Доллар — не валюта, ВВП — не индикатор?

Редакционная статья

Доллар — не валюта, ВВП — не индикатор?

Выступая на IV Казахстанском инвестиционном саммите в Алматы, министр индустрии и новых технологий РК Асет Исекешев сказал: «Главное для казахстанской экономики — обеспечить производство продукции с более высокой добавленной стоимостью, чем производится сейчас». Он, конечно, имел в виду программу форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР) и диверсификацию экономики. Но прозвучали его слова так, словно повышение добавленной стоимости — это едва ли не конечная цель экономической стратегии правительства. Поскольку суммированная добавленная стоимость — это не что иное, как валовой национальный продукт (ВВП), а он у нас в первом квартале вырос больше, чем ожидалось, и продолжает расти быстрыми темпами, то стоит ли тратить силы на его рост? Тем более что все правительственные эксперты, похоже, заняты преимущественно пересмотром и корректировкой прогнозных показателей.

От министра новых технологий было бы интересно услышать ответ на такой вопрос: мы собираемся импортировать новые технологии или создавать их самостоятельно? От этого зависит, помимо прочего, ответ на вопрос, нужны ли будут нашей экономике отечественные специалисты для НИОКР. Или узнать отношение правительства к внедрению каких-то новых технологий, которые позволят нашему обществу производить и потреблять меньше, чем раньше. Это, возможно, будет благом для общества, поскольку высвободит силы и время для чего-то другого — для образования, например, или для творчества. Но это снизит наш ВВП, значит, в соответствии с принятыми в правительстве взглядами вредно для экономики. В последнее время мы услышали немало слов о сомнительности прав доллара на звание золотой валюты, но вот ВВП в качестве универсального индикатора у нас под сомнение не ставится. Видимо, потому, что он нас пока устраивает.

Новая волна критики ВВП как золотого стандарта экономического прогресса пришла, как обычно, с Запада, но вызвали ее не доклады ученых, а статистика. В США и ряде ведущих экономик Европы был зафиксирован рост ВВП в конце прошлого года, причем достаточно серьезный, чтобы вызвать всеобщий подъем и рост экономической активности. Но уровень безработицы остался прежним, нет даже намеков на его снижение. Поэтому снова раздались вопросы: что измеряет ВВП и что означает его рост для экономики и для общества?

Из глав государств подобным вопросом задается, кажется, лишь президент Франции Николя Саркози. Еще в 2008 году он пригласил группу ученых во главе с известными (преимущественно своими критическими взглядами на современный капитализм) учеными Джозефом Стиглицем и Амартией Сеном. В своем докладе, презентованном в прошлом году, они фактически повторили то же, что говорили прежде — что ВВП учитывает много ненужных и вредных вещей, зато не учитывает вещи хорошие и нужные обществу и отдельным людям. Правда, призыва вообще отказаться от ВВП в пользу того же Индекса человеческого развития (ИЧР), в разработке которого участвовал Амартия Сен, тоже не прозвучало.

То, что сам по себе ВВП как агрегированный индикатор множества процессов внутри национальной экономики нужен и важен лишь статистикам и экономистам, неудивительно. Ведь именно они работают в статагентствах и других подобных организациях. А те индексы, которые были в последние годы, разработаны различными неправительственными организациями и предложены в качестве альтернативных ВВП, по-своему оригинальны, но на всеохватность и универсальность претендовать не могут.

Видимо, в ближайшее время произойдет не отказ от ВВП (он слишком удобен и привычен, чтобы от него отказываться), а его дополнение двумя видами индикаторов. Международно признанные, за которыми стоят структуры ООН (например, широко используемый уже сегодня ИЧР), будут наравне с ВВП применяться для сравнения с другими странами и составления различных рейтингов. И национальные, каждая страна будет создавать и использовать для своих собственных потребностей и с учетом своей специфики.