению покупки зерна, которые сейчас затягиваются до месяца. Мы это, конечно, приветствуем».

Наша подача

Справедливости ради заметим, что казахстанский бизнес конкурирует с российским не только в Казахстане, но и на территории самой России (см. таблицу 2). По словам председателя правления АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST» Меиржана Майкенова, в ближайшее время на российский рынок со своей продукцией планирует выйти целый ряд компаний**. А, например, ГП «Агропродукт» планирует приобрести в РФ завод по производству молочной продукции для выпуска продукции под казахстанским брендом и дальнейшей ее реализации на территории России.

Выход на российский рынок отвечает стратегии роста некоторых компаний. «Наше предприятие строит два новых производства в Астане и Шымкенте, охват рынка в 170 миллионов человек обеспечит устойчивое развитие и реализацию производимых лекарственных средств и тем самым позволит как можно быстрее окупить свои затраты на расширение производства», — рассказывает гендиректор АО «Химфарм» Рустам Байгарин. Увеличить поставки в РФ и Беларусь на 15—20% планирует и АЗТМ (на сегодня экспортирует в эти страны около 80% продукции).

О решении этих же проблем говорят те участники рынка в РК, которые не планируют роста экспорта. «В 2009 году импорт сырья составил 51%. С вхождением в единый ТС наша компания получает экономию в части затрат на брокерские услуги, таможенные сборы и оформление декларации», — прогнозирует гендиректор ТОО «Казфосфат» Мукаш Искандиров. Ожидает снижения бизнес-издержек и представитель JTI Gallaher Kazakhstan Олжас Бибанов: «В долгосрочной перспективе мы видим положительный эффект, связанный прежде всего с унификацией нетарифных мер (в частности, технического регулирования). Мы предполагаем, что временные и административные издержки либо исчезнут, либо сократятся до минимума».

Логистика о двух концах

Подводя итог, можно сказать — Таможенный союз не изменит нашу жизнь радикально ни в худшую, ни в лучшую сторону. Компании, работающие на смежных рынках, несколько сократят издержки. Новые игроки будут появляться постепенно. При этом условия работы, предоставляемые казахстанской стороной, не позволят россиянам монополизировать рынок: им помешают требования по казахстанскому содержанию, роль которых, похоже, будет расти пропорционально исчезновению протекционистских мер внешнего характера (например, заградительных пошлин, право на которые у Казахстана никто не отнимал). К тому же не стоит недооценивать конкурентоспособности отечественной продукции. «Не думаю, что российские компьютеры будут дешевле или лучше наших. Все будет завесить от маркетинга и доверия клиентов к компании. Россиянам есть смысл выходить на наш рынок, если они откроют какое-то сборочное производство здесь», — полагает Юрий Кулиняк.

Ожидать гибели фирм, специализирующихся на импорте, не приходится: по большинству товаров пошлины повысятся на несколько процентов, что существенно не повлияет на их стоимость, а значит, и спрос на них не упадет. В крайнем случае импортеры снизят свою маржу. С другой стороны, для них открываются новые возможности для реализации китайской продукции в приграничных Казахстану российских регионах.

В подготовке материала участвовали Василий Калабин, Тулкин Ташимов

Статьи по теме:
Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор