Отобрать или подождать?

Банки готовы идти навстречу компаниям-дефолтерам, но только при условии функционирующего бизнеса. Пока ситуация на рынке недвижимости для реализации залогов неблагоприятна, продажа залогов будет рассматриваться кредиторами как крайний вариант

Отобрать или подождать?

На фоне реструктуризации долгов банков поднимается проблема реструктуризации долгов корпоративных клиентов банков. Списание долгов банков накладывает отпечаток и на отношение заемщиков к погашению кредитов. В период неопределенности с исходом ситуации в БТА и Альянс банках их топ-менеджмент постоянно заявлял о том, что даже платежеспособные клиенты приостановили обслуживание займов.

Корпоративные заемщики, как крупный бизнес, так и компании малого и среднего бизнеса, и в «тучные» времена не могли по тем или иным причинам расплатиться с долгами и банкротились. В кризис же это воспринимается как данность. Тем не менее на фоне кризиса и сократившегося совокупного спроса проблемы испытывают даже некогда успешные компании.

«Проблема компаний-дефолтеров актуальна в экономике Казахстана. Среди корпоративных клиентов имеются и крупные заемщики банка, которые не в состоянии своевременно отвечать по своим обязательствам перед банком ввиду наличия объективных причин, связанных прежде всего со снижением спроса, платежеспособности потребительского сегмента, ростом цен на сырье и так далее. Указанные факторы приводят к ослаблению рыночной позиции отдельно взятой компании и, как следствие, оказывают негативное влияние на формирование рыночных показателей той или иной отрасли экономики, в которой присутствует данный клиент», — говорит директор департамента по работе с корпоративными клиентами № 2 Народного банка Тазагуль Ермекбаева.

О недостатке хороших заемщиков сегодня не говорит только ленивый. Это объясняет, почему при накопленной в банках ликвидности кредитование остается на неприлично низком уровне. «Объемы кредитования находятся на уровне конца 2004 года. Очевидно, это связано с нежеланием банкиров осуществлять какую-то кредитную экспансию в нынешних экономических условиях в связи с недостатком хороших заемщиков, — сказал на IV ежегодной конференции рейтингового агентства Fitch Ratings младший директор аналитической группы по финансовым организациям Fitch Максим Миллер.

Чтобы начать выдавать новые кредиты, пусть и краткосрочные, банкам необходимо каким-то образом избавиться от неработающих кредитов, отягощающих баланс банка и оказывающих давление на его капитал.

Никто не хочет прогадать

«Из тех вызовов, с которыми мы сегодня сталкиваемся, самые сложные — это долги корпоративных заемщиков. Речь идет о средних и крупных предприятиях, которые из-за большой долговой нагрузки на фоне сократившегося спроса не могут обслуживать тот долг, который у них сегодня накоплен», — отметил председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» (БЦК) Владислав Ли на вышеупомянутой конференции Fitch.

Если компания является заемщиком банка и при этом не платит по счетам, то у нее есть существенный риск обращения взыскания по кредиту на имущество компании и, как следствие, потери бизнеса. Более того, банки так бы и поступали, будь у них уверенность в том, что залоговое имущество можно успешно реализовать и покрыть полученным доходом всю сумму долга заемщика.

Но спрос на недвижимость неустойчив, а рыночная цена существенно ниже, чем цена залога на момент выдачи кредита. Это заставляет банки использовать механизм реализации залогового имущества только в крайнем случае — когда денежных потоков и перспектив развития бизнеса нет. «Реализация залогов компаний-дефолтеров осуществляется во всех случаях, когда банк четко понимает, что у компании отсутствуют источники погашения задолженности и реструктуризация долга не повлияет на способность компании погасить свой долг в разумные сроки», — утверждает Тазагуль Ермекбаева. То есть банк тщательно взвешивает и решает, что ему выгоднее — продать залоги с молотка с дисконтом или подождать.

«Поскольку в практике казахстанского банковского дела делался большой акцент на недвижимость в качестве обеспечения, то с учетом падения цен многим банкам экономически невыгодно идти на судебную реализацию залога и инициировать процедуру банкротства. По этой и многим другим причинам банки стараются найти компромиссное решение и пойти навстречу заемщику», — говорит аналитик компании «Тройка Диалог Казахстан» Айнур Медеубаева.

Тактика кредитора

Каких-либо отличий в методике работы с крупными клиентами или с клиентами из сектора МСБ нет. По словам г-жи Ермекбаевой, исходя из сложившейся на сегодняшний день практики работы с клиентами, при допущении ими дефолта по своим обязательствам банком в первую очередь рассматривается возможность реструктуризации долга: уменьшение суммы платежей, предоставление льготного периода, пролонгация и т.д. При этом все решения по отношению к каждому клиенту принимаются в индивидуальном порядке.

Факторы, влияющие на принятие решения по проблемному займу, могут включать специфику отношений «банк — клиент», кредитную историю клиента, его общее финансовое состояние и прогнозы, рыночную/ликвидационную стоимость залогов, дополнительные гарантии от собственников бизнеса, рыночную ситуацию по бизнесу и так далее.

Сама процедура переговоров не прописана ни в одном из внутренних документов банков, а сотрудники стараются использовать все разрешенные законодательством инструменты. «Никаких особых процедур и правил у нас нет, мы действуем при работе с дефолтными компаниями, так же, как и другие банки, согласно действующему законодательству РК», — пояснил сотрудник одного из казахстанских банков на условиях анонимности. В любой реструктуризации обязательств есть несколько возможных опций — обмен долга на капитал, списание части долга и продление сроков.

Обменивать долг на капитал также предложил в начале этого года и глава БЦК. По его словам, можно дать возможность дефолтным предприятиям реструктурировать задолженность путем ее обмена на долю в капитале компании. Такие действия позволили бы сократить задолженность компании и одновременно допустить банкиров к эффективному управлению финансовой позицией компании. Несмотря на свою логику, это предложение противоречит Базельским стандартам банковской деятельности, которых придерживаются казахстанские регуляторы. И, соответственно, вряд ли мы увидим практическую реализацию этой идеи. «В этом предложении есть здравый смысл, так как при обмене долга на капитал компании долговая нагрузка компании существенно сократится, что может положительно повлиять на финансовое состояние компании. Однако данный вид операции не должен осуществляться непосредственно банками. Необходимо искать иных инвесторов, в том числе в лице государства», — считает г-жа Ермекбаева.

Списание части долга также является неприемлемым для банкиров. Такой инструмент рассматривается только в случае, если уже была проведена досудебная и судебная реализация имущества и невозможно взыскать недостающие средства у кредитора. «Банк готов рассматривать просьбу о реструктуризации, однако о списании задолженности речь не идет, — говорит директор департамента риск-менеджмента Казкоммерцбанка Рустам Набиров. — Решение о реализации залогов может приниматься в случае, когда становится понятно, что любая возможная реструктуризация не позволяет бизнесу выживать».

По пути реструктуризации предпочитают идти все банки. Продление сроков, предоставление льготного периода, во-первых, обеспечивает банкам некоторое улучшение качества кредитного портфеля и снижает давление на капитал, во-вторых, подобное послабление заемщику будет очень кстати и лояльность клиента повысится.

Методы работы банков не отличаются и в случае, если дефолт допущен по ценным бумагам. «Процедуры по взысканию задолженности с заемщика банка применяются по стандартной форме независимо от категории предоставленного финансового инструмента», — говорит Тазагуль Ермекбаева.

Защита дефолтера

В условиях ухудшения финансового состояния да еще давления со стороны кредиторов пространства для маневра у дефолтеров практически не остается.

Реструктуризацию облигаций можно рассматривать как типичную реструктуризацию долгов, которую можно относить и на банковские кредиты. Согласно действующему законодательству реструктуризация обязательств небанковских компаний должна проходить при согласии 100% кредиторов. Соответственно, если с планом реструктуризации не согласен держатель даже одной облигации, то реструктуризация не состоится. В этой связи эмитент вынужден предоставлять кредиторам максимально выгодные предложения и отказываться от списания, от дисконта при немедленном выкупе и так далее.

Примечательна в этом плане ситуация с АО «VITA», которое в начале апреля огласило опции реструктуризации своих облигаций на KASE. Изначально планировалось предложить кредиторам опцию досрочного погашения облигаций с дисконтом 50%, но от нее позже пришлось отказаться. В итоге компания предложила кредиторам лишь пролонгацию облигаций с погашением в 2017 году. Также ей пришлось объявить дополнительное размещение капитала с привлечением не позднее 2013 года. Та же самая ситуация с АО «Азия Авто», которое намерено предложить стратегическому инвестору пакет в 25% + 1 акция на сумму 30—50 млн долларов.

Бумаги дефолтных эмитентов торгуются сегодня на крайне низком уровне. Так, например, облигации компании Vita пятого выпуска с погашением в 2013 году продаются сегодня на уровне 11,53% от номинала. А спрос на инфраструктурные облигации АО «Досжан темир жолы» стоит на отметке 40%.

Тут возникает еще одна проблема — выпуски корпоративных облигаций сконцентрированы в основном в руках крупных портфельных инвесторов, как институциональных, так и частных. При покупке они учитывали купонные платежи и погашения облигаций, но с накоплением в портфелях дефолтных облигаций самим инвесторам стала угрожать перспектива дефолта. Такую причину указывало, например, АО «Glotur», когда объявило дефолт. Пенсионные фонды и страховые компании также владеют некоторым пакетом дефолтных бумаг. При сокращении спроса на такие ценные бумаги реализовать крупный пакет очень сложно, тем более что спекулятивных инвесторов в стране почти нет.

«Ценные бумаги дефолтных компаний будут интересны для инвесторов в том случае, если компания допустила дефолт по причине временного спада в отрасли, которой она оперирует, и есть предпосылки для роста в этой отрасли. То есть все зависит от случая. Если инвестор будет понимать, что там есть перспектива для роста, то бумаги таких компаний ему будут интересны», — считает г-жа Ермекбаева.

Для дефолтера лучше всего договориться с кредитором. Иначе давление на капитал в результате формирования провизий и рост долгов в портфеле кредитора вынудят его применить жесткие меры по отношению к проблемному заемщику, будь то облигационный заем или банковский кредит. Для кредитора также очень важно и интересно договориться с заемщиком. При этом несмотря на растягивание сроков погашения кредитор не получает убытков. Помимо этого пролонгация или реструктуризация делает долг менее рисковым. В случае банковского кредита это повышает его качество и как следствие — позволяет формировать меньше провизий. А в случае облигаций — продать их при необходимости по более высокой цене и не вступать в длительную процедуру банкротства, реализации имущества должника. Но если бизнес дефолтера не приносит денежных потоков, то надеяться ему не на что.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности