Мимо ворот

Редакционная статья

Мимо ворот

В наше время футбол — это игра миллионов и даже миллиардов. В начале уходящего мая генеральный секретарь Международной федерации футбола (ФИФА) Джером Вальке заявил, что предстоящий в июне-июле этого года чемпионат мира в ЮАР принесет этой стране 3,3 млрд долларов дохода от коммерческой деятельности, а чистая прибыль, которую получит Претория, исчисляется в 1,1 млрд. Причем, по планам чиновников ФИФА, южноафриканский чемпионат будет еще не самым прибыльным в истории. Но не может быть, что только за прибылью гонятся Англия, Австралия, Россия, США, Португалия и Испания, Бельгия и Нидерланды, подавшие заявки на проведение очередного чемпионата мира в 2018 году. Конечно же, футбол (как и любой спорт) — это визитная карточка страны, символ ее престижа. Но при всем том сегодняшний футбол — это гигантская бизнес-индустрия. Продается как само зрелище (футбольные трансляции и билеты на матчи), так и отдельные его части (атрибутика, постеры).

Однако в Казахстане футбол как бизнес воспринимают немногие. Профессиональные команды в большинстве своем висят на балансе чиновников или крупных компаний. В отсутствие рыночной конкуренции у них нет стимула повышать уровень своего мастерства. Нередко вход на стадион, где проходят игры казахстанских команд, бесплатный, а посещаемость матчей национальной сборной напрямую зависит от именитости соперника. Массовым футболом, куда должны быть вовлечены дети и юношество (в одной из программ УЕФА массовый футбол назван основой пирамиды всей футбольной индустрии) в нашей стране государство с советских времен не занимается. В итоге на сегодняшний день мы имеем разваленную и дезорганизованную спортивную инфраструктуру, дефицит квалифицированных детских тренеров. А без развитого массового футбола неоткуда брать профессионалов для клубов и национальной сборной. Главная проблема в том, что футбол — это мощная идеология, основу которой составляют сильная личность и командный дух (по-немецки teamgeist — именно такое имя дали официальному мячу прошлого чемпионата мира 2006 года в Германии), воля к спортивной победе, стремление к материальной выгоде и здоровый образ жизни. «Футбол не является видом спорта для избранных. Выйти на поле может кто угодно вне зависимости от роста, тело­сложения, цвета кожи или вероисповедания. В футболе мы имеем дело с настоящей спортивной демократией. Дети учатся новому с пользой для собственного здоровья, доказывают свою силу в честной спортивной борьбе. Игра является великолепным инструментом для психического и физического развития», — отметил на одном из недавних семинаров по массовому футболу технический директор УЕФА Энди Роксбург. А вот некоторые казахстанские спортивные эксперты, в шутку или всерьез, идут дальше г-на Роксбурга: по их мнению, футбол вполне подходит на роль национальной идеи. Да только мощь этой всеми признанной идеологии у нас не используют на все сто.

В РК реформы, связанные с футболом, пока идут достаточно вяло, а самым крупным событием стал переход в 2002 году Федерации футбола Казахстана (на тот момент Футбольного союза) из Азиатской футбольной конфедерации в УЕФА. При этом в Казахстане (как, например, в Украине и России, которые также являются членами УЕФА) до сих пор нет государственной программы развития «спорта номер один», а значит, и нет экспертного исследования, где было бы четко определено, какое количество спортивных площадок требуется построить и число детских тренеров привлечь за конкретный промежуток времени. Но мало того, что государство никак не покровительствует массовому футболу, как отмечают многие эксперты из футбольной среды, в РК нет закона о спонсорстве, поэтому и состоятельным членам общества не с руки оказывать поддержку юным футболистам. Пока развитие массового футбола в Казахстане происходит благодаря отдельным энтузиастам, которым, несмотря ни на что, даже такой наш футбол пока еще нужен.