Трезвый расчет

Кризис фондового рынка разбудил интерес к коллекционированию марочных вин

Трезвый расчет

Последние два года инвесторы не только изымали свои деньги из рисковых проектов, переводя из одного инструмента в другой, но и кардинально пересмотрели свою инвестиционную политику. Наиболее актуальными и прибыльными оказались инвестиции в дорогие эксклюзивные вина. Гурманы считают, что вино — это самая короткая связь с Богом, которая не только дарит наслаждение, но и может принести немалый доход. К примеру, бордоские вина 1982 года за последние шестнадцать лет принесли владельцам более 400% годовых. Спекулятивных инвесторов порадовал индекс Liv-ex 100 Fine Wine, отслеживающий стоимость ста пользующихся наибольшим спросом вин, который за первый квартал 2010 года вырос на 11,7%. В то время когда большинство индексов уходило в минус.

Не пей вина, Гертруда

Сегодня инвестирование в винные активы популяризируется во многих развивающихся странах, и Казахстан не исключение. Но в Казахстане культура инвестирования в вина, как правило, сводится к покупке нескольких ящиков дорогого напитка для собственных нужд. Эксперты уверены, что этот инструмент инвестирования не приживется среди казахстанцев, во-первых, это высокорискованные активы, во-вторых, не так много местных инвесткомпаний, готовых предложить такие услуги. А ведь в мировом масштабе вложение в вина или содержание винных погребов считается весьма удачным.

Вино является престижным направлением альтернативных инвестиций, однако стать полноправным участником этого рынка может не каждый. Для этого нужно не только большое желание, но и довольно солидный капитал. К примеру, британская компания OWS Asset Management предлагает клиентам инвестировать средства в свой «Фонд марочных вин». Минимальный размер вложений — 120 тыс. долларов. Другая британская компания привлекает суммы от 10 тыс. фунтов в свой Wine Investment Fund. Однако следует учитывать, что это закрытый фонд, и деньги забрать из него можно будет не раньше, чем через 5 лет. Fine Wine Fund и Vintage Wine Fund этой же управляющей компании — фонды интервального типа, и выводить средства можно будет ежеквартально, однако порог вхождения в эти фонды значительно выше — 100 и 130 тыс. долларов соответственно. Доходность таких капитало­вложений относительно невысока — от 10 до 25% годовых, но она себя оправдывает, учитывая простоту размещения средств в них. Высокий порог вхождения в этот бизнес, наверное, самый главный недостаток этого инвестирования. В то же время «винные активы» по сравнению с другими commodities менее спекулятивны и более прибыльны.

Как сообщает агентство Bloomberg, на протяжении 13 лет инвестиции в вино демонстрировали лучшие показатели доходности, чем в акции, входящие в расчет одного из ключевых американских индексов — Russell 3000. Профессор Ecole hoteliere de Lausanne Филипп Массэ и исследователь Университета Фрибура Жан-Филипп Вайскопф изучили более 400 тыс. сделок с наиболее активно торгуемыми на 144 аукционах винами, произведенными между 1981 и 2005 годом, и сравнили динамику цен на них с ценами на акции из индекса Russell 3000 в период с января 1996 года по январь 2009 года. Эксперты пришли к выводу, что созданный ими индекс превосходил результаты Russell 3000 во многом благодаря тому, что цены на вино были устойчивы во время спадов в экономике.

Все дороги ведут в Шато

Зарубежные эксперты уверены, что в странах, имеющих столь существенный нефтяной потенциал, как Казахстан, интерес к винным активам в ближайшие годы значительно возрастет. Ведь в отличие от золота или нефти запасы вин определенных марок весьма ограничены, и даже упав в какой-то период, стоимость их вновь вырастет по мере сокращения количества экземпляров, переживших кризис. А уж о том, чтобы запасы сокращались, позаботятся ценители тонкого удовольствия, предпочитающие использовать вина по прямому назначению.

Каждое вино с потенциалом от 50 до 100 лет планомерно, методично растет в цене, его количество уменьшается, оно переходит в разряд очень редких вин. Поэтому здесь прямое сравнение с классическими формами инвестиций не очень корректно. Но если это длинные инвестиции, на 10—20 лет, то есть другие цифры: допустим, вино «Шато Марго» урожая 1982 года за 10 лет выросло в цене в 9—10 раз.

Сегодня вложить средства в винные активы вполне реально. Однако действенных схем инвестирования не так уж много, учитывая, что лишь небольшая часть инвесткомпаний готова предложить такие услуги. С другой стороны, мировые ценители вин уже давно активно инвестируют через интернет. Помимо множества мелких аукционных компаний работает и специализированная винная биржа UVINE (www.uvine.com).

На сайте крупнейшей компании — винного брокера Berry Bros.& Rudd можно стать инвестором, что называется, в онлайн-режиме. Посетитель заполняет заявку на покупку алкогольного напитка, переводит деньги, а компания-брокер предоставляет хранилище для содержания коллекции инвестора. В любой момент по желанию инвестор может продать вино также через интернет.

Vintage Wine Fund был сформирован в феврале 2003 года и к концу 2006 года принес своим инвесторам 49,5%. В первые годы доходность была не очень высокой, а в 2006 году составила 23,97%. Почти 93% средств фонда инвестировано в бордоские вина, однако небольшие вложения сделаны также в итальянские, бургундские и некоторые другие вина.

В отличие от него Fine Wine Fund и Wine Investment Fund вкладывают деньги только в бордо. Fine Wine Fund, сформированный в августе 2006 года, уже к концу января заработал 8,5%. Доходность первого транша Wine Investment Fund с момента формирования в августе 2003 года по декабрь 2006-го составила 89,24%, а доходность последнего транша (с июня по декабрь 2006 года) — 12,56%. За свою работу управляющие всех фондов берут комиссионные: так, в Vintage Wine Fund и Fine Wine Fund комиссия за управление составляет 2%, а комиссия за успех — 15% от полученного дохода.

Список компаний, предоставляющих такие услуги, можно найти, например, на сайте журнала Decanter. На сайте также есть возможность «проиграть» всю ситуацию самостоятельно, составив свой виртуальный портфель и оценив доходность вложений.

Пути неисповедимы

В мире существует множество фондов, инвестирующих в вино. Они, как правило, вкладывают в «вина инвестиционного качества» в основном красные вина ведущих шато провинции Бордо. Среди вин есть своего рода «голубые фишки»: Latour, Margaux, Lafite, Mouton Rothschild, Haut-Brion. В портфелях винных фондов они обычно занимают до 75%. Остальная часть портфеля, как правило, инвестируется в «недооцененные» вина более низких категорий. Инвестиции осуществляются в белые вина провинций Бордо и Шампань, красные вина Бургундии, долины Роны, Италии, США, Австралии, Португалии. В основном вина приобретаются уже в бутилированном виде, начиная с урожаев 20—50-летней (Mid Maturity) и 10—15-летней (Early Maturity) выдержки. Вина более ранних урожаев в инвестиционном портфеле фондов редкость, так как прирост цены вина в этом возрасте стабилизируется.

Наиболее выгодными инвестициями в вина является их приобретение на самых ранних стадиях производства: sur souches (период созревания и сбора урожая винограда) и en primeur (ранняя стадия производства перед заливом в бочки, приходящаяся на апрель-июнь). К сожалению, частным инвесторам покупка вина лучших сортов на этой стадии недоступна — таковы правила французского винного рынка.

Тем не менее частные инвесторы могут реализовать другие успешные идеи, например купить «винные фьючерсы». Такая стратегия подразумевает покупки вин на стадии En Primeur (начиная с восьми месяцев после сбора урожая до двух с половиной лет, когда вино еще находится в бочках) и post- En Primeur (в период до пяти лет после сбора урожая, когда вино еще дозревает в бутылке и цена может расти максимально).

Первыми получают возможность приобрести фьючерсы на вино негоцианты, имеющие предварительную договоренность с виноделами. При этом количество предлагаемого вина весьма ограничено. При первичных продажах, проводимых после оценки независимыми экспертами, на рынок поступает лишь малая часть урожая. На втором этапе цена фьючерса возрастает на 30—40%, но даже тогда возможность приобрести еще не готовый напиток есть лишь у крупных негоциантов, таких как Christie’s, Farr Vintners, Corney & Barrow. Они затем перепродают свои контракты, значительно завышая цену, но даже при этом не отпуская больше нескольких ящиков вина в одни руки. Большая же часть продукции поступает на рынок только окончательно вызрев, будучи разлитой по бутылкам и, соответственно, значительно повысившись в цене.

Основной фьючерсный рынок вина расположен в Лондоне и Нью-Йорке. Англичане первыми открыли инвестиционные возможности французских вин. Именно в этих городах расположено большинство штаб-квартир компаний-негоциантов. Они закупают лучшие вина во Франции, Италии и Испании, составляют коллекции для вторичного рынка. В настоящее время «винные» аукционы проводятся также в Амстердаме, Женеве, Париже, Гонконге, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Сингапуре и Токио.

Если же сравнивать вложения в фонд с покупкой фьючерса, то доходность винных фондов в среднем составляет от 16% годовых с горизонтом инвестирования от пяти до семи лет. Со своей стороны, «винные фьючерсы», несмотря на высокие риски, в среднем приносят прибыль от 25% годовых. Знатокам вина и инвестиций остается лишь определиться с инвестиционной идеей и ждать новых урожаев.

На сегодняшний день рынок инвестирования в винные активы принадлежит международным инвесторам. Однако возрастающие вкусы и потребности, скорее всего, в ближайшее время породят и в нашей стране касту любителей и ценителей эксклюзивных вин, готовых инвестировать огромные средства в эксклюзивные вина.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики