Меряясь индексами

Валовой внутренний продукт — плохой индикатор, но лучше него пока ничего придумать не удалось

Меряясь индексами

К статистике и ее методам всегда было много претензий, что нашло отражение в различных афоризмах. О том, что есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика, англичане говорили еще в XIX веке. В 21 веке американцы добавили, что статистика подобна бикини — она открывает то, что интересно, но скрывает то, что жизненно важно.

Когда Тимур Кулибаев приходит на работу, то средние доходы тех, кто находится в офисе фонда «Самрук-Казына», вырастают в несколько раз. Если вы слышите, что казахстанская экономика вышла из кризиса, а ваша личная экономика продолжает в него погружаться, это может значить, что Владимир Ким вернулся в известный список журнала «Форбс». Если ваша зарплата существенно ниже той, которую статистика указывает в качестве средней по отрасли или по профессии, это значит, что в вашу отрасль или профессиональную сферу зашел миллиардер.

Немалая часть валового внутреннего продукта Казахстана создается в Мангистауской области, но жителей Жанаозена это, судя по их регулярным акциям протеста, мало радует.

Причина и объект корректировок

В мае правительство объявило о том, что рост ВВП в Казахстане составил 7,1% вместо планировавшихся 2%. Комментарий Карима Масимова был несколько загадочным: «Теперь нам нужно посмотреть те базовые показатели, которые необходимо подтянуть, чтобы рост ВВП в первом полугодии в годовом выражении удержать на существующем уровне». Министр экономического развития и торговли Жанар Айтжанова пояснила, что прогноз будет пересмотрен в сторону увеличения, поскольку в основе прежних расчетов лежала формула «65 долларов за баррель» (подробнее см. «Все пошло в рост», «Эксперт Казахстан» № 19 от 17 мая 2010 года). Министр оговорилась, что ВВП формируется не только за счет цен на энергоносители, но осталось впечатление, что прогноз роста делается именно на нефтяной основе.

Вопрос о прогностических способностях нашего правительства поднимается постоянно, премьера и его министров не критикует только ленивый. Но пока что президент, в чьих руках судьба правительства, видимо, полагает, что не надо стрелять в министров — они считают, как умеют, поэтому коррекция управленческой команды затрагивает только вывески на министерствах.

Интересно другое — почему ВВП вырос, а жизнь большинства казахстанцев — производителей и потребителей, работодателей и работников, продавцов и покупателей — лучше не стала? И, самое главное, почему правительство продолжает пользоваться таким показателем, как ВВП, если он фактически отражает лишь изменение цены на нефть?

Точнее говоря, ВВП — это рыночная стоимость всех конечных товаров и услуг (то есть предназначенных для непосредственного употребления), произведенные за год во всех отраслях экономики на территории государства для потребления, экспорта и накопления. Но каким образом и кем произведенных — для расчета ВВП неважно.

Пол Самуэльсон, по учебникам которого учились нынешние министры, говорил, что ВВП — это маяк, который помогает политикам вести экономику к намеченным целям. Сегодня трудно себе представить экономические расчеты без использования этого индикатора. Но он появился лишь в 1934 году и первоначально использовался лишь в Соединенных Штатах. Но по мере того как США формировали под свои интересы и цели всю мировую экономику, ВВП стал использоваться на международном уровне.

Сегодня его главное достоинство — универсальность. Система национальных счетов ООН использует в качестве индикатора именно ВВП, поэтому методика расчета примерно одинакова во всех странах. Практически во всех странах даются прогнозы роста ВВП (обычно на год, порой — на квартал), правда, в США конечный результат всегда корректируется в сторону уменьшения, а в Китае и Казахстане — всегда в сторону увеличения.

Последняя серьезная попытка найти альтернативу ВВП была предпринята во Франции в 2008 году. Президент Николя Саркози создал специальную международную комиссию по измерению экономических достижений и социального прогресса, которую возглавили Нобелевские лауреаты Амартия Сен из Колумбийского университета и Джозеф Стиглиц из Гарварда. Эти ученые, известные своим критическим отношением к принятым в современном мире методам ведения и измерения экономики, выпустили специальный доклад, позднее адаптированный к массовому читателю и выпущенный в книжном формате.

На презентации исследования Джозеф Стиглиц сказал то, о чем все уже давно догадывались: «Критерии оценки влияют на то, что оценивается. Если измерять не то, что надо, то и действовать мы будем неправильно». И призвал к тому, что уже давно делается — к разработке новых инструментов оценки экономической ситуации.

В поисках альтернативы

Перефразируя известное высказывание Уильяма Черчилля о демократии, можно сказать, что ВВП — наихудший индикатор, если не считать всех остальных.

При этом недостатки ВВП всегда были очевидны для многих, что вызывало желание найти ему достойную замену. Самой известной и международно признанной альтернативой ВВП является Индекс человеческого развития (ИЧР). Его успешность связана, во-первых, с тем, что он разработан в недрах ООН, организации с самой широкой клиентской сетью, во-вторых, он включает в себя в качестве составной части все тот же ВВП (на душу населения). Доходы населения, дополненные доступом к образованию, средней продолжительностью жизни и рядом других показателей, составляют благосостояние, измеряемое ИЧР. В ежегодных отчетах по человеческому развитию на первые места выходят страны с развитой системой социального обеспечения — Норвегия, Исландия, Австралия, Канада. Причем страны весьма богатые, хотя изначально ИЧР создавался для бедных стран.

В отчете 2009 года Казахстан занимает 82 место из 182, входя в группу стран с высоким уровнем человеческого развития. Наши замечательные показатели в области грамотности и подушевого ВВП буквально убиваются разительно маленькой в сравнении с соседями по группе средней продолжительностью жизни — 64,9.

Созданный в 1995 году американской НПО «Новый взгляд на прогресс» («Redefining Progress») Индекс реального прогресса (Genuine Progress Index) стал попыткой гуманизировать ВВП путем разделения так называемых позитивных и негативных расходов. К последним относят расходы, связанные с загрязнением окружающей среды, преступностью и др. Зато рост времени, которое граждане страны тратят на отдых, ведет к росту ИРП.

В отличие от эклектичного ИЧР, создатели которого были вынуждены использовать для измерения благосостояния условные единицы, ИРП, как и ВВП, имеет монетарное измерение.

Как сказал известный французский экономист Альфред Сови, женитесь на вашей домработнице — и ВВП упадет, сожгите Париж — и ВВП вырастет. Действительно, с точки зрения ВВП домашняя работа не входит в состав национальной экономики, поскольку она бесплатная, зато восстановление разрушенного — входит, причем даже дважды, если разрушение оплачивалось. ИРП пытается учесть это. Если бы эксперты из «Нового взгляда на прогресс» поработали в Казахстане, то они записали бы в минус Индексу реального прогресса истощение природных запасов и загрязнение окружающей среды. Что касается родной Америки, то там с 80-х годов по нынешний день ВВП вырос вдвое, а вот ИРП остался на прежнем уровне.

Попытку использовать ИРП для создания нового индекса работы правительства — так называемого «зеленого ВВП» предприняли китайцы в 2004 —2006 годах. Однако он показал такие громадные потери от загрязнения окружающей среды, что в Пекине решили отказаться от его последующих публикаций. Сами расчеты, видимо, продолжатся, но их результаты будут доступны не всем. По мнению Всемирного банка, ущерб от загрязнения практически сводит к нулю рост ВВП в Китае.

Казахстанскому правительству, которое в последние годы озаботилось поиском рейтингов и созданием системы оценок работы государственных органов, следует быть очень осторожным. Чем больше в индексе человеческого фактора, тем он опаснее для правительства. Лучше измерять число школ и больниц, а не уровень образования и здравоохранения, лучше считать прорывные проекты, чем товары с надписью «Сделано в Казахстане».

Летом 2006 года появился Международный индекс счастья (Happy Planet Index), созданный НПО New Economics Foundation. В основе этого индекса лежит идея о том, что люди в большинстве своем хотят быть не богатыми, а здоровыми и счастливыми (исключение составляют одесситы, желающие быть богатыми и здоровыми одновременно). Индекс рассчитывается на основании трех показателей: удовлетворенности людьми своей жизнью, ожидаемой продолжительности жизни и «экологического следа» (по сути, ущерба, нанесенного человеком природе). Два замера (2006 и 2009 года) показали, что среди самых счастливых — жители не только Колумбии и Ямайки (что вопросов не вызывает), не только Кубы и Вьетнама (видимо, сказывается коммунистическая пропаганда), но и Гондураса, продолжающего беспокоить многих отечественных журналистов.

Казахстан в рейтинге счастья занял в прошлом году 91-е место из 143, оказавшись между Венгрией и Чехией. Мы обогнали США (114-е место) и Россию (108-е место), но серьезно отстали от Киргизии (61-е место) и Узбекистана (45-е место).

Международный индекс счастья, сопоставленный с отчетами Международной организации по миграции, явно требует комментария психоаналитика. Жители счастливых стран в массовом порядке хотят уехать в менее счастливые. Не иначе ими движет неосознанное стремление к страданию.

Проблема всех альтернативных индексов и показателей не в том, что они дают худшее представление о социально-экономических процессах, чем ВВП, а в том, что они не могут рассчитываться, предсказываться и корректироваться так же оперативно и регулярно. Поэтому все они выполняют вспомогательную и дополняющую по отношению к ВВП функцию, а заменить его пока не в силах.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?