«Аль-Джазира» в Америке

«Аль-Джазира» в Америке

Покупка «Аль-Джазирой» американского телеканала Current TV в очередной раз показала честолюбивые намерения эмиров из Катара. Они хотят получить место под солнцем, право претендовать на которое, по их мнению, им дают газовые и нефтяные миллиарды. В Америке многие думают, что без малого полмиллиарда долларов, которые финансируемая правительством Катара «Аль-Джазира» выложила за испытывающую серьезные финансовые трудности телекомпанию, основанную бывшим вице-президентом США Алом Гором, нужна катарцам лишь для того, чтобы потешить свое чрезмерно высокое честолюбие. Частично сторонники этой теории правы, но в любом случае арабский эмират получил плацдарм на территории Соединенных Штатов Америки.

Смена имиджа

«Аль-Джазира», надо отдать ей должное, в последние несколько лет значительно изменила свой имидж и превратилась в солидную медиакомпанию. А ведь поначалу созданный в 2006 году спутниковый телеканал, вещающий на английском языке, многие на Западе считали едва ли не рупором «Аль-Каиды». Поэтому катарская телекомпания никак не могла найти партнеров среди американских кабельных сетей. Сейчас все больше американцев считают ее не враждебным США СМИ, а высокопрофессиональной новостной компанией. Не случайно «Аль-Джазира» уже неоднократно получала журналистские награды в Америке - например, George Foster Peabody и George Polk в 2012 году. Показательно, что строгое американское жюри вручило ей премию Polk за профессиональное и объективное освещение недавних бурных событий в… Бахрейне.

Сейчас «Аль-Джазира» купила телеканал Current TV, созданный в 2005 году Алом Гором и Джоэлем Хьяттом как средство «гражданской журналистики» и левый конкурент Fox News.

Руководство Катара утверждает, что Current TV им понадобился для того, чтобы легче доводить до американских слушателей свою, катарскую трактовку событий, происходящих в Персидском заливе и в других регионах земного шара. Соединенные Штаты остаются супердержавой, и то, как освещаются ближневосточные события для американских телезрителей и политиков, может повлиять на политику Белого дома в этом регионе в целом и Персидском заливе - в частности.

«Приобретя Current TV, «Аль-Джазира” существенно расширит свою дистрибьюторскую сеть в США»,- прокомментировал эту покупку Ахмед бин Яссим аль-Тани, генеральный директор «Аль-Джазиры».

Манхэттен среди песков

В последние годы Катар успешно соперничает с соотечественниками из Абу-Даби, Дубая, Саудовской Аравии, Бахрейна, Кувейта, хотя сделать это непросто.

Свергнув в 1995 году отца, нынешний правитель Катара Хамад бин Халифа аль-Тани получил в управление крохотный эмират на Аравийском полуострове. Последние полтора с лишним десятилетия он денно и нощно работал над укреплением и развитием Катара и во многом преуспел.

По территории и населению Катар занимает места в конце и середине второй сотни стран, однако по доходу на душу населения (согласно данным МВФ – ок. 103 тыс. долларов в 2011 году) он – первый в мире. Среди лидеров Катар и по продолжительности жизни.

Главное богатство Катара - нефть и газ (14% мировых запасов), которые дают свыше 50% ВВП, примерно 85% поступлений от экспорта и 70% всех доходов. Экономика эмирата занимает пятое место на Ближнем Востоке, но она стремительно развивается. В 2011 году, к примеру, рост составил 18%.

О финансовом положении эмирата красноречиво говорят следующие цифры: ежегодный профицит бюджета Катара, по оценкам Рэйчел Зиемба, специалиста аналитической компании Roubini Global Economics, колеблется от 30 до 40 млрд. долларов.

Изменения, произошедшие в Катаре за последние годы, наиболее наглядно видны в его столице Дохе, которую благодаря небоскребам сейчас все чаще называют Манхэттеном среди песков.

Суверенный инвестиционный фонд Катара развернул бурную деятельность. Среди самых громких покупок - всемирно известный лондонский магазин Harrods и парижский футбольный клуб «Пари Сен-Жермен», который наверняка скоро пробьется в число сильнейших команд Старого Света.

То, что происходит сейчас с Катаром, просто и доходчиво объяснил политолог из Палестины Мустафа Баргути: «Помню времена, когда в Катаре было только два многоэтажных здания. Потом начался головокружительный рост. Имея такое экономическое богатство, Катар захотел и большего влияния - сначала в арабском мире, а затем и на международной арене».

Доху сейчас с удовольствием выбирают местом для своих встреч и конференций самые влиятельные и авторитетные мировые организации. В декабре там, к примеру, прошел климатический саммит COP 18.

Царство тени и прохлады

Через десять лет о Катаре узнают в самых отдаленных уголках земного шара: в 2022 году там пройдет чемпионат мира по футболу.

Главный футбольный турнир обойдется катарцам в копеечку. Уже сейчас называются астрономические суммы - порядка 220 млрд. долларов.

Все дело в климате. Лето на Аравийском полуострове и в Персидском заливе - самое жаркое время года. Столбик термометра чуть ли не каждый день поднимается за отметку 40 градусов и нередко добирается до 50. В таких условиях не то что играть в футбол - даже сидеть на трибунах и болеть опасно для здоровья. Однако на все попытки уговорить катарцев перенести турнир на зиму они отвечают категорическим отказом.

Генсек Оргкомитета Хассан аль-Тавади обещает разработать и построить не только полностью кондиционированные стадионы, но и охладить для болельщиков целые кварталы, чтобы они чувствовали себя комфортно при любой температуре.

В Катаре собираются инвестировать в инфраструктурные проекты, среди которых - и разработка принципиально новых систем кондиционирования и охлаждения воздуха, 137 млрд. долларов. Кроме привычной подачи охлажденного воздуха, в них будет активно применяться и система создания тени.

Аппетит, как говорится, приходит во время еды. Доха нацелилась и на Олимпиаду в 2020 или 2024 году. Послужной список катарской столицы впечатляет. В 2006 году эмират провел Азиатские игры. Кроме этого, в Катаре проходили крупные теннисные турниры, на которые приезжали лучшие спортсмены планеты. Недавно Катар организовал Кубок Азии по футболу, а затем – крупный легкоатлетический турнир «Алмазная лига».

«Мы думаем о будущем,- говорит шейх Сауд бин Абдулрахман аль-Тани, генсек НОК Катара,- и строим планы. Не исключено, что мы не остановимся на Олимпиаде и попытаемся получить право провести и другие крупные спортивные мероприятия».

Не чуждо и прекрасное

Катар ведет наступление на всех фронтах. Эмират быстро становится и одним из главных ценителей прекрасного. Он вышел на первое место по закупкам предметов искусства. Исследование газеты Art Newspaper показывает, что Катар участвовал в большей доле покупок предметов современного искусства за последние 7 лет. Причем покупают шейхи не все подряд, а работы таких общепризнанных мастеров, как, например, Энди Уорхол и Марк Ротко. Только за последние 7 лет, и только в США поклонники прекрасного из Катара потратили на предметы искусства около полумиллиарда долларов.

Бывший председатель аукционного дома «Кристис» Эдвард Долман сейчас работает старшим консультантом департамента музеев Катара. Ему предстоит отбирать экспонаты для нескольких музеев, включая Национальный музей Катара, который откроется в 2014 году.

«Катар хочет выполнить серию удивительных проектов в области культуры к 2022 году, когда здесь пройдет чемпионат мира по футболу»,- сообщил он газете Art Newspaper.

В 2011 году в Катаре открылся Арабский музей современного искусства, три года назад – Музей исламского искусства. Но самым грандиозным станет Национальный музей Катара - футуристический комплекс зданий, на создание которого известного архитектора Жана Нувеля вдохновила роза пустыни.

Главным коллекционером в Катаре является дочь эмира аль-Муасса бин Хамад аль-Тани, директор департамента музеев. В 2007 году она купила за 70 млн. долларов «Белый центр» Ротко. Но абсолютным рекордом для всех произведений искусства во всех категориях является покупка правительством Катара «Игроков в карты» Поля Сезанна за 250 млн. долларов.

Самые динамичные и энергичные

Неудивительно, что, обладая такими огромными материальными ресурсами, катарцы очень активно ведут себя как в бизнесе, так и в политике. Немало политологов считают руководство эмирата самым энергичным и динамичным в Персидском заливе. Арабским правителям вообще честолюбия и амбиций не занимать, но далеко не у всех имеются такие же, как у Катара, финансовые ресурсы для достижения своих целей.

Особенно энергично бьет через край энергия катарских властей в последние годы. Например, прошлой осенью Катар смог заставить компанию Glencore увеличить предлагаемую цену при поглощении горнодобывающего гиганта Xstrata, в который правительство Катара вложило большие средства. Благодаря вмешательству катарцев стоимость сделки выросла на 9%.

Несмотря на то, что Катар является такой же абсолютной монархией, как и все остальные государства Персидского залива, в Дохе - в отличие от соседей - с энтузиазмом встретили арабскую весну.

Катар сыграл важную роль в свержении Мауммара Каддафи и едва ли не первым потребовал ухода Башара Асада. Доха поддерживает правительство Мухаммеда Мурси и обещает миллиардные инвестиции в египетскую промышленность, в частности - в строительство нефтеперерабатывающего завода недалеко от Каира.

При этом катарцы слов на ветер не бросают. Они уже оказали египтянам финансовую помощь на 2,5 млрд. долларов. Скоро, заявил премьер-министр Катара Хамад бин Яссим аль-Тани после переговоров с президентом Мурси, эта сумма почти удвоится.

Некоторые из решений катарских властей, как, например, инвестиции в Xstrata или инвестицию крупного капитала в английский банк Barclays, можно считать дальновидными сделками. К таким же сделкам явно относятся и покупки больших пакетов акций крупных западных компаний, включая Shell, Hochtief и Volkswagen.

Вкладывая деньги в крупные компании на Западе, Катар повышает и свой политический вес на международной арене. Газовые миллиарды в этом случае приносят катарцам и политические дивиденды.

Политический вес Катара повышает и то, что западные гиганты типа ExxonMobil, Shell и Total сами вкладывают многие миллиарды в катарскую промышленность. Главным образом, конечно, в добывающую.

Катар все выше котируется на международной политической арене также благодаря контрактам на поставки сжиженного газа Японии, Китаю и другим странам.

Так что без особого риска ошибиться можно говорить, что на политическом небосклоне Ближнего Востока взошла новая яркая звезда под названием «Катар».

Статьи по теме:
Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор